Глава двадцать шестая. Прибытие в «гадючье гнездо»

К зданиям мы так и подъехали молча. Ближайшее из них, справа, было недостроенным. С одного края у него было возведено три этажа из красного кирпича, с другого же всего два. Возле этой заброшенной стройки и возвышался подъемный кран, который я заметил издалека.
Здесь уже начинался вполне неплохо сохранившийся асфальт, который покрывал прямую, уходящую вдаль дорогу — единственную улицу этого небольшого поселка. Впрочем, скорее не поселка — жилых домов я тут не увидел, — а некоего промышленного городка.
Слева от дороги я заприметил большие цистерны для горючего, а рядом с ними — обветшавшую бензозаправку, возле которой навечно застыл ржавый пожарный автомобиль.
Но подробно мне оглядеться не удалось. Из-за окружавшего стройку забора на шум нашего грузовика вынырнули три мрачных типа в черных куртках и направили на кабину автоматы. Но, заметив в ней Никирова, оружие опустили, но не убрали, продолжали держать в руках, все так же мрачно разглядывая нас через стекло.
— Одну минуту, — успокаивающе глянул на нас с братом старик, открыл дверцу и выбрался из кабины.
Сергей, не выключая двигателя, заметно подобрался, кинул взгляд на стоявший возле дверцы автомат и стал внимательно следить за происходящим. Я, разумеется, тоже. Свой автомат я и вовсе обнял пальцами за цевье, в любую секунду готовый подхватить его и открыть огонь.
Мой пожилой однокашник неспешно, с достоинством, с неким даже, как мне показалось, напускным превосходством подошел к бандитам — определенно, это были именно они, — и отчетливо, так что прекрасно услышали и мы, произнес:
— Все в порядке. Не утруждайте себя напрасно, господа.
— Кто это? — мотнул в нашу сторону головой один из бандитов. — Уж не те ли, кто замочил наших?
— После того как ваши хотели уничтожить их, — сказал Игорь Владимирович.
— Не уничтожить, а схватить!
— А в случае невозможности захвата — уничтожить, — дополнил высказывание бандита старик. — Они всего лишь защищались.
— Щас мы их тоже защитим… — поднял и навел на лобовое стекло автомат один из троицы.
— Нет! — прикрикнул старик. — Я запрещаю!
— Чего вдруг? — прищурился тот, кто разговаривал с Никировым до этого. — У нас с вами уговор: не лезть в дела друг друга. А это как раз наше дело, не ваше.
Судя по всему, старику нечем было крыть. Он раздраженно пристукнул клюкой по асфальту и выдавил сухо и злобно:
— Только не здесь! Это наша территория. По уговору мы лишь позволяем вам на ней находиться.
— Не вопрос, — ухмыльнулся бандит. — Ведь эти лохарики к «свободовцам» направляются, за своей телкой? Ну, мы им почетный эскорт организуем.
Он кивнул своим шестеркам — судя по всему, он был среди них главным, — коротко бросил им что-то неразборчивое, и все трое направились куда-то вдоль забора, ненадолго скрылись за ним, а потом раздался шум мотора, и на дорогу выкатил открытый джип. Бандиты, которых оказалось уже пятеро, сидели в нем и многообещающе скалились в нашу сторону. Потом главный коротко махнул рукой, и джип неспешно покатил вдаль по улице.
Игорь Владимирович вновь подошел к грузовику.
— Вот видите… — словно извиняясь, пробормотал он.
— Ерунда, — мотнул головой Сергей. — Вы нам только зомби вернуть не забудьте.
— Не забуду, — вздохнул старик. — Только, может, все-таки лучше не стоит?
Мой двоюродный брат промолчал. Лишь сильно, так, что желваки заиграли на скулах, стиснул зубы.
— Стоит, — ответил я за нас обоих. — Иначе просто нельзя, ты пойми…
— Я давно разучился понимать такое, — сказал Никиров с какой-то затаенной грустью. — Ну да ладно. Бог вам в помощь!..
— Бога нет, — сказал я.
— Ты утверждаешь это даже после того, что здесь увидел?..
— Здесь-то уж его точно нет. А вот дьявол — пожалуй… Готов даже поверить, что он и впрямь вашу чертову Зону создал!
— Но ведь мир — биполярный. Раз ты не отрицаешь существование дьявольских сил, не будь столь категоричен и по отношению к божеским.
Я не нашелся, что на это ответить. А Серега не дал мне времени на обдумывание.
— А ну кончай треп! — рыкнул он на меня. — Про Анну уже забыл?
Я прикусил губу. Вот ведь и впрямь, нашел я время для богословских споров. И с кем! И где!..
Но посокрушаться брат мне тоже не дал. Он воткнул передачу, газанул, и наш грузовик рванулся вперед. Как поется в песне, «на бой кровавый, святой и правый»… Я бросил взгляд в зеркало заднего вида. Мой седобородый однокашник махал нам вслед клюкой, а может, мне трудно было уже разобрать, крестил нас ею.
Я думал, Сергей помчится вперед так быстро, насколько позволят возможности машины. Но он, напротив, сбавил скорость и поехал медленно-медленно; мне даже захотелось выпрыгнуть и пойти пешком — быстрей бы получилось! Я вопрошающе посмотрел на брата. Он все понял без слов. И пояснил:
— Не стоит лезть на рожон. Я пока не чувствую зомби, а без них нам стопроцентная крышка. Тем более, бандиты могли приготовить нам встречу где-нибудь еще до лагеря «свободовцев». Конечно, с пятерыми у нас есть шанс справиться, но лучше напрасно не рисковать.
— А где вообще этот лагерь? — спросил я. — Ты ведь его видел, когда вы ходили освобождать Вентилятора?
— Видеть-то видел, но только издалека. И мы ведь заходили с другой стороны. Впрочем, ориентиры там хорошие — водонапорная башня и башенный кран, так что не промахнемся.
— Кран? — встрепенулся я. — Но мы ведь уже были возле крана!
— Это другой. Я сначала тоже подумал на него, но там все по-другому выглядело. И здесь ведь не было башни. — Серега хорошо понимал мое волнение и, не снимая рук с баранки, пихнул меня локтем в бок. — Да ладно, не переживай ты! Найдем мы этих паразитов.
— Что паразитов, — вздохнул я, — нам бы Анну найти.
— И Анну найдем. Будь уверен!
Все это время я смотрел не на брата, а вперед, стараясь разглядеть за деревьями, растущими вдоль дороги, перечисленные им ориентиры. И вот — показалось или нет?.. — я вроде бы разглядел совсем неподалеку, в образовавшемся меж ветвями просвете, стрелу башенного крана. Но тут же новые деревья закрыли ее от меня.
— Там вроде бы кран… — ткнул я вперед пальцем.
Брат ничего не ответил. Я повернулся к нему и увидел на его лице ту самую сосредоточенность и отрешенность от всего постороннего, которые приходили к нему во время «подключений». Он даже остановил машину, заглушил двигатель и замер, слегка склонившись к баранке.
Я стал терпеливо ждать. Ведь и на самом деле самым важным сейчас для нас было вернуть наших «солдат» — сталкеров-зомби. Я очень надеялся, что Никиров не забыл про свое обещание. И надеялся также, что Сергей не потерял по какой-то причине своих навыков.
Мои опасения оказались напрасными — и мой постаревший однокашник не забыл про свое обещание, и брат по-прежнему мог контролировать зомби, о чем он, выйдя из своего «ступора», мне сразу же и сказал. Кроме того, он добавил:
— Странно, но я совсем перестал чувствовать мутантов…
— А ты их чувствовал?
— Конечно. Тут их предостаточно. И слепых собак, и псевдособак, и кабанов, и еще всякой гадости хватает, с которой мы прежде не встречались… Точнее, хватало. И довольно-таки рядом, и подальше. Я их постоянно чувствовал. А сейчас — тишина. Словно все разбежались. И это мне не очень нравится…
— Не нравится? — удивился я. — Но ведь это же хорошо!
— Я не люблю, — нахмурился Сергей, — когда что-то происходит не так, как должно происходить.
— Ну, это и в самом деле странно. С чего вдруг они разбежались? Нас испугались? — попытался пошутить я.
— Не думаю, — не понял или не принял мою шутку Серега. — Скорее всего, кто-то заставил. И не собирает ли этот «кто-то» всю эту мерзость в одном месте, чтобы потом разом направить…
— На нас?..
— А на кого еще? — посмотрел на меня брат. — То есть это только лишь мое предположение, но я предпочитаю готовиться к худшему.
— Но надеяться-то все равно нужно на лучшее! — воскликнул я. — Может, этот «кто-то», наоборот, нам помогает.
— С чего бы вдруг?
— Ну, не знаю… — пожал я плечами. И тут вдруг меня озарило: — А что если… Что если это Игорь Владимирович увел мутантов?.. Ведь ты их перестал «слышать» как раз после того, как вновь стал контролировать зомби?
— Ну да, сразу… — сказал и задумался Сергей. Он побарабанил пальцами по рулевому колесу и произнес: — Вообще-то Никиров мне, откровенно говоря, не особо понравился. Но все может быть. Тем более, помнишь, он упомянул о какой-то идее? Дескать, скажу, когда поедете назад… Вдруг для него это нечто настолько важное, что он решился нарушить свой «джентльменский» договор со всем этим отребьем?
— Вот именно! — обрадовался я. — Наверняка это он и сделал! А договор он, по сути, не нарушил. Он ведь не направил этих мутантов на «свободовцев».
— А между прочим, мог бы, — угрюмо буркнул мой двоюродный брат.
— Но тогда он точно нарушил бы данное слово. А он, как я понял, честный человек.
— Честный!.. — презрительно фыркнул Сергей. — С волками жить — по-волчьи выть. Слышал такую присказку? — Вопрос был риторическим, брат не стал дожидаться моего ответа. Он завел мотор и внимательно посмотрел на лежавшую перед нами дорогу. — Что ты там говорил про кран?..
— Я видел за деревьями башенный кран, — ответил я на последний вопрос. — Очень близко. Сейчас его снова закрыли ветки.
— Ничего, и так не заблудимся. Дорога тут одна… — Сергей вдруг подался вперед и дернул подбородком. — Ты лучше туда погляди.
Я посмотрел на дорогу и увидел медленно двигающийся в нашу сторону автомобиль. Я хотел было попросить у брата свой бинокль, но уже и без него узнал в этой машине знакомый открытый джип с бандитами. Не сказать, чтобы меня это сильно встревожило; все-таки их было только пять, а нас, с учетом мертвых, но по-прежнему умеющих стрелять сталкеров, — тридцать пять.
— Выведешь зомби? — спросил я.
— Погоди, пусть подъедут поближе. Если подъедут. Что-то они слишком уж по-черепашьи ползут.
Бандиты и впрямь вели себя странно. Джип ехал все медленней и медленней, а вскоре и вовсе остановился, не доезжая до нас метров сто.
— Может, там аномалия? — предположил я.
— В ту-то сторону они проехали. Не за пять же минут аномалия выросла!
Вообще-то я понятия не имел, насколько быстро образуются аномалии, поэтому слова брата меня не убедили. Другое дело, что мы теперь оба поднаторели их вовремя обнаруживать, не без помощи датчиков, конечно, так что днем и на открытой местности мы теперь «подарочков» Зоны не очень опасались. Но ведь и бандиты далеко не новички, вряд ли они испугались бы аномалии — в любом случае, могли бы ее объехать, места хватало.
— Опусти стекло со своей стороны и приготовь автомат, — сказал Сергей и сделал то же самое.
Я выполнил приказ и стал ждать новых указаний от брата. Очень хотелось высунуть «калаш» и начать поливать огнем этих мерзавцев в черных куртках, но я понимал уже, что сколь бы ни мала была боевая группа — пусть и всего из двух человек, как у нас, — в ней все равно должен быть командир. И только один. Иначе если каждый будет действовать сам по себе — как говорится, кто в лес, кто по дрова, — ничего хорошего не получится.
А бандиты между тем подняли автоматы и выпустили несколько очередей в нашу сторону. Но, странно, ни одна пуля даже не задела наш грузовик! Слабо верилось, чтобы эти люди не умели стрелять. Что же тогда? Что они хотели сказать своей непонятной стрельбой? И почему джип вдруг развернулся и опять покатил в ту сторону, где я видел стрелу крана? Напоследок один из бандитов повернулся к нам и выстрелил еще. И вновь — мимо нас.
— Заманивают, — сказал Серега. — Запереживали, небось, что мы долго не едем, вот и решили подразнить.
— Зачем дразнить? — нахмурился я. — Почему не стрелять сразу по нам? Они ведь вряд ли знают, что мы везем зомби, а с нами двоими у них был большой шанс справиться.
— Видимо, мы зачем-то нужны им живыми. Даже скорее не им, а «свободовцам». Может, те и нас с тобой приговорили к смертной казни и хотят провести церемонию со всей необходимой атрибутикой.
— Или они хотят, чтобы мы лично увидели, как они казнят Анну, — очень тихо сказал я.
— Это мы еще посмотрим, кто кого сейчас казнит! — процедил сквозь зубы брат и рванул грузовик с места.
Смешно сказать, но ехать-то оказалось — всего ничего. Бандитский джип скрылся за стоявшим поперек дороги ржавым остовом автобуса, и я думал, что он катит себе и катит вдаль. А на самом деле сразу за автобусом от дороги шла отворотка влево. Она вела к железным, тоже насквозь проржавевшим воротам в заборе из серых бетонных плит, возле которых и стоял пустой джип. За этим забором скрывалось несколько невысоких бетонных построек — что-то вроде длинного ангара или склада, трехэтажного, явно промышленного корпуса с двумя рядами окон и кирпичного здания справа от них размером поменьше. Но главное — позади этих построек высилась водонапорная башня из красного кирпича, а между забором и промышленным зданием стоял башенный кран. Через стрелу этого крана была переброшена длиннющая веревка, и на ней висела… наша Анна.

Категория: Андрей Буторин - Клин | Дата: 7, Сентябрь 2012 | Просмотров: 66