ДЕЗЕРТИР — 2

В кабине было тихо, тепло, уютно. Дезертир опасался развивать большую скорость, все же он был водитель неопытный, старался держать не меньше тридцати и не более сорока километров в час. За «КамАЗом», видимо, ухаживали любовно: машина бежала очень ровно, на рытвинах почти не трясло.

— Наверное, это не простой грузовик, а специальный? — сам у себя весело спросил Дезертир. — Тут же все почти специальное. Большая земля любит Зону, шлет сюда самое лучшее. Войска на кордоне стоят едва одетые, нехватка во всем, кроме патронов, а тут — получай, что хочешь! И «КамАЗы» можно специальные сделать, и… Стоп, стоп!

Даже нога дернулась на педали тормоза, но Дезертир сейчас приказывал не ей, а своим мыслям. Рано впадать в эйфорию, и уж совсем не стоит сходить с ума. Какие еще специальные «КамАЗы»?

— Если даже самые обыкновенные! Если даже обыкновенные «КамАЗы» и обыкновенные БТР, что это меняет? Ведь эту технику надо сюда как-то доставить! — Он на миг предположил, что существуют какие-нибудь сверхсекретные тоннели, дороги в Зону из-за периметра. Но нет, это было бы слишком уж фантастично. — Большие вертолеты? «Летающие подъемные краны»? Наверное, так и есть. Или по частям, а тут, в Зоне, где-то есть сборочные цехи, на базах группировок это запросто можно устроить. Правительства, заинтересованные в артефактах, давно поняли, что спецслужбы не могут контролировать Зону, люди сходят с ума. И тогда они позволили людям жить здесь самостоятельно, свободно. Вот чем эти психи так гордятся!

Начался лес. по обеим сторонам шоссе теперь стояли деревья. Дезертир почувствовал, как забилось сердце: если сейчас навстречу попадётся тот самый караван «Свободы», возвращающийся с базы, — не разминуться.

— Не думать, не думать! — бормотал он себе под нос. — Повезет. Везло в Зоне с самого начала, повезет до конца! Только так здесь живут, хотя так же и умирают… Свобода и драйв, черт бы их взял, вот что такое Зона для сталкеров и бандитов! Ну, а для тех. кому не повезло, для тех, кто напуган на всю оставшуюся жизнь и ютится на выселках, как команда Червя, — что остается для них? — Он покосился на приклеенную к бардачку фотографию Памелы Андерсон. — Для них Зона — вечный кошмар, они рабы. Такова плата за свободу, такова цена игры. Может случиться что-то похуже смерти, и это лишь увеличивает драйв!

Дезертир расхохотался. Вот, оказывается, как просто можно раскрыть главную тайну Зоны. Ну, а Исполнитель Желаний, Кристалл, Монолит, эксперименты над людьми, выбросы и артефакты, аномалии и мутанты — все это мелочи, декорации.

— Прекратить истерику! — приказал он себе и одной рукой добыл из кармана сигарету.

Когда Дезертир прикурил и поднял глаза на дорогу, прямо перед машиной оказались бредущие толпой мутанты. Оглянулся излом, тут же из-под грязного плаща вылетела его уродливая конечность, будто тварь пыталась остановить грузовик. Дезертир надавил на педаль газа, и все эти мерзкие фантастические существа превратились в дробь ударов по укрепленному капоту. Мелькнули тяжелые, страшные глаза, но контролер не успел проникнуть в мозг водителя. В итоге самый большой ущерб нанес все же излом — на стекле появилась трещинка.

— Ну и силища! — перевел дух Дезертир. — Но «КамАЗ» сильнее! Э-хе-хей!!! Передавим всю мразь!

Мразь, впрочем, пока не сдавалась. Совсем рядом появилась уродливая морда псевдогиганта, мутант успел вскочить на подножку. Одной рукой схватив шоттан, Дезертир едва не выпалил, но вовремя сообразил, что стекло ему еще пригодится. Совсем бросив руль — спасибо колее! — он покрутил ручку, немного опуская прозрачную защиту, и просунул ствол в щель.

Псевдогигант упал лишь после второго выстрела, унеся с собой зеркало заднего вида. Перезарядив оружие, Дезертир приоткрыл дверь и осмотрел левый борт. Так и есть — еще два гостя нашли, за что зацепиться. Он снова выстрелил. Дробь начисто снесла зомби одну из гнилых рук, ноги бывшего человека поволочились по земле и попали под колесо, а вот его более ловкий товарищ успел подтянуться и забраться в кузов.

— Сволочи! — Дезертир захлопнул дверь. — Еще зайцев мне не хватало. Хотя… Если будут вести себя тихо, то почему бы и нет? Нам по пути!

Но не все незваные гости собирались вести себя тихо. У другой двери появилось гибкое тело химеры, крепкие когти заскребли по стеклу. Тянуться туда Дезертир опасался, а тут еще отвлек внимание новый персонаж — прямо перед ним, словно в фильме ужасов, появилась мерзкая рожа излома. Мутант был весь в черной крови, гипертрофированная конечность тянулась к ручке двери.

— Ты же мне обзор закрыл! — только и выговорил Дезертир, почувствовав, как обожгла бедро выпавшая изо рта сигарета. — Мразь.,. Ладно, иди сюда. Забыв о химере, он снова опустил немного стекло.

— Иди сюда! Не трону! Иди сюда!

— Не убивай!!! — в кабину ворвался визг излома. — Я спрыгну, я спрыгну!

Мутант подтягивался к подножке, оставляя на лобовом стекле кровавые полосы. Собираясь прикончить его, Дезертир уже поднял руку с шотганом, но в последний момент излом и в самом деле спрыгнул.

— До чего хитрая тварь! — не одобрил его поступок Дезертир.

Захрустело стекло справа. Невероятно, но химера и правда исхитрилась процарапать его насквозь. Тварь теперь почти не была видна за потерявшим прозрачность материалом, но и так понятно: химера не остановится и пробьется-таки в кабину. Не раздумывая, Дезертир вскинул шотган и выпалил, вместе с остатками стекла химера исчезла.

— Поздравляю с разгерметизацией! — сказал он под гул ворвавшегося в кабину ветра. — Кто следующий?

Однако пока никто не показывался, даже зомби если и оставался в кузове, то вел себя действительно тихо, как порядочный заяц. «КамАЗ», через педаль газа чувствуя возбужденное состояние водителя, бежал теперь под шестьдесят километров в час, лес кончился.

— Все к лучшему пока, — сделал вывод Дезертир. — Надеюсь, мы уже проскочили поворот к базе «Свободы»;?

Доказательство противного появилось незамедлительно. Справа, за поросшим бурьяном полем, показался караван, все в том же составе. Дезертир сперва решил,, что как раз успевает с ними разминуться, но шоссе, оказывается, делало длинный плавный поворот, и избежать встречи с БТР никак не получалось.

— Сволочи, не могли обождать пару минут!

Он крутанул руль влево, вырываясь из колеи, и понесся по полю. Тут тоже хватало живности, но попроще: из-под колес разбегались крысоволки, кабаны, какие-то неуклюжие мясистые существа, лишь отдаленно напоминавшие огромных, жирных, ощипанных живьем кур. Через разбитое стекла донеслись выстрелы, Дезертир инстинктивно пригнулся, но удар принял на себя укрепленный кузов.

— Простите за доставленные неудобства! — проорал он, обращаясь к зомби-зайцу, и заложил крутой вираж, въезжая на улицу какого-то городка.

И снова бились о капот мутанты, снова тянулись когтистые лапы к водителю. Уже совсем почувствовав себя героем Голливуда, Дезертир прижимался к стенам, соскребая с бортов порождения Зоны. Кто-то прыгнул на крышу кабины, и водитель отважно высунул в окно руку, выпалил вслепую. Кажется, получилось.

Оставив поселок позади, он снова постарался взять правее, рассчитывая вернуться на шоссе. Плевать, что оно напоминает иллюстрацию к Судному Дню, главное, что идет на запад. Заблудиться — страшнее всего, между тем ни карты, ни компаса нет, а по небу все быстрее несутся тучи.

— Да ведь они указывают направление! — вспомнил Дезертир. — Если только ветер не изменился, что вряд ли. Сегодня праздник запада, большой карнавал. Привет войскам коалиции!

Вскоре он перестал нервно поглядывать в уцелевшие зеркала — его, конечно же, никто не преследовал. Не в том направлении Дезертир ехал, чтобы нашелся дурак, готовый помчаться следом даже на танке.

С ходу преодолев водную преграду в виде небольшого ручейка, «КамАЗ» въехал на невысокий холм, и тут все же пришлось остановиться. Внизу шли кабаны, огромное стадо — несколько тысяч голов. Отсюда, сверху, они выглядели отарой, не хватало только пастуха-излом а с длинной конечностью вместо кнута и слепых псов в роли овчарок.

— Вот как оно все начинается! — с замиранием сердца вздохнул Дезертир. — Впечатляет, ничего не скажешь. Таких гудками не разгонишь, придется пропустить.

Используя вынужденную паузу, он схватил автомат и выбрался наружу. И вокруг хватало тварей, но все они были заняты сверхважным делом: торопились на запад. Человек, если не оказывался прямо на пути, не слишком интересовал мутантов.

Осторожно обойдя машину, Дезертир заглянул в кузов и добил прошитого пулеметами БТР зомби. Не поленился даже выкинуть тело — так спокойнее. «КамАЗ» теперь выглядел настоящей боевой машиной: весь в крови и внутренностях врагов. Снова забравшись в кабину, Дезертир закурил и попытался успокоиться.

Часы на приборной доске показывали половину восьмого. И когда пролетело время? Уже вечер, и надо спешить. Или следует ждать до темноты? Тогда прорыв, или выброс, начнется не раньше десяти, на его волне и надо попробовать ворваться в укрепления коалиции. Сумасшедшая затея, но как еще бороться с сумасшествием Зоны?

Дезертир опустил зеркало и рассмотрел себя.

— Да уж, бесполезно и пытаться заговорить с солдатней.

В корке грязи, покрывавшей его лицо, едва угадывалась перевязка, наложенная Кварком. Зато лоб снова кровоточил, и сквозь нее проступило багровое, пятно, выглядело это украшение жутковато. Одно ухо свободно, а другое почти полностью скрыто под бинтом. Переломанный нос смотрит чуть набок, хотя почему-то совершенно не болит. На щеке шрам, он выглядит очень старым.

— И как меня Норис опознала в таком гриме? — Он потрогал рубец. — Замаскировался я не хуже Клоуна. Даже останься у меня военный билет, никто не поверит, что на фотографии я. Отмыться, что ли?…

Он огляделся. Нет, обстановка не располагала отходить от грузовика, то и дело кто-то совсем рядом выл, рычал, вопил почти человеческими голосами… Кабаны наконец прошли, и Дезертир поехал дальше. Ему везло: ни разу он не уперся в непреодолимые препятствия, ни разу даже не пришлось отклоняться от задуманного маршрута. Спустя четверть часа он снова оказался на шоссе, только наезженной колеи здесь уже не было.

— Значит, грузы поставляются только по воздуху! — сделал вывод Дезертир. — Вот и отлично. Хотя мне-то теперь какая разница?

Еще дважды он врезался в группы бегущих на запад мутантов. Теперь Дезертир разгонялся как следует, уцепиться за мчащуюся машину никому не удалось. Через час пути он увидел свой последний ориентир: водонапорную башню. Норис сказала. что башня — одна из легенд Зоны. Многие утверждали» что своими глазами видели, как она рушится, но башня каждый раз оказывалась цела.

— Дальше пока нельзя… — Он съехал с шоссе, развернулся у небольшой рощицы и остановил «КамАЗ», готовый стартовать по первому сигналу.

Вот только каким должен быть этот сигнал? Как не -прозевать нужный момент — получасовой примерно промежуток от начала массированного прорыва до первых залпов артиллерии Второй линии, накрывающей заранее намеченные квадраты? Через этот огонь не пройти, тут Дезертир не строил иллюзий.

Глушить мотор он побоялся, зато отважился отойти от машины на несколько шагов, чтобы лучше слышать бой. Со стороны кордона, находившегося всего в километре, слышалась бесконечная трескотня пулеметов. Пока они держались, но ведь и атаковали их одиночки.

Солнца не было видно за тучами, сумерки необычно рано опустились на этот участок Зоны. Дезертир нервничал. Стараясь ни о чем не думать, он обошел «КамАЗ» и пристрелил двух зомби, которые, похоже, просто проходили мимо. Пулеметчики на блокпосту патронов не жалели, били уверенно, по-стахановски.

— Вот когда они заткнутся, будет пора, — сделал вывод Дезертир. — Пусть пройдет первая волна, накроет огневые точки, соберет мины, тогда и я… Если сам не захлебнусь в этой волне.

Зона, будто разумное существо, копила силы и ждала темноты. Блокпост продолжал мерно, уверенно отстреливаться, и Дезертир начал ненавидеть солдат.

«А может, и прорыва никакого не будет? — думал он, нервно расхаживая у «КамАЗа» и почти уже не обращая внимания на ползущую по шоссе армию тьмы. -Тут ведь вряд ли наши стоят, и не украинцы, конечно. Немцы или даже американцы… У них снабжение, наверное, не чета нашему, и оружие другое, и оборудовано все лучше. Будут валить и валить нечисть из-за бруствера, пивко попивая. Как раз под орешки и я появлюсь, одинокий герои с больной головой».

Не в силах сохранять спокойствие, Дезертир забрался на кабину, огляделся. О том, чтобы убраться назад, не могло быть и речи: все шоссе заполонили разнообразные твари. Не прорваться, колеса просто забуксуют, намотав, на себя сотни метров гнилых кишок.

— О чем я думаю? — Он обхватил руками голову, сел. — Назад нельзя, нельзя! Пусть уж лучше американцы пристрелят.

Верхушка водонапорной башни вдруг полыхнула голубым. Полуослепший Дезертир несколько секунд находился в оцепенении, а потом скатился вниз, схватил рюкзак. Выброс начался! Шум вокруг машины резко усилился, мутанты, давя друг друга, побежали. Случайно взглянув в зеркало, Дезертир увидел, что волосы у него стоят дыбом.

Трясущимися руками распаковав аптечки, он горстями стал забрасывать таблетки в рот. Плевать, какие именно! Выброс убьет его, если ждать. Зона каждый раз придумывала что-то новенькое, но на Большой земле внимательно следили за ее выходками глазами ученых-ботаников и слали все более совершенные лекарства. Дезертир плохо понимал по-английски, но узнавал отдельные слова: радиация, ультрафиолет, магнитные аномалии… Едва не подавившись, он с маху проглотил, почти не запивая, штук двадцать из тех, что попались под руку, и с трудом заставил себя остановиться, почувствовав тошноту.

— Хватит, хватит… — вслух сказал он и быстро отыскал желудочное снадобье. — Все равно от всех бед не застрахуешься, но если так продолжать, или сдохну прямо здесь, или то, что проглотил, сблюю.

И все же Дезертир не удержался, напоследок сделал себе два укола: антишок и еще что-то, насколько он смог разобрать, «общеукрепляющее и бодрящее». Благо, использовать снадобья предполагалось в боевой обстановке, так что управиться с конструкцией было просто — сорвал колпачок, воткнул себе в ногу иглу прямо сквозь одежду и надавил на поршень.

— Все! — пообещал он сам себе, растирая саднящие от инъекций ляжки. — Теперь все. Наверное, больше никогда уж не придется.

Он закурил, хлебнул из фляги убитого «должника» какой-то крепкой дряни. Оставалось надеяться, что алкоголь и лекарства не помешают друг другу.

— Господи, ну почему я так боюсь? — В зеркальце он видел свое перекошенное лицо. — Ведь не было такого в Зоне, не было! А теперь…

Теперь начинался выброс, и сохранить психику было невозможно. Дезертир похлопал себя по щекам и замер, нервно барабаня пальцами по рулю. Именно сейчас Зона последний раз пыталась его достать, изменить самую суть, лишить спосооности рассуждать.

Как ни громко палили на блокпосту до сих пор. теперь бойцы неизвестной державы превзошли себя: грохот стоял, как на «тяжелой» дискотеке. Похоже, в ход пошли еще и минометы, а может быть, это рвались заряды под ногами и лапами хлынувшего к брустверу потока мутантов. Дезертир бросил взгляд на шоссе и вздрогнул: оно почти опустело.

А еще темнело, быстро и окончательно. Он тронулся, медленно выехал на шоссе и снова остановился, выжидая момент для последнего рывка. В разбитое окошко правой двери тут же сунулся излом.

— Дружочек, я…

Дезертир выстрелил прежде, чем успел что-нибудь подумать. Похоже, спокойствие к нему вернулось.

«О чем я думал, когда обирал «должников»? Пять пар ботинок было, а я даже не вспомнил… Босой ухожу».

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 3 215