ПОГОН — 6

Варг так и не пришел. Перед самым закатом Погон набрался достаточно смелости, чтобы выйти из домика и залезть вместе с рюкзаками на крышу. Вокруг снова бродили семейки уродливых кабанов-убийц, и это зрелище впервые доставило Погону наслаждение. Он неплохо устроился наверху, улегшись на согретый солнцем, ржавый лист металла, но с наступлением темноты настроение испортилось — Варг не пришел.

«Что ж, скорее всего, ему не повезло. Обычное дело, одиночкам в Зоне трудно. Наверное, встретил как раз вот эту тварь… Собаку. Разговор наш не состоится, я снова один. Похоже, надо вернуться к Клоуну, пытаться что-то разведать самостоятельно — безумный риск», — печально размышлял Погон, разбираясь в содержимом второго рюкзака.

Тут аптечек не было, почти все, что в него было сложено, — приборы. Некоторые детекторы, эти он узнал, большинство никогда прежде не видел.

«Товар все же, — подумал он. — Может, отдать другому барыге? Но его еще нужно найти, а потом Варг говорил, что Клоун насыпал для странных парней дешевки на первый раз. Кроме того, выйдет, что я украл эти вещи… Скажут: крыса! Значит, только к Клоуну».

Около полуночи на северо-востоке стреляли из пулеметов, и, насколько мог судить Погон, происходило все на ближайших постах Клоуна. Это отбило у него всякую охоту что-либо предпринимать ночью — укокошат, не спрашивая, кто такой. Он лежал, час тянулся за часом, ничего особенного больше не происходило.

«Мелочи по лестнице не взобраться, — наконец решил Погон. — А серьезные твари в темноте меня все равно достанут, я даже не знаю, как с ними бороться».

Он уснул и во сне снова увидел страшную собаку. Тварь опять была будто размыта, зато Погон увидел, как она прыгнула на парня со снайперской винтовкой и мгновенно перекусила ему шейные позвонки. Потом собака тащила добычу в лес, куда-то далеко, и на траве оставалась кровавая дорожка. Винтовка осталась лежать у ограды, остальное оружие, хорошо закрепленное, отправилось с мертвым хозяином в последний путь.

Погон открыл глаза свежий, будто и не засыпал, и даже не хотел спать. Поднес к глазам руку с доставшимися от Пали часами: почти четыре. Винтовка не шла из головы — хорошая вещица, с оптикой. Он подполз к краю, попробовал высмотреть что-нибудь за оградой. Вроде бы рассмотрел блеск.

— Ты уверен, что это она?

— Маловероятно, что Пилота сцапал мутант заморенный.

Погон вздрогнул, затаил дыхание. Люди стояли совсем рядом, их скрывала темнота и нависшие над землей ветви. Вскоре он заметил бесшумно скользящие тени — они искали товарища, но винтовку пока не заметили.

— Даже кнопку на «спасателе» нажать не успел, — снова заговорил второй голос, низкий и хриплый.

— Конечно, она. Влепила пулю в затылок — и все дела.

— А тот парень, что гранату кинул у гаражей? Может, он с ней?

— Норис работает только со своими, как и все «искатели». Все может быть, конечно… Но если у реки ее не было и у гаражей тоже, то куда она пошла? К ребятам Клоуна? Не смеши. Больше здесь идти некуда, вот я и думаю, что Норис отсиделась в лесу. Случайно увидела Пилота, ну и передала нам приветик.

— Тогда ее уже не найти, надо возвращаться к Старшему.

— Верно… Вот, где-то здесь.

Тени остановились, раздалось приглушенное шуршание, будто кто-то шарил по земле, задевая опавшие листья.

— Да, его рация, пеленг нормальный.

— Где тогда труп?

— Кабаны растащили по кускам. Искать, что ли? Идем к шоссе, там спокойнее.

Странные люди ушли как раз перед самым рассветом. Погон осторожно сполз с крыши, но скрипучий засов на калитке трогать не решился, преодолел ограду сверху. Винтовка в целости и сохранности лежала именно там, где привиделась ему во сне, в магазине оставалось три патрона.

«Растет мое благосостояние, — додумал Погон, вспомнив об оставшемся на крыше грузе. — Не заберет ли у меня Клоун эту игрушку в частичную оплату за потерянное имущество и сорвавшуюся сделку? Запросто. Надо бы спрятать».

Боясь далеко отходить от ограды, он быстро оглядел ближайшие деревья — нет ли удобного дупла? Потом ему пришло в голову зарыть добычу, но тут Погон вспомнил, что кабаны тоже любят копать. Почуют запах, найдут тайник. Он уже хотел вернуться на крышу, спрятать винтовку там за неимением другого варианта, но тут услышал чьи-то шаги. Погон кинулся на землю, да слишком поздно — его уже заметили.

— Привет, дружочек!

Это оказался Мессер. Он стоял в двадцати шагах, подозрительно глядя на Погона. За его спиной опустился на колено готовый к стрельбе еще один знакомый — Шульц.

— Где Варг? Вечером вернулись? Почему не пришли на базу?

— Не знаю, что случилось с Варгом. Мы разошлись, потому что груз оказался в реке. Он прыгнул туда, а я втащил на веревке рюкзаки.

— Не очень понял… — Мессеру явно очень хотелось поднять автомат, но делать это под прицелом он не рисковал. — Опустил бы ты оружие, парень. Где Варг?

— Он не вернулся. Не знаю, что с ним.

Погон впервые посмотрел на произошедшее с этой стороны: странный человек пошел в ходку с товарищем, а вернулся один. Часть груза потеряна, встреча не состоялась. Что должен думать Клоун? А ведь этот любитель грима и без того ему не доверяет.

— Не вернулся, — повторил Мессер. — Шульц, отойди в сторонку.

Теперь Погон мог целиться только в одного из них. Ни о каком дружеском, доверительном отношении речь не шла с самого начала..

— Вы на встречу попали или нет?

Широко улыбаясь, Мессер пошел на Погона, Он явно не собирался тянуть резину.

— Ого, какая у тебя штучка! Дай посмотреть оптику. Ему оставалось сделать шага три, уже протянул к стволу винтовки руку. Это было ошибкой: расставаться с оружием Погон не собирался. Выстрелив, он перекатился и каким-то чудом уберег себя от очереди Шульца,

— Мессер! — По голосу Погон понял, что Шульц стремительно смещается вправо.

-.Мессер, жив?!

— Жив…

Погон едва винтовку не выронил. Жив?!

«Бронежилет?… — пронеслось у него в голове. — Или просто повезло придурку?»

Он старался с той же скоростью, что и Шульц, уходить влево по кругу, не отдаляясь от лежащего Мессера.

— Я его задел, Мессер?

Шульц был уже где-то возле ограды. Очередь, выпушенная наугад, это предположение тут же подтвердила.

— Нет, не задел… Не могу снять рюкзак! Там аптечка… Щульц, у меня, кажется, артерия перебита!

— «Спасатель», жми! Держись!

«Скоро к ним придет помощь, — обреченно понял Погон. — Ну и ладно, попробуем удрать».

Однако Мессер раздражал его с самого начала, с первой встречи. Незнакомое прежде чувство лютой ненависти заставило Погона немного замешкаться, чтобы швырнуть последнюю гранату. Перед взрывом Мессер успел глухо выругаться.

— Мессер!!!

Шульц должен бьш пойти проверить товарища.

«Ну тогда и ты мне отплатишь! — тут же решил Погон, поднимая доставшийся от Норис автомат. — За все и за всех!»

Он не знал, в чем именно перед ним виноват Шульц и за каких таких всех он должен ответить. Но ненависть не задается такими вопросами. Высунувшись из-за дерева, Погон длинной очередью исполосовал то место, над которым еще поднимался дым, и тут же сместился, бросив разряженный автомат. Теперь придется охотиться с винтовкой.

Шульц, не задетый выпущенными наугад пулями, на уловку поддался и ответил шквалом огня. Вслед за несколькими очередями полетела и граната. Переждав свист осколков, Погон сделал еще шаг и увидел Шульца — он съежился у корней старого клена, перезаряжая оружие.

В оптическом прицеле, пользоваться которым Погон пока не научился, голова Шульца выглядела большим размытым пятном, и все же стрелок не отказал себе в удовольствии прицелиться между глаз. Однако пуля почему-то вошла выше, в лоб, хотя Шулыгу это совершенно не помогло.

— Нельзя пользоваться оружием, в котором толком не разобрался, — вслух сделал себе внушение Погон. — Однако это у меня, выходит, уже три трупа. Крут я стал…

За спиной раздался хруст веток и топот — кабаны! Не оглядываясь, он отшвырнул в сторону винтовку с почти опустевшим магазином и рванул из рук Шульца заряженный им перед смертью «Калашников». Ремень оказался накинут на плечо покойника, и Погон упал на мертвого, извернулся и лежа все-таки успел встретить огнем налетевшее животное. Кабан не добежал нескольких метров, ткнулся тупой мордой в землю, но пытался встать, пока стрелок не выпустил все тридцать пуль.

Когда кабан перестал дергаться, Погон услышал, как визжат его сородичи, сбегаясь к месту стычки со всей округи. Жаль было винтовки, но он заставил себя забыть о ней, только сорвал с ремня Шульца подсумок с рожками к «Калашникову». До спасительной железной ограды Погон успел добежать в последний момент и едва не свалился с нее, когда сразу три здоровенные твари ударились телами о железные прутья. Уже перебравшись через ограду, он попробовал сосчитать кабанов — оказалось больше полутора десятка, а из леса бежали все новые.

— Бугра я вашего пришил, что ли?

Погон понял, что ограде долго не выдержать. Что ж, с кабанами предстояло теперь разбираться людям Клоуна, что придут на сигнал «спасателя». Обежав дом, он снова перемахнул ограду, второпях разорвав штанину, и со всех ног кинулся в лес.

На его счастье, чернобыльские кабаны отличались злобным нравом, но никак не умом. Твари кидались не только на ограду, но и друг на друга, то и дело раздавался визг укушенных, рвались толстые бока под ударами заостренных копыт. Довершили сумятицу четверо стрелков, присланных Клоуном. Люди тут же открыли стрельбу по стаду, а кабаны, продолжая давить друг друга, не сразу заметили обидчиков. Потом мутировавшие животные бросились в бессмысленную атаку, стрельба в лесу раздавалась еще долго.

Все это заняло достаточно времени, чтобы Погон, дважды едва не угодив с разбега в аномальные зоны, снова оказался возле разбитого шоссе. Теперь он пошел вслед за Норис, так же, как и девушка, стараясь не показываться на открытом пространстве.

«Я убийца, черт возьми! — удивлялся себе Погон, но вместо раскаяния в душе поселилось злое веселье. — Вот они, головорезы, — взяли меня, как же! Крутые перцы, но выигрывает тот, кто не испугается и начнет пальбу первым!»

Его начал разбирать истерический смех. Чувство самосохранения заставило отойти от шоссе и присесть перекурить, ведь нельзя бродить по Зоне в таком состоянии. Судьба тут же подкинула новый повод успокоиться — тонкую проволоку, обмотанную вокруг ствола. молодого деревца. Погон и не заметил бы ее, если бы не висящая на ржавой металлической нити веточка.

Любопытства ради он подошел и, приглядевшись, рассмотрел нехитро устроенную растяжку. Старую, всеми, наверное, забытую, но упорно ждущую жертвы.

«Тот, кто ее ставил, наверное, уже мертв, — подумалось Погону. — И я буду мертв, если не перестану носиться, как конь. Никакой детектор о мине не предупредит, а этого дерьма в Зоне должно быть полно. Но чтобы не бегать, надо лучше думать… А я даже не знаю, куда иду».

Он, стараясь шагать по своим следам, вернулся к облюбованному пеньку и снова сел, обняв «Калашников». Мысленно перебрал знакомых. Большинство уже мертвы, Док затерялся где-то у Клоуна, а Норис и вовсе птичка не его полета, если на нее такие охоты устраивают.

«Те двое ушли незадолго до появления Шульна и Мессера, — вспомнил он. -Должны были слышать стрельбу. Странно, что не вернулись. Или вернулись?»

Погон еще ночью обратил внимание на способность преследователей Норис передвигаться бесшумно. Да и незадачливый Пилот вырос словно из-под земли… Такие парни вполне могли подкрасться вплотную, увидеть, что разборка их не касается, и так же тихо уйти.

Разболелась ранка на щеке. Опасаясь заражения, Погон осторожно потрогал ее пальцами, но не обнаружил даже припухлости, только полосу рубцующейся ткани.

Довольно длинную полосу.

«Хоть бы зеркало у кого одолжить! — Он привстал, взглядом поискал лужи. — А что, если за мной и сейчас кто-нибудь следит? Ни в чем нельзя быть уверенным».

Он снова сел, выкурил еще одну сигарету, надеясь, что сумятица в мыслях прекратится, но из головы не шли бесшумные, невидимые преследователи.

«Паранойя какая-то! — Погон потер ноющую щеку и решительно пошел к растяжке. — Взорвусь из-за этого идиотизма, но надо же хоть что-то сделать!»

Стараясь выглядеть со стороны естественно, он перешагнул через проволоку. Глазами Погон наскоро проверил видимое пространство леса перед собой.

«Ну, если там что-то есть — хана мне…»

Он побежал что есть ног, необходимо было напугать воображаемых преследователей. Если они рядом — пусть тоже бегут, пусть станут невнимательны и ненароком проверят, работоспособна ли еще старая ловушка.

«Хотя это глупо, глупо! Да и не могут такие следопыты не заметить, что…»

Взрыв. Погон кубарем полетел с ног, хотя от осколков его надежно защищала стена деревьев. Переждав несколько секунд, до смерти перепуганный бегун занял позицию за деревом, выставив навстречу врагам ствол «Калашникова». Страх, еще более сильный, чем разыгравшаяся перед этим паранойя, вдавил его в мягкую землю.

И тогда он услышал, как кто-то скулит. Почти тут же кошмар рассеялся, настолько быстро, что Погон даже рассмеялся. За ним гнался всего лишь какой-то мутант, мерзкое порождение Зоны, а вовсе не люди!

— Какое облегчение! — передразнил Погон сам себя. — Неужели не все равно, кто голову оторвет?

Он заставил себя подняться и на дрожащих ногах вернулся к растяжке. От места взрыва отползала большая черная собака. Та самая тварь, что убила Пилота, та, от кого бежали кабаны. Теперь у нее был перебит позвоночник, мутант полз и скулил, как щенок, волоча по траве серые кишки.

Услышав выстрелы, Погон даже испугался — не сразу понял, что стреляет он сам. Остановился, только разнеся на куски мерзкую голову чудовища. Сильно кольнула щека и тут же прошла, хотя до этого болела постоянно.

— Вот какой я молодец… Мое же умопомрачение меня и спасло…

Погон привалился плечом к березе, сменил рожок. — Надо срочно к кому-то пристать, где-то отлежаться. Иначе я свихнусь окончательно. Вот так, наверное и становятся бомжами…

Он снова вышел к шоссе и увидел фигуру в черном пальто, медленно бредущую через луг от гаражей. Сверкала на солнце обширная лысина, развевалась седая борода.

«Ну что тут сказать? Легок на помине!»

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 478