КАША — 9

Док шел медленнее Пали, несмотря на то, что имел две здоровые ноги. Дело было даже не в грузе, хотя все трое обливались потом под двойным весом. Просто Док оказался элементарно пуглив, и там, где Паля буквально протискивался между аномалиями, новый проводник по долгу стоял, делал шаг вперед и тут же отступал, пытался найти дорогу безопаснее. Это сильно выматывало, и, продвинувшись не больше чем на полкилометра по руинам поселка, путники устроили привал.

— Научи меня обращаться с детектором, — попросил Погон, как он уже и сам себя мысленно называл, стараясь привыкнуть.

— Зачем тебе? Все равно ни с детектором, ни без детектора шагу уже не ступишь. Я знал парней,

которые пытались вылечиться от этой дряни, но не вышло… Рассказывали даже про одного типа, который сумел вернуться домой, но и там из комнаты не выходил. Будешь шоколад?

С едой у Дока дела обстояли куда лучше, чем у Пали, и даже лучше, чем у Червя. Вакуумная саморазогревающаяся натовская упаковка с сытным обедом — вероятно, наследство Ворона. Погон ковырял приложенной пластмассовой вилкой фасоль и мясо, чувствуя, как от сытости в душе крепнет уверенность в благополучном исходе.

— Буду. А запить чем?

— Поищи сам. Я клал минералку, не помню, в какой рюкзак.

Они сидели спина к спине, опершись на груз, бомж пристроился рядом. Лысый тоже получил свою порцию, но вилкой воспользоваться и не подумал, закидывал еду в рот грязными руками.

— Ты сказал, что какой-то тип выбрался?

— Да брехня скорее всего. Хотя как знать… Говорили, будто он из научников, просто потерялся тут и полгода скитался, выбросы в подвалах пережидал, крысами питался, ничего не помнит… Ну, как это обычно бывает. Меня-то бог миловал, уж извини. А потом встретил кого-то из своих, и они его забрали.

— Научники?

— Ну да. Я бы сказал «ученые», но трудно так называть людей, которые ведут себя хуже любых бандитских группировок. Да вообще все это брехня. Мне кажется, или вертолет летит?… — Док напрягся.

Погон тоже прислушался. Он различил далекий стрекот, но вроде бы звук не приближался.

«Вот еще одна опасность, о которой я не думаю. А должен думать, воздух — тоже враг».

— Мимо, кажется.

— Да, мимо… — повторил Док. — Между тем к нам слепые псы подбираются. Кончай жрать, Погон.

Быстро отставив тарелку, Погон перехватил автомат и развернулся, заняв позицию за рюкзаками, как за бруствером. Док подался назад, поводя стволом бывшего оружия Ворона.

— Ну-ка я их из гранатомета попробую раззадорить. Пусть не тянут, атакуют. Вдвоем ведь справимся, верно, Погон? Ты только держи спину.

С обеих сторон тянулись заросшие руины, выпрыгивать врагам было вроде бы неоткуда. Рассудив, что к словам Дока стоит прислушаться. Погон развернулся назад.

Выпущенная граната рванула возле почти не разрушенного дома справа, метрах в семидесяти. Взвизгнул совсем рядом шальной осколок, и тут же по окрестностям разнесся тоскливый вой.

— Идут!

Док вскочил и, не пытаясь целиться в телепатически сбивающих любой прицел тварей, начал резать пространство очередями от живота.

Менее опытный Погон попробовал бить в атакующих зигзагами псов наверняка и понял, что просчитался, только когда мутант оказался совсем рядом, а патроны в рожке закончились. Пристегивая второй, примотанный еще у завода нашедшимся в аптечке пластырем, Погон повалился на спину и открыл огонь, уже ничего не видя, наугад. Это его и спасло: к земле стрелка придавил уже мертвый пес.

— Целехонек? — Док стащил кровоточащую тушу с напарника, тревожно всмотрелся ему в глаза. — Извини, мне пришлось отвернуться, сзади еще один шел.

— Это ты меня извини… — Голос у Погона почти не дрожал. — Моя промашка.

— Да нет, молодец, что прикрыл. Оба мы молодцы. А вот ты, Лысый, педрила бесполезная!

Док вдруг шагнул к вылизывавшему тарелку бомжу и с размаху пнул его ногой в лицо.

— Нервы, — объяснил он изумленному Погону. — Нервы, просто нервы. Но я его не сильно, все в порядке. Идем, брат, идем скорее. Мы уже. совсем рядом, но не хотелось бы, чтобы кто-то кроме Клоуна нас нашел. Люди, сам видел, самые разные попадаются. А Клоун — человек Зоны, личность широко известная.

— У нас о нем мало кто знал, — вспомнил Погон, помогая размазывающему кровь по липуЛысому надеть рюкзаки. Бомжа было жалко: и так едва на ногах стоит, да еще получил ни за что ни про что. А ведь когда-то угостил сигаретами, добро надо помнить. — Ты его не трогай больше, ладно? Он безобидный.

— Как скажешь… — Док посмотрел на Погона как-то странно. — Ладно. Идем, пристегивайся скорей, если так его бережешь.

— Зона нас любит, — вдруг изрек Лысый впервые за утро осмысленную фразу. — Зона помогает.

— Что стряслось? — нахмурился Погон, не ожидавший от предсказаний бомжа ничего хорошего.

— К нам идут. Скоро встреча.

Сзади грохнул выстрел. Подпрыгнувший от неожиданности Погон обернулся и увидел дымящийся дробовик в руках Дока.

— Один пес был еще жив. Всякую тварь надо добивать… Идем.

Они успели продвинуться вперед совсем немного, и обещанная Лысым встреча состоялась. Даже раньше, чем из-за угла появились два человека, бомж уселся на землю. Погон схватился за веревку, хотел поднять его, но так и замер с веревкой вместо автомата в руках.

— Не стреляйте! — сказал один из появившихся. Он выглядел несколько опешившим. — Откуда взялись? Вы тут палили недавно?

— Мы, — признался Док, нацелив ствол куда-то между незнакомцами. — Ищем Клоуна. Знаете его?

— Допустим. Но он, кажется, никого не ждет.

Эти двое выглядели старыми, потертыми обитателями Зоны. Камуфляж чистый, аккуратный, но чиненый и выцветший. Тот, что повыше, независимой походкой прошел мимо Дока и уставился на Лысого.

— Глянь, кто к нам пожаловал!

Погону почудился легкий немецкий акцент, но поручиться он бы не смог.

— Рисовальщик? Да, точно. Не помиловала тебя Зона, братан!

— Я думал, он умер вместе с Жаком.

Высокий присел рядом с Лысым, вроде бы разглядывал его, но ствол автомата уставился Погону прямо в живот.

— Мужики, мы Клоуну груз доставили… — Доку тоже явно не нравилось происходящее, он одной рукой пытался отстегнуть карабин, чтобы освободиться от сковывающей движения веревки. — Наверное, он ждет. Вот его спросите.

— Да… — Погон прокашлялся. — Я от Червя. В этих рюкзаках — груз или часть обещанного груза. У Червя неприятности.

— Да какие бы ни были неприятности у Червя, Клоуна они не касаются, а тем более нас. Когда Клоун ждет кого-то, то этот кто-то дорогуне спрашивает, — протянул высокий, по-прежнему глядя на Лысого. — Слышь, как тебя, молодой! Не трогай оружие.

Погон медленно снял руки с автомата, так и не успев нащупать скобу.

— Вышло какое-то недоразумение, я даже не знаю, в чем дело, — заговорил он, чувствуя, как быстро истекают последние мгновения его жизни. — Червь нас послал, но Палю убили, а он знал, где логово… И…

— Паля? — повторил тот, что целился в Дока. — Он жив еще? Неприятный сюрприз.

— Я же сказал: убили… И… Привет от Клоуна был… — вдруг вспомнил Погон уж совершенно не относящийся к делу бред Лысого. — Да, вот.

Он достал из нагрудного кармана маску, развернул и даже приложил к лицу. Через узкие прорези Погон увидел, как «немец» опускает автомат.

— Пойдете к Клоуну, — решил он. — Даже если сейчас передумаете идти, все равно пойдете. Застрелиться попробуете — не дам. Ясно?

— Опусти ствол! — приказал второй Доку. — Шульц, будем разоружать?

— На базе разоружат. А пока идите вперед, парни. Сворачивайте налево и идите, аномалий нет. Ну, марш!

Док повесил автомат на плечо, чуть виновато оглянулся на Погона. Тот кивнул: ничего, все нормально.

Теперь они шли быстрее — видимо, детектор Дока молчал, дорога и в самом деле оказалась безопасной.

Метров через двести Шульц приказал снова повернуть налево, и вскоре проводник оказался перед то ли сквером, то ли садом. На самой границе этого заброшенного владения оказался неплохо замаскированный окопчик, из которого торчал ствол пулемета.

— Пришли! — крикнул сзади Шульц. — Оружие и груз на землю, карманы вывернуть! Маску только оставь, ты, молодой! За нее отвечать будешь.

— Кого вы еще притащили? — донеслось из-за покрывавшей окоп маскировочной сетки. — Огневую точку сдали чужим людям. Ладно, вам отвечать.

Шульц пробежал мимо, спрыгнул в окоп, почти сразу выбрался наверх и опять ушел к своему товарищу. Выполнив все команды, новоприбывшие отошли на несколько шагов от оружия.

Ждать пришлось минуты три, не больше. Откуда-то из-за деревьев появился толстый и лысый человек в тельняшке.

— Ты! — Он указал стволом «грозы» на Дока. — Идем со мной. Без команды ни шагу, ни слова, ясно? Вы оба ждите.

Вытащив сигарету из лежащей на траве пачки, Погон закурил и присел рядом с Лысым. Бомж улыбнулся ему.

«И правда, чего волноваться? Шли к Клоуну — и дошли, все в порядке. Мне скрывать нечего. Пристрелят так пристрелят, зато зомби не буду уже никогда, да и в обрубок человека меня Зона не

превратит, — пытался внушить себе оптимизм Погон.

— Чем же тут Паля успел насолить? Хоть бы предупредил, что ли. Маска эта…»

За ним пришли довольно скоро, пришлось выкинуть окурок. Толстяк ощупал карманы и ботинки пленника, а потом проводил его до входа в землянку, точнее, настоящий блиндаж — стены и потолок укрепляли толстые бревна. Внутри ярко горела электрическая лампочка. На длинной лавке, единственной мебели, сидел хмурый и очень бледный человек.

— Маску давай.

Погон передал игрушку бледному.

— На правую руку его посмотри! — Толстяк задрал рукав куртки Погона и содрал с него браслет. — Знакомый браслетик?

— Знакомый… — вздохнул бледный, зачем-то рассматривая маску на свет. — Амебы вещица, да и маска от него.

— И как же это получается?

— Узнаем, как. — Бледный посмотрел на Погона. — Парень, как вышло, что наших людей убили, а у тебя — их вещи?

— Так ведь… — Погон разволновался, мысли спутались. — Вертолеты их ракетами накрыли! А потом мы с Палей пошли к поселку, посмотреть на девок… То есть — из пулеметов порубали их с поста, а потом пошли посмотреть. Девки безглазые, мутанты или зомби, я не знаю! Нашли браслет. Потом нашли

подвал, там еще одна тварь была, а у нее — маска. Паля решил маску прибрать.

Погон замолчал, подозревая, что своей речью произвел не слишком хорошее впечатление.

— Шульцу сказали, что к Клоуну идут, — добавил толстяк в тельняшке. — Рюкзаки со снаряжением, довольно много всякого дерьма. Сказали, что от Червя.

— То ли Червь совсем обалдел, то ли я чего не понимаю… — Бледный устало потер переносицу. — Ну принимай, раз к нам несли. Пересчитай все. Этого — в зиндан, пусть подождет Клоуна.

— А Рисовальщика?

— Попробуй выспросить о Жаке. Но вряд ли… Покорми его, да пусть спит. Только не выпускай.

Погон решил не спорить. Зиндан — это не пуля в затылок, можно и потерпеть. К тому же зиндан оказался не таким уж и страшным, всего лишь глубокая сырая яма, в которую пришлось спуститься по лестнице.

— Долго мне ждать? — спросил он у толстяка, который накрыл яму железной решеткой с неизбежной маскировочной сетью.

— Как Клоун решит. Кормить будем, не беспокойся, а вот что касается нужды — три раза в сутки. И не ори без толку, понял?

— А товарищ мой где, Док?

— С ним все в порядке.

Если бы не сырость, то вообще не на что было бы жаловаться — после суток на ногах и в перестрелках. Погон разулся, вытянул, насколько позволяло пространство, ноги и закрыл глаза. Спать он не собирался — так недолго и простудиться. Однако глаза закрылись сами.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 415