КАША — 8

Он проснулся от разговоров. Глаза открывать не хотелось, где-то в остатках сна еще мелькали кусочки того странного спокойного мира, что остался дома. А рядом Паля ругался с кем-то. Каша напряг память, возвращаясь в реальность, и вспомнил: Док.

— Не бери меня на понт, хороший мой. Можешь меня пристрелить, а хочешь — я сам застрелюсь, только ствол отдай.

— Да я тоже, знаешь ли, не первый год Зону топчу. Сказал же: буду за спиной, если что — прикрою, как себя. Не ломайся.

— Да пошел ты… — Паля звучно харкнул и пнул кого-то. — Вставай, Лысый! Иди отсюда куда хочешь, кончилось наше путешествие.

Каша сел и потер глаза. Ворон и два его человека, кажется, их звали Рыжий и Диск, во всеоружии стояли рядом. Командир прислушивался к разговору Дока и Пали — палец на крючке, остальные оглядывали площадь. Обмундирование с иголочки, на ушах висят крохотные переговорники.

«Салаги Зоны какие-то… — подумал Каша и тут же одернул себя: — А сам ты кто?»

Но уж очень свеженькими выглядели ночные гости. Будто из кино американского. Высокие, накачанные, скупые в движениях, молчаливые… Рядом с ними Паля, одноногий и пьющий, грязный, выглядел куда более реальным. Под стать ему, впрочем, оказался и Док.

Это был действительно довольно полный человек средних лет, почти Пожилой. Камуфляж и на нем новенький, детектор на груди даже блестит, но лицо в шрамах, а в каждом движении — ленца, почти усталость. И еще тоскливые, старые глаза.

— Я не пойду первым без оружия, — повторил Паля. — Это не обсуждается. Лысый, свободен!

— Да погоди же… — Док перехватил бомжа за шиворот и толкнул к стене. — Я веду этих парней к Клоуну. Они здесь главные, вот Ворон все решает. Он не может пока тебе доверять.

— Странно выходит. Ведешь ты, а старший — он! -хмыкнул Паля и достал флягу, забыв, что она давно пустая. — Вот черт… Короче говоря, хочешь идти со мной, но не хочешь давать оружия — иди первым сам.

— А зачем ты тогда нам нужен, орел хромой? — рявкнул Ворон. — Док, ты обещал довести, так веди! С этими все ясно.

— Не гони волну, старшой! — Док вскочил с рюкзака. — Они груз несут человеку, к которому мы идем, у которого помощи просить будем. У Зоны сто глаз, ты не думай, что никто не узнаете. Здесь крысятничать нельзя. Был уговор?

Ворон впился в глаза Доку гипнотизирующим взглядом. Рыжий и Диск синхронно сделали по шагу в сторону: видимо, уже прикидывали, как стрелять, не задевая своих. Похлопывая себя по карманам в поисках сигарет, Каша взглядом поискал оружие. Вот его «калашник», только без рожка. Украинского пистолета не видно, Док, наверное, прибрал еще ночью, и «браунинга» тоже нет. Но подсумок вот он, на ремне. Вот только где взять секунды, необходимые на зарядку автомата?

— Ты меня уговорами не грузи, — низким голосом сказал Ворон, устав гипнотизировать своего проводника. — Уговоры были там, а мы здесь.

— В точку! Хочешь один идти? Давай, попробуй! — Док улыбался щербатым ртом. — Тут ведь недалеко, верно? У тебя и карта есть, и отметочки на ней. Иди.

— Отвалить хочешь? И кто из нас крыса?

— Я чужого не беру, ты мне больше ничего, не должен, — развел руками Док. — Но трогать груз Клоуна и идти после этого к нему — глупость. Или отпускай их, с оружием, или договаривайся.

— Мне в спину никто целиться не будет.

— Ты меня не последним, первым ставишь, — снова заговорил Паля. — Если не даешь автомат — тогда я пойду вторым, вот за ним. Согласен, Док?

Вместо ответа проводник Ворона полез в карман за

сигаретами. Его старшему такое предложение тоже не слишком понравилось.

— Будет, как я сказал, или не будет никак. Док — мой человек, ради тебя я им рисковать не собираюсь.

— Будешь рисковать, потому что без оружия я первым не пойду, — снова уперся Паля. Он повернулся спиной к Каше и сунул руки в карманы штанов, отчего куртка задралась. Каша едва не ахнул — за брючным брезентовым ремнем торчал «браунинг». — Док, а ты ведь боишься, а? Первым идти боишься? Как же вел-то ночью?

— Мой страх тебя не касается, — рассердился Док. — Я что, против? Только ты мне за спиной безоружным не нужен. Это что же за прикрытие? Тогда уж пусть кто-то из твоих вторым идет, Ворон.

Командир грозно хмурил брови.

«Дурак ты, — подумал Каша. — Может, и обстрелянный, и дело знающий, но дурак упертый. Бывший офицер?»

Пока трогать «браунинг» было незачем. Что он успеет? В лучшем случае — выстрелить один раз и попасть, потом три оставшихся профессионала нашпигуют его пулями. Но скорее всего убьют раньше. Чего же хочет Паля?

— Мне все это надоело, — сказал Ворон, когда решил, что выдержал достаточно внушительную паузу. — Время не ждет. Хватит дурацких рассуждений, все здесь будут делать то, что я скажу. А я говорю: этот, Паля, пойдет первым, без оружия.

И понесет свой долбаный груз, как и остальные. Вторым — Док, потом — солдат, остальные замыкают. На этого старого коня в пальто мне наплевать. Ясно? Становись.

— Я не согласен.

Паля присел на корточки перед Кашей, теперь тот мог достать пистолет незаметно. Рука потянулась к рукоятке. Вот только что же делать потом? В кого стрелять?

— Последний раз спрашиваю! — Ворон вскинул автомат. — Да или нет?

— Перестань ломаться! — Док вскочил и наставил на Палю еще и свое оружие. — Соглашайся, разве не видишь, что он к нашим порядкам не привык?!

Каша заметил, как дернулись Рыжий и Диск, но тут же отвели глаза. Им было приказано держать оборону, этим они и занимались.

— Каша… — тихо сказал проводник.

— Не понял?! — повысил голос Ворон. — Да или нет? Прежде стрелять в людей, в самых обыкновенных, настоящих людей Каше не доводилось. Это преступление, это жестоко, это никуда не годится… Потому и сбежал из спецбатальона, что не хотел стрелять в сослуживцев, а к тому шло. Но то ли он успел сильно измениться, то ли все же сошел с ума, как и все, запертые в Зоне. Надеясь, что Паля не станет подсовывать ему не готовый к использованию пистолет, Каша быстро поднял оружие и несколько раз выстрелил в голову

командиру пришельцев.

Плюнул огнем заграничный автомат Ворона, Паля сразу повалился назад, прижав телом ногу Каши. Но Каша смотрел только на Ворона, на его лицо, где появлялись кровавые отметины. Вот и все! Теперь надо покончить с Доком, он ближе, но проводник почему-то отвернулся и стрелял в другую сторону.

Ворон падал медленно, даже успел выпустить последние патроны в небо, а вот Рыжий рухнул как подкошенный. Его товарищ, Диск, успел, уже раненный, прыгнуть в сторону и перекатиться. Это ему не помогло: первые же пули, которые всадил ему в спинуДок, оказались смертельными. Боец дернулся пару раз и затих, так и не выстрелив.

— Вот и все… — Док отошел в сторону, быстро сменил рожок. — Паля тоже готов? Жаль. Ты, надеюсь, меня ни в чем не винишь?

Ствол будто невзначай уставился Каше в грудь.

— Нет, не виню… — Голос дезертира дрожал. — А Паля… Он убит?

— А то сам не видишь — грудь как решето! Но не горюй, я теперь буду твоим проводником, до Клоуна доберемся. Только тебе придется нести два рюкзака, и бомжа вашего загрузим поплотнее. У этих парней хорошее снаряжение, грех терять.

Док еще помедлил секунду, что-то про себя взвешивая, потом решительно закинул автомат за спину и принялся обшаривать трупы, снимать рюкзаки и оружие.

— Броники на себе тащили… — бормотал он. — Я им говорил: вы в Зоне еще зеленые, броник вам только повредит. Думаете, что здесь, как в горах, стреляют… Нет, люди тут палят друг в друга только в упор, бронежилет не спасет. Оставим их, парень? Или хочешь надеть, по армейской привычке?

— Нет, — выдохнул Каша и тут же пожалел, ведь броник — штука полезная. Но, наверное, и в самом деле не всегда. — Ты знаешь, куда нам идти?

Он вытащил ногуиз-под трупа Пали. Лицо проводника было спокойным, глаза закрыты. Он знал, что умрет, но дал шанс Каше. Зачем? Уж лучше бы сам попытал счастья с этим «браунингом». Или Паля надеялся, что Каша окажется быстрее Ворона? Вряд ли.

— Однако собирайся. Трупоедов ждать не рекомендуется, а они горазды на стрельбу прибегать. Кроме того, кто-то на ферме лихо палил ночью, не люблю я таких шумных соседей. Небось вроде этих… — Док с раздражением перевернул Рыжего. — Морды кирпичом, все лучше всех знают… Крысятники. Я ведь предупредил: кончится наш уговор, если чужих людей тронешь. Зона такого не прощает.

— Кто они?

Надо было тоже чем-то заняться, жизнь продолжалась. Похороны Пале, по всей видимости, никто устраивать не собирался. Придут трупоеды — вот и все похороны… Каша добрался до своего

автомата, даже зачем-то сверил номер и уже потом вспомнил, что ушел с «Калашниковым» Ачикяна. Присоединил новый рожок, дослал патрон, отыскал ремень с ножнами и кобурами. За это время Док успел закончить с трупами и принялся за упаковку всего, что стоило унести, в два рюкзака.

— Поглядывай, — бросил он Каше. — Ты спросил, кто они? Ну, в общем, я не знаю… Похоже, по своей инициативе заявились, хоть и служивые. Отставники небось. Странные среди них люди попадаются, контуженых полно. Но, если платят, могу — отвести куда угодно. Только вот логова Клоуна я не знаю. Так, примерное место… Паля тебе ничего не говорил?

— Нет, — мотнул головой Каша, следя за бредущим вдалеке двуногим существом. Он уже научился разбираться: зомби. Без оружия, значит, не опасен, пока далеко. Вот и пусть бредет. — Лысого возьмешь с собой? Он один пропадет.

— Конечно, возьмем. Чужой груз надо помочь доставить, это хоть на полсотни рублей, а потянет. Пригодится… — Док поднял голову. — Ты ведь видел: я Палю не трогал и своих клиентов отговаривал. Я имущество Клоуна прикрыл.

— Видел, — снова кивнул Каша. — Конечно, Док. Все в порядке.

— Вот и хорошо. Кстати, этот ваш… Червь! Вот, Червь тоже должен на меня немножечко записать. Передай ему при случае: Док выручил. Тебя как звать, я позабыл?

Каша задумался. Ну, не по имени же представляться! Дурацкая кличка, которую ему приклеил покойный Червь, тоже ни к чему, уважать с такой кличкой не будут. Живых знакомых рядом нет, а может, и вообще уже нет… Как представиться? Лопата, Малек, Принс… Нет, именами мертвецов прикрываться тоже нехорошо.

— Что молчишь? — насторожился Док. — Я у тебя паспорт не спрашиваю.

— Как бы ты меня назвал? — спросил Каша, скорее чтобы просто потянуть время.

— Вот оно что… — хмыкнул Док. — И верно, самому себе кликуху изобретать — плохая примета, такая кликуха именем не становится, прилипает непрочно. А без имени долго не живут, Зона доверительность любит. Что ж… Я о тебе ничего не знаю. Назвал бы Погоном, да и все.

— Пусть так и будет, — кивнул Каша. — Кстати, я обещал Пале этудрянь спороть.

— Обещал — сделай, — согласился Док. — Только быстро. Эй, бомжара! Вставай, навьючивать тебя пора. Выдержишь два рюкзачка, правда? Поворачивайся!

Лысый на все произошедшее до этого не отреагировал никак, но теперь покорно поднялся и развел руки в стороны. Под двойным грузом он зашатался, но устоял.

— Мы его между собой вели, на веревке. А то куда-нибудь угодит… — вспомнил Каша, теперь уже

Погон, срывая с плеч ничего не значащие здесь прямоугольники.

— Да, аномалии лишат нас грузчика, это не годится. — Док рассмотрел пристегнутые к ремню Лысого карабины. — Ладно, поведем так. Но чуть что — руби веревку!

Док не тронул тело Пали, видимо, предоставив это право товарищу. Поразмыслив немного, Погон решил, что это справедливо. Однако, кроме сигарет и оружия, в карманах мертвого проводника нашлись лишь пустая фляга и детская маска — та самая маска клоуна из подвала. Может быть, она важна? Погон аккуратно сложил ее и запихнул в нагрудный карман. Уже выпрямляясь, увидел браслет на руке — тоже доставшийся Пале от безглазых монстров. Взял и его, заодно позаимствовав у мертвеца часы.

— Спасибо, Паля, спасибо за все, — тихо сказал Погон. — И прости, если я не так что-то сделал… Ну, ты сам знаешь, как надо было, а я — нет. Прощай.

Памятуя о страхе Дока идти первым, Погон был готов встать на его место. Что ж, если нет другого способа научиться работать с детектором — пусть будет так. Первым уроком Зоны для него стало: не расслабляйся никогда. Зато вторым: ничего не бойся. Значит, надо научиться идти первым, обходить аномалии, даже кидая дурацкие болты на веревочке. Однако Док без лишних разговоров занял место проводника, предоставив товарищузамыкать строй. Уже пройдя несколько шагов, Погон сообразил, в чем дело: Док считает его неспособным к самостоятельному движению, «обожженным».

«Сказать ему или нет? Наверное, ни к чему пока. Он ведь, по сути, ни о чем меня не спрашивал».

Покидая площадку перед заводом, Каша оглянулся, бросил на труп недавнего товарища прощальный взгляд. А вот отвернулся от него уже Погон, новый человек с новым другом.

— Слева какая-то тварь проскочила, Док!

— Кабан-одиночка вроде бы. Срежь его, если сунется.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 415