КАША — 6

До поселка добрались быстро, за какие-то полчаса. Паля только два раза выходил из ручья, даже Каше было слышно, как пищит детектор. Какие именно сюрпризы приготовила Зона идущим по воде, он решил не спрашивать. И так хватало забот: смотреть назад, вправо, влево и еще вперед — на Лысого. Бомж несколько раз падал на колени, все же тяжеловат оказался для него рюкзак. Даже бормотать перестал.

Наконец они вышли из крохотной долинки и оказались возле почти полностью разрушенного частного дома.

— Ракета, — уточнил проводник. — Помню, как вертолеты тут кого-то грохнули.

— Человек? Они по всем людям стреляют?

— Это у них от настроения зависит или от задания. Скорее всего, людей тут не было, просто движение. Эти пятнадцать метров, от плиты и до тех кустов, из дома просматриваются. Но у Хорса не сто глаз, так что пробежим. Скорость моя, не обгонять, ясно?

Каша кивнул. Присевший на груду кирпичей Лысый не отреагировал никак, он только рассматривал с детским изумлением свои руки.

— Поднимай его. По счету три.

Они приготовились. Каша, предполагая, что Лысого придется толкать или даже тащить, решился закинуть «Калашников» за спину. Всякое может случиться, конечно, но хуже крупного калибра трудно себе что-нибудь представить.

— А если там эти, Паля…

— Аномалии? Детектор на мне, не дрейфь. Три!

Он с максимальной для себя скоростью похромал через открытое пространство. Каша толкнул вперед Лысого, и тот, конечно, сразу свалился. Пришлось поднять его, дать пинка, что-то крикнуть Пале в ответ на его ругань… Через несколько секунд все трое оказались под защитой стены высокого

кустарника, рядом с пятью тонкими соснами.

— Да ложись же! — прошипел проводник. — Кусты от глаз спасут, а не от пули!

И тут же застучал пулемет. Далеко, Каша даже не понял бы, где именно, если бы не знал точно. Он вжался в землю, вонзил в нее пальцы. Паля захихикал.

— Страшно? Звук бы потом пришел, дурачок, ты бы его уже не услышал. Это наш друг Мачо пожаловал, сейчас они там переговоры затеют.

— Зачем же стрелять? Факер приказал пулемет в окно выкинуть! — вспомнил Каша.

— Так сперва надо показать, что он есть, а уж потом кидать. Ну, или Хоре их разогнал из-под окна, чтобы по голове пулеметом не угодить. Не важно, мы уже слишком далеко. Пока разберутся, пока попробуют достать…

— Зачем мы им? Из-за груза?

— Груза в доме больше осталось. Но не на все вопросы можно получить ответ, видишь ли. Вдруг есть причина нас достать? А мы уже далеко, и это чертовски приятно. — Паля достал сигареты и в виде исключения поделился с Кашей. — Мачо — новый хозяин, а мы по-прежнему на Червя работаем.

— Он жив, ты думаешь? — Каша опомнился, пристроил поудобнее автомат. — То есть мы вернемся?

— Ты уже спрашивал. Вряд ли вернемся, дорожка трудновата и в один конец сходить. Червя, конечно, Факер уже порешил. Ну не дурак же он — запасы свои скрывать! — Паля тихо посмеялся, снова достал флягу.

— Ох, Червь, смешной мужик! Решил, что если ему пощады от Мачо ждать не приходится, то и остальные на его стороне. Сафик, конечно, жалел Coco, он Мачо ненавидел, но и своя рубашка ближе к телу… Я бы мог помочь и Малька уговорил бы сторону сменить, но ведь Червь сам рискнул, дал мне дело на миллион. Миллион — это выкуп… Сам меня от обязательств освободил, ну и просчитался. Надо было раньше.

— Какие обязательства?

— Сложно это… Да ты и не поймешь, ты ведь нормальный. — Взгляд Пали стал жестким, почти ненавидящим. — Нормальный, да? Не такой обрубок, как все мы, в Зону с краешка вошел. Хорошо, будет тебе и сердцевинка.

— Мне этого, не надо! — испугался Каша. — Я выйти хочу. Есть способ, Паля? — Презирая себя, снова начал врать: — У меня родня богатая. Выручи, они не забудут!…

— Деньги — это игра, — сплюнул Паля. — Что тут деньги? Доллары, фунты… Фантики детские, чтобы в карты играть. Реальны только рубли, но их надо кровью зарабатывать и тратить тоже на кровь. Выйти… Каждый, кто сюда входит, думает, что сможет выйти. До тех самых пор, пока не сдохнет или не станет вот таким, как мы с Лысым.

Каша едва сдержал нервный смешок. Ему-то

казалось, что у них с Палей гораздо больше общего, чем у Пали с бомжом, а оказывается, все не так…

— Но и после этого некоторые надеются. — Проводник проводил взглядом чем-то испуганную ворону. — Червь вот верил, что выберется, надо только очень стараться для клиентов. Дурак. И Мачо, наверное, такой же дурак. Плевать на них. Вот что, Каша: как будет время, спори эти дурацкие погоны. И берет поменяй на что-нибудь поприличнее. Нам наплевать, но там, ближе к ЧАЭС, всякий народ попадается. Чтобы без напоминаний, ясно? А теперь пошли дальше.

В ботинках хлюпала вода, но время было потеряно. Каша поднялся, за веревку вздернул на ноги Лысого. Паля снова захромал впереди, теперь по улице с мертвыми домами по обеим сторонам.

Сквозь давно растрескавшийся асфальт проросла трава, кусты, даже молодые деревца. Каша, которому было предписано не увлекаться посторонними мыслями, все равно пытался себе представить, что станет с этим поселком еще лет через двадцать. Наверное, зарастет все, последние стены рухнут, опрокинутые неудержимо разрастающимися корнями. Летом сверху ничего нельзя будет рассмотреть в море зелени, а зимой все скроет снег. Жили люди, и вот нет их, а скоро не будет и следов. Только весной и осенью будут проступать очертания улиц и кварталов…

«А в Индии это все происходит гораздо быстрее!» — подумал Каша, но развить тему не успел.

— Справа дом, красный кирпич, там кто-то есть, — сообщил Паля. — Думаю, не зомби.

— Кабаны? — блеснул своей небогатой эрудицией Каша.

Среди тварей, выскакивающих на его блокпост, почему-то всегда было много кабанов. Крупные мутанты, под полтора метра в холке, быстрые. Такого в прицел не поймаешь, только очередями бить.

— Да нет… Что-то мне слепые псы мерещатся или даже химера. Ничего, может, и тихо пройдем. Ты смотри только краем глаза, только краем. Агрессию они почуют.

— Зона пропустит, — подал наконец голос Лысый.

— Ты помолчи, — посоветовал ему Паля. — С тобой еще будет разговор позже.

Тварь действительно атаковала, когда они поравнялись с домом, но все вышло совсем не так, как мог предположить Каша. Осторожный проводник взял левее, почти прижался к полуразвалившемуся бревенчатому строению, вот оттуда и появились первые враги.

— Зомби, мать их! — зарычал Паля и тут же начал стрелять короткими очередями.

Каша, сосредоточившись на опасном доме, замешкался, да еще зацепился стволом за веревку. Когда он наконец изготовился к стрельбе, выпущенная врагом пуля вошла в рюкзак Лысого,

совсем рядом.

Это был «свежий зомби», вроде того, что едва не прикончил Кашу, высунувшегося после выброса в окно. Лицо в каких-то то ли опухолях, то ли ожогах, взгляд совершенно отсутствующий. Но при этом в руках бывшего человека имелось оружие, вроде бы американская армейская винтовка, и оружие это пусть редко и неприцельно, но стреляло.

С расстояния всего-то метров пять Каша всадил в мерзавца половину рожка, и зомби, попятившись, повалился на спину. Тем временем проводник, действуя гораздо экономнее, разнес черепа трем его товарищам, безоружным и «старым», наполовину уже разложившимся. Веревка задергалась.

— Да проходи же, проходи дальше! — кричал Паля. — Не стой и головой крути… А, черт!

Высоко подняв автомат, чтобы снова не зацепить веревку, Каша развернулся к дому из красного кирпича. Проводник не ошибся: тварь сидела именно там. Теперь к ним зигзагами приближался высокий человек в черном комбинезоне.

— Не смотри на него, Каша, это контролер!

Паля выстрелил от пояса, пули срезали молодую зелень рядом с монстром. Автомат замолчал, проводник тут же потянул из кобуры «браунинг».

— Веревку отстегни, уходи назад по улице!!! Не смотри на него!

Но Каша словно оцепенел. Автомат поднимался к плечу медленно, будто во сне, зато пропала дрожь в руках, успокоились мысли. Вот сейчас эта тварь остановится, и можно будет спокойно разнести ей череп. Только пусть подойдет ближе и присядет, вот так. Над самой мушкой повис гипертрофированный лоб, по сторонам от него, на висках, пульсировали уродливые язвы. Палец нажал на крючок в тот миг, когда страшное лицо стало приближаться. Полетели кровавые клочки, голова монстра будто взорвалась. Патроны кончились неожиданно быстро, и тогда Каша, не отрывая взгляда от чудовища, не опуская автомат, на ощупь сменил рожок. И еще раз. Снова летят клочки, но голова на месте, взрыв ему лишь померещился. Наконец тело контролера опрокинулось, и тогда прорезался голос Пали:

— Твою мать! Их же в голову надо, в голову! И тогда-то еще нельзя быть уверенным!…

Мир вернулся. Каша не обернулся, а просто упал навзничь, перекатился, наматывая на себя веревку. Зомби, тот самый зомби с винтовкой, в которого он стрелял, снова поднялся и снова пытался прицелиться. Паля, словно в тире, всаживал ему в переносицупулю за пулей из «браунинга», а порой мазал, отчего лицо зомби превращалось в безглазое месиво.

Каше показалось, что вздрогнуло еще одно тело. Он полоснул по мертвому зомби (да бывают ли они живые?!), и тот сразу вскочил. Теперь боец целился ему в лицо* посылая пули в мозг противника. Вроде бы помогло. Щелкнул новый рожок, вставая на место, звук совпал с аналогичным, донесшимся со стороны Пали.

— Пойду контролеру контроль сделаю, а ты разматывайся, быстро, быстро! Говорил же: отстегивай карабин или режь веревку к чертям!

Пока Каша приводил себя в порядок и поднимал Лысого, проводник успел подбежать к черному телу мутанта и несколько раз выстрелить в упор.

— Зомби на нас натравил, сволочь! — Он вернулся и пристегнул к себе Лысого. — Они умеют, управляют ими, как куклами. А ты дурак. От контролера надо убегать, стрелять только издалека. Он же тебе мозги выжжет, как… Да не важно теперь. И не валяйся на земле с таким рюкзаком за спиной! Ты же как черепашка! Чему вас учат в спецбатальонах?…

— Не знаю… — У Каши разболелась голова, но на подозрительный взгляд проводника он лишь улыбнулся. — Все хорошо, что хорошо кончается, верно? Куда дальше?

— Видишь впереди холмик? На этой линии, километрах в двух, есть или, точнее, была хорошая ровная площадка у стены завода какого-то. Вот следующая точка, а сейчас идем, пока трупоеды не набежали. Кстати, в волков не стреляй, побереги патроны.

«Вот как: крысиные волки нам теперь вовсе не враги! А я в тот первый день крыс перепугался до полусмерти, не то что волков. Но ведь они в самом деле могли меня загрызть там, в этой то ли школе, то ли поликлинике! Как тут жить, оставаясь нормальным, как?…» — Крути головой!

Паля шел теперь быстрее, будто отдохнул.

«Интересно, у него хороший протез или какая-нибудь деревяшка? Чувствует он усталость, боль? У меня две ноги, и обе стерты».

— Контролер от Клоуна привет передавал… — сообщил на ходу Лысый.

— Раньше ты говорил, что те безглазые девки передавали! — напомнил ему Каша.

— Они не сами по себе пришли. Контролер их привел. И остался здесь. Зоне он больше был не нужен…

— Заткнись! — приказал Паля, останавливаясь. — Что-то детектор пищит, аномалии со всех сторон. Пройдем мимо домов, там вроде параллельная улица есть. След в след!

Он еще немного помедлил и осторожно пошел вбок, к запущенному фруктовому саду. Чья-то тень мелькнула между деревьями, но Паля никак на нее не отреагировал.

— Там кто-то есть, — осторожно сказал Каша.

— Тут везде кто-то есть. И дальше будет только хуже. Помни: площадка у стены завода.

«Один я туда никак не доберусь, — стиснул зубы Каша. — А ведь я не «обожженный», как они. Вот что значил проводник для таких, как Малек и Лопата. Сами они вообще не могли ходить, как дети малые. Инвалиды».

Может, научишь меня детектором пользоваться? — поинтересовался он.

— Позже. Все позже. Крути головой, стажер.

За садом оказалась еще одна улица, но через полчаса пути пришлось остановиться перед глубокими воронками. Тут, похоже, опять гвоздили кого-то с воздуха, и всерьез. Паля повел их через развалины, и вот тогда снова пришлось стрелять — из щелей между плитами полезли крысиные волки, и в этот раз твари все же оказались врагами.

— Лежка, — пояснил Паля, когда отзвучали выстрелы. — Но это пустяки. Хуже, что впереди радиационный очаг, и мы попробуем проскочить его по краю.

— Лучше обойти! — Каша еще помнил кое-какие лекции.

— Мне лучше знать, что лучше. Я сказал: проскочим по краю. Ничего, не вскипит твоя кровушка.

Каше показалось, что после прохождения через очаг голова стала болеть чуть слабее. Может быть, радиация убила пару миллионов нейронов головного мозга? Или просто разрушила связи. Или…

«Какой смысл во всех предположениях? Верно одно — я схожу с ума, только совсем иначе, не так, как в спецбатальоне. Этого допустить нельзя. И прежде всего надо перестать бояться. Перестать бояться…»

Каша мерно шагал, не обращая уже внимания на горячие ступни. Теперь он не дергал головой до боли в шее, но и не забывал оглядываться. Четкая программа: взгляд через левое плечо, десять шагов, взгляд влево и тут же через правое плечо, десять шагов, и опять… Что-то можно было изменить, но вышло вот так, значит, так и нужно.

«Уши для нас все же важнее глаз. Враг нападает чаще из засады, его на горизонте не углядишь. Но после пальбы на время становишься оглушенным, это самое опасное время…»

— Слева кто-то есть. Не смотри туда, только краем глаза. И не думай: телепатические твари не любят, когда о них думают.

Минута ходьбы, другая. Тишина.

— Прошли, — сделал вывод Паля. — Скоро привал.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 451