КАША — 1

У Каши не было часов, но, по его прикидкам, они просидели в подвале довольно долго, часов восемь. Он смело разделил свои ощущения на два — уж очень медленно тянулось время — и не ошибся: когда Червь поднял люк, было еще светло.

Сидение в подвале обошлось в этот раз без особых происшествий. Свет, правда, несколько раз выключался, но ненадолго. Чуточку трясло, с потолка что-то сыпалось, но Каша даже не испугался всерьез. Малек матерился сквозь зубы, а когда Факер и Червь вдвоем навалились на него, чтобы обезоружить, исхитрился выбить боссу коренной зуб — вот и все. Потом буйный выпил стакан водки и задремал. По поведению остальных можно было догадаться, что случались «сидения» с последствиями куда печальней.

Каша тоже поспал немного, только предварительно привязал Лысого к себе нашедшейся на складе веревкой. Так назывался этот лабиринт подземных камер, забитых ящиками: склад. Паля сказал, что обычно большая часть оружия лежала наверху, так удобнее, но теперь Червь особенно следит за порядком.

Вот и все. Отлежались, отоспались, поужинали — и Червь сказал, что можно вылезать. Все посмотрели на Клару, но женщина продолжала спокойно громыхать своей посудой. Босс повторил приказ, громче и с руганью, и пошел открывать железные двери.

Солнце стояло еще высоко, теплые лучи заливали первый этаж. Червь с дробовиком в одной руке осторожно приподнял крышку люка, вгляделся.

— Давай.

Сафик, к которому он обратился, змеей скользнул в щель, тут же перекатился, готовый поливать все вокруг из маленького израильского автомата. Тишина. Проводник еще немного полежал, сверяясь с закрепленным на груди детектором аномалий, и кивнул, одновременно указав стволом вверх.

Вылезли Червь и Малек, быстро втащили наверх одноногого Палю. Пока проводники не пройдут весь дом, пока не скажут, что он свободен от аномалий, что Зона не захватила его, остальные бессильны. Каша просто кожей чувствовал их страх. Да и запах имелся: запах пота.

Паля добрался до выхода, стараясь не показываться в пустом дверном проеме, быстро выглянул. Каша, который оказался теперь рядом с люком, увидел, что на полу много мусора. Пустой ящик, на котором совсем недавно играли в карты, проломлен и отброшен, к стене. Проводник поманил к себе Малька, и тот, бледный, приблизился — на плече «винторез», в левой руке дробовик.

Червь передал Сафику оружие посерьезнее, сам принял от Каши новый автомат. Сзади подтолкнул Факер: вылезай. Чувствуя, как общий страх передается и ему, Каша поднялся, неуклюже повел из стороны в сторону стволом «Калашникова». Откуда ждать угрозы?

А вот Паля был спокоен, да и Сафик тоже. Проводники сперва разошлись, прислушиваясь к детекторам, быстро проверили комнаты и почти одновременно вновь появились в зале. Оба удовлетворенно кивнули: первый этаж чист. Червь утер с жирного лица пот и кивнул на лестницу.

Только теперь Каша услышал шаги. Там, на втором этаже, кто-то грузно расхаживал из угла в угол, будто размышляя о чем-то, словно сумасшедший ученый какой-нибудь. Казалось, вот-вот донесется еще и бормотание, что-то вроде «если икс равен корню из дельты, то каким же образом…».

Сафик тронул Кашу за плечо и указал себе за спину. Знак понятный: прикрой. Проводник скользнул к лестнице, сразу поднялся на несколько ступеней, задирая голову. Сверху на него никто не прыгнул, и Сафик бесшумно взбежал еще выше, припал на колено, кого-то выцеливая через дверной проем.

Кашу подтолкнули. Он обернулся: Паля. Улыбается. Точно так же задирая голову, готовясь палить во все подряд, Каша вышел на лестницу и через секунду присоединился к Сафику. Отсюда шаги были слышны совершенно отчетливо, но в проеме их обладатель не показывался.

«Да ведь это же тот бомж! — догадался Каша. — Как его… Нос! Что ж его, убьют теперь? Сами не взяли вниз, а теперь убьют?»

Сафик недовольно пихнул его локтем, снова указал за спину. Оглянувшись, Каша едва не охнул: лестничное окошко! Вот куда надо было смотреть прикрывающему.

Снаружи ничего не изменилось. Хотя… Каша, пригнувшись к низенькому окошку, рассмотрел вырванное с корнем дерево, довольно толстое, валявшееся в тридцати метрах от дома. Раньше, до выброса, его не было. На лбу выступил холодный пот: только теперь Каша понял, что происходит почти каждую неделю. Зона меняет кожу, люди снова и снова оказываются в неизвестном мире, вынуждены каждый раз играть по новым правилам.

Он бросил взгляд через плечо. Сафик уже взбежал по лестнице, за ним неслышно поднимался Лопата. Раз прошел проводник, значит, можно и ему. Именно в этот момент Сафик впрыгнул на второй этаж, сразу выстрелил. В ответ раздался какой-то мерзкий, утробный рев. Заорал Лопата, кинулся следом, полосуя кого-то длинной очередью из «Калашникова».

— Выше, выше, прикрой их! — Одноногий Паля уже оказался рядом, толкал в плечо.

Тишины больше не существовало. Стрелял кто-то внизу, кажется, Малек от входа. Каша взбежал по ступеням, прижался к стене, подняв ствол -неизвестно, кто прячется на третьем этаже. Отправиться туда, ему было не суждено: вышел Сафик, на ходу перезаряжая оружие, снова пошел первым. За ним семенили Лопата, Принс и Факер.

— Каша, иди сюда!

Это Паля: он сменил Сафика на втором этаже и теперь, прислушиваясь к детектору, начал обход комнат в поисках аномалий. В углу большого зала, такого же, как на первом этаже, валялся знакомый по службе на кордоне зомби. Заросший, грязный, очень похожий на бомжа, но с какой-то немыслимо злобной гримасой на лице. Палец конвульсивно дернулся на крючке автомата.

— Прости! — крикнул Каша обернувшемуся на звук Пале. — Тьфу, гадость, как он сюда попал-то?

— Жратву искал. Нашел — вон, видишь, что от Носа осталось?

Бомжа Каша сперва не заметил. Нос валялся на груде растерзанных матрасов, будто пытался в них зарыться, спрятаться. Зомби, судя по состоянию трупа, глодал его не меньше часа.

— Думаю, тут никого нет, и все же будь рядом. Стараясь не замечать мерзкого запаха, Каша послушно прошел с Палей по всем комнатам, готовый стрелять в любую мишень. Осмотр, впрочем, занял всего пару минут.

— Нормально, — буркнул Паля и присел на подоконник.

Дальнейшие его слова утонули в грохоте ударивших с третьего этажа пулеметов. Паля спокойно прикурил, пережидая.

— Зачищают, кого видят, — пояснил он, когда вновь настала тишина. — Выкинь-ка ты этот мусор, Каша, не стой без дела.

— Как?…

— Ну — как? В окно. Потом уже оттащим их подальше. Спорить не приходилось. Каша закинул автомат за спину и принялся за дело, начав, конечно, с зомби. К нему только притрагиваться было страшно — вдруг укусит? — а в остальном терпимо. Он подтащил легкое тело к окну, закинул ноги на подоконник, а потом отправил существо в полет.

Внизу тут же затрещал автомат, потом раздался истошный вопль Малька:

— Какая сука?! Какая сволочь не предупреждает, твари?! Козлы!

— Предупреждай, — посоветовал Паля. — Или в другое окно кидай, а то чуть Мальку по голове не попал.

«Что ж ты раньше-то молчал?!» — хотелось спросить Каше, но это был дурацкий вопрос. Деды в спецбатальоне тоже так себя вели.

Он подошел к растерзанному трупу Носа и остановился. Как с ним-то быть? Весь изгрызен, внутренности наружу, ребра торчат. Потащишь его -развалится. Каша представил этукартину и не выдержал, стравил недавний обед на матрасы.

— Фу! — сказал Паля. Он кого-то выцеливал через окно. Щелкнул одиночный выстрел. — Вроде попал.

Каша, утираясь рукавом — до церемоний ли? — подошел. Мишени проводника он не заметил, но вокруг дома лежали несколько растерзанных крупным калибром тел.

— Откуда они?

— Все дороги ведут к ЧАЭС, — усмехнулся Паля сквозь дым сигареты. — Оттуда прискакали. Здесь выброс почти не чувствуется, видишь, даже Нос его пережил-таки. Ну, мог пережить. А в центре Зоны мало не покажется. Выпей.

Он вытащил из кармана куртки бутылку, похоже, украденную у Червя со склада во время сидения. Да уж, Паля зря времени не терял.

— Спасибо… — Каша утерся еще раз, аккуратнее, и прильнул к горлышку, чтобы тут же закашляться.

— Выпей и все-таки убери этурвань. А потом спускайся, надо вокруг дома чистить. Бутылку спрячь где-нибудь тут. — Он вышел на лестницуи оттуда заорал, задрав голову: — Сафик, я тебе нужен?

— Он на крыше! — откликнулся Ирине. — Обошлись

без тебя, хромай вниз теперь!

Когда Каша закончил возиться с трупом Носа -пришлось еще дважды прикладываться к бутылке, -дом совершенно ожил. Клара подметала первый этаж, всем мешая, и сама же первая на всех ругалась. Принс просил кого-нибудь помочь с заклинившим пулеметом, Червь, стоя у входа, звал обоих проводников. Шумно стало, даже весело. Если бы еще не кровь…

— Осторожно! — крикнул боссу Каша и, когда тот задрал голову и отскочил в сторону, отпустил труп.

Но еще прежде, чем странно сосредоточенное, притягивающее взгляд лицо Носа стало удаляться, что-то произошло со щекой бомжа. Каша и не понял еще, что именно, а Червь уже заорал:

— Ложись!!!

Тут же пришел звук выстрела.

— От забора били! — Червь одним прыжком оказался в доме и продолжил уже оттуда: — Кто снаружи — за дом! Принс, Лопата, прочешите там все, только попусту патроны не тратьте!

Каша наконец отскочил от окна — и вовремя, вторая пуля ударила в стену напротив, вышибла кирпичную крошку на уровне колена. С лестницы сунулся Сафик, быстро оценил обстановку.

— Лопата, он высоко! Или на дереве, или где-то дальше, у стадиона!

— У какого еще стадиона? — глупо спросил Каша, чувствуя, как приходит запоздалый страх.

— У обычного, — пожал плечами Сафик, вперив в Кашу свои черные глазки. — Маленький такой, «Трудовые резервы» назывался. Ты счастливчик, рвань.

Каша только кивнул, чувствуя, что ему необходимо сесть — очень уж дрожали колени. К счастью, заработал наконец пулемет, Сафик выскочил вон, и никто не видел, как опустился, почти упал на пол «счастливчик».

«Если бы я не держал перед собой бомжа, пуля вошла бы в живот, — понял Каша. — Прямо под ребро. И конец, здесь врачей нет. Червь, наверное, даже аптечку бы не позволил открыть — какой смысл? Так бы я и сдох, без наркоза, без помощи. Лежал бы с пулей в брюхе и подыхал. Хорошо еще, если добьют. Надо обзавестись пистолетом, чтобы вот в такой ситуации самому себе башку прострелить».

Червь опять начал орать, но что именно, Каша смог разобрать, только когда замолчал пулемет.

— Зачем садишь длинными?! Зачем?! Не видишь цели — не стреляй!!!

— Жадный ты, босс, — укоризненно сказал Сафик. Каша слышал его неторопливые шаги на лестнице. — Хочешь, чтобы кого-нибудь снял этот Горе-снайпер?

Червь начал было что-то отвечать, но пулемет снова выплюнул длинную очередь, сопровождаемый ревом Лопаты.

— Он его достал! — выкрикнул Принс, когда снова наступила тишина. — Гадом буду, достал!

— Где? — спросил снизу Червь.

— У стадиона… — хрипло отозвался Лопата. — Снайперская у него, не иначе. Влепил пулю мне прямо в станок. Зомби хренов.

— Ты его точно достал?

— Мы его видим! — весело откликнулся Принс. — Слетел со своего насеста, падла, и лежит! Частями лежит!

Каша дотянулся до бутылки, отхлебнул. Так и спиться недолго… Сегодня в него стреляли первый раз в жизни.

Спрятав собственность Пали в дальней комнате, Каша спустился вниз. Клара продолжала орудовать веником, Червь стоял у двери, словно ресторанный швейцар.

— Откуда у зомби снайперская винтовка? — спросил Каша.

— Какая разница, откуда? Скажи спасибо, что не гранатомет. Свеженький, вот и не разучился еще стрелять.

— Свеженький?… Червь, а что это значит?

— Это значит, что парень был на Болоте или еще где перед самым выбросом. И, скорее всего, в хорошей экипировке, иначе не выжил бы. Болотная Тварь его зомбировала, но мозги у него еще

соображали достаточно, чтобы целиться и стрелять.

— То есть он — человек?

— Бывший человек, — Червь посмотрел на Кашу, хмыкнул: — Воняет от тебя! Помойся у ручья, когда Паля дорогуи воду проверит. Но пока помогай Мальку трупа-ков к забору оттаскивать. Дорогуон покажет.

«Чего тут показывать?» — хотел было спросить Каша, но вовремя прикусил язык.

Конечно, нужна дорога. Аномалии во время выброса переместились, и теперь проводники должны проверить каждый метр вокруг дома. Если бы Паля не прошелся уже до забора, к роще, то Малек и шагубы не ступил.

К счастью, имелся кое-какой инструмент. Когда Каша вышел наружу, Малек как раз взваливал чье-то изрубленное пулеметом тело на знакомую тачку с помощью совковой лопаты. Это оказалось удобно: пулемет поработал на славу, Малек имел дело скорее с грудой кусков кровоточащей плоти.

— Помоги! — он кивнул на валявшуюся в стороне лопату. — Подхвати с другой стороны!

— Кто это? — Каша старался не смотреть на ужасную груду. — Жуть.

— А что ты хотел? Стоял прямо здесь, как раз у мертвой зоны пулемета. Принс и влупил сразу, как увидел… — Малек, похоже, брезгливостью не отличался. — Псевдогигант, кто же еще? Не видал? Вот, смотри.

Смотреть не хотелось. Под лопатой оголился позвоночник со странными наростами, окровавленная плоть сползала с костей. Кое-как псевдогиганта — почему псевдо? — затолкали в тачку. Малек крякнул и повез его к поваленному забору у рощи. Длинная мощная рука волочилась по земле.

— Бери!

Червь вытолкнул из дома еще одну тачку. Пришлось Каше второй раз заниматься останками Носа, а потом и тем, кто объел его до костей. Не слишком приятная работа, да еще не шел из головы зомби-снайпер.

«Я ведь ничего не знаю о Зоне, совсем ничего! — с ужасом думал Каша. — В учебке несли всякую чушь…

Зомби с оружием! Псевдогигант какой-то… А девки мертвые, безглазые?»

Каша покатил тачку и даже не сразу понял, что крики Малька обращены к нему. Он с недоумением обернулся.

— Правее, дурак! — махал руками Малек. — На сосну смотри!

Из-за угла вышел Паля.

— Подожди меня, Каша!

Дошагав до подопечного, Паля тихо зашипел:

— Совсем Зоны не боишься, идиот? В мясорубку влетишь — мало не покажется! И не смей показывать всем, что тебе не страшно, баран!

— Да я не показывал, просто… — Каша смотрел на пространство перед собой и пытался поверить, что оно опасно. Но кусочек Зоны выглядел таким безобидным… — Просто не знал, где ты уже прошел.

— Так спрашивай! Червь не дурак, он и так подозревает, что из тебя проводник выйдет. Но одно дело — подозревать, другое — понять. У него же здесь приют для инвалидов, ты что, не понял еще? — Паля бросил взгляд на детектор. — Между прочим, какая-то дрянь тут и в самом деле есть. Сейчас отойди метров на десять правее, а

оттуда держи курс на сосну. Туда и обратно, понял?

Каша сделал, как сказали. Малек в рощу, конечно, углубляться не стал, свалил тело псевдогиганта прямо у забора. Что ожидает эти кровавые куски, Каша уже и сам понял: ночью придут волки или слепые псы, все сожрут. Он перевернул тачку.

— Прощай, Нос. Ничего я о тебе не знал и не

узнаю.

— Ты еще молитву прочти! — раздраженный Паля оказался рядом. — Сейчас вернись к дому, никуда не сворачивая, и попроси у Червя краски. Надо очертить жарку.

— Вроде той, что у моста меня жгла?

— Нет, та особо вредная, она всегда там. И шевелись, слышишь? Скоро стемнеет, а ночью, да еще после выброса тут только идиоты могут бродить. Такая дрянь из всех щелей полезет, что мама не горюй… — Паля вдруг оторвался от прибора, посмотрел на Кашу. — Ты в самом деле просто беглый солдат?

— Да. — Каша постарался выдержать взгляд. — Так уж вышло.

— Никому больше про это не говори, никогда. Хотя нет — можешь говорить. Все равно в такую дурь никто не поверит. Шагай и, кстати, посмотри, чем там Лысый занимается.

Червь дал краску без лишних вопросов, и не только Каше, но и Дурню — Сафик с другой стороны дома тоже нашел опасно близкую к жилью аномалию. Лысый спал на втором этаже, его караулил Капюшон. В руках у бывшего бомжа Каша увидел «сайгу». Значит, Червь начал доверять новому бойцу.

Вместе с Палей они быстро обвели краской опасную зону и вернулись в дом как раз к ужину. И Лысому, и Капюшону нашлось место за столами, про Носа никто не вспоминал. Люди были возбуждены, сравнивали последствия этого выброса с прошлым волнением Зоны. Некоторый диссонанс в дружелюбную обстановку внесла Клара.

— Воняет, — сказала она, подавая чай. — Противно.

— Это точно, — сразу согласился Червь. — Так, Лысый, Капюшон и Каша, отправляйтесь на ручей, пока светло. Каша старший.

— А проводник? — дрожащим голосом спросил Капюшон. — Там был проводник?

— В роще чисто, — ответил ему Сафик. — Примерно до середины я ее прошел. Волков полно, но не кидаются: трупов много. Так что идите, рванина, купайтесь.

— Вода не радиоактивная? — тихо спросил Каша у Пали.

— Кто ее знает? — так же тихо отозвался Паля. — Мы ж ее не пьем. Да шучу, шучу! Проверил Сафик и воду, первым делом проверил. Все нормально, вот только нырять я вам все же не советую.

Паля фыркнул в кулак. От него сильно несло водкой — когда успел?

— Был у нас тут один парень, Бычок. Здоровый такой! Любил купаться. А ручей мелкий довольно. Тогда он устроил запруду и давай там лежать, пузыри пускать, почти каждый день. Дня четыре это продолжалось, а потом парень коричневыми пятнами покрылся. Ну, Червь и выставил его, конечно.

— Куда выставил? — не понял Каша.

— Из Зоны! — опять фыркнул Паля. На них уже обращали внимание. — Домой отправил! Ну ты спросишь… Выставил вон, сказал: иди куда хочешь или убью. А когда тот парень пошел прочь, пулю ему положил в затылок. Как ты думал? Тут болеть нельзя — это раз. Болезни в Зоне нехорошие — это два. Может, он подох бы тихо, а может, решил бы перед смертью нас пострелять.

Кулачище Червя опустился на столешницу, все притихли.

— Паля, ты чего такой веселый?

— Пьяный он, — заявил с другого стола Факер. Он даже не обернулся.

Червь побагровел. Но что сказать Пале, как на него повлиять сегодня — не знал.

— Если еще раз… Еще только раз…

— Да все нормально, босс! — Паля захихикал. — Я прикончил запас. Все нормально! Иду спать.

— А дежурить кому? — нахмурился Сафик. -Сегодня надо и внизу сидеть, и у пулеметов.

— Ты и дежурь! Мне в путь с утра. Каша! Чтобы выспался, понял? И за Лысым смотри.

Все как-то сразу притихли. Настороженные взгляды исподлобья в основном были устремлены на Червя. А тот мрачно пил горячий чай, глядя в стол. Каша почел за лучшее убраться из столовой вслед за Палей и, выходя, заметил шепчущихся Факера и Хорса.

Наверху сидел одинокий Принс, он что-то напевал, прихлопывая ладонями по лежавшему на коленях карабину.

— Паля сказал, что собрался куда-то? — быстро спросил он.

— Вроде, — отозвался Каша. — Я и не понял.

— Ага… — Принс отвернулся. — С Мачо надо разбираться, а Паля, значит, уходит. Интересно.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 462