НИКИТА — 6

— Больше ничего не заметил? — Червь тихонечко постукивал по столу рукоятью ножа.

-Нет.

Закончив с супом, Дурень отстранился, позволяя Кларе навалить в миску макарон.

— Думаешь, привиделось мне, босс?

— Ничего пока не думаю.

— Дай проводника. Я схожу, посмотрю… Может, там следы остались. Они в платьях были.

— Это и странно. Если бы с оружием, в камуфляже, я бы сразу послал кого-нибудь. Но в платьях по Зоне не ходят. Ты особо не болтай.

— Я Лопате рассказал.

— Он помолчит, не маленький. — Червь повернул голову. — Клара! Скажи; ты знала в Зоне других женщин?

Клара высунулась из своего закутка с кружкой чая для Дурня, сослепу или задумавшись налетела на край лавки, едва не расплескала.

— Не помню, Червь. Вроде бы.

— А ты вспомни. Где видела?

— Червь, я про себя-то не помню ничего! — Клара села за стол, потерла виски. — Знала. Мы вместе были. И еще, кажется, знала одну… Я не помню, Червь. Ожог там.

— Понятно.

— Да какая связь, босс? — не выдержал Дурень. — Я же говорю: шли, как по парку, молодые. Клара здесь при чем?

«Дурень ты и есть, — подумал Червь. — Хоть бы спросил, сколько Кларе лет».

Впрочем, точно этого не знал никто, включая саму Клару. Она обожжена Зоной, она все забыла, как те бомжи, что сходятся сюда вечером. Но на плече у Клары затейливая татуировка: книга, перо. «МГУ, Журфак, 2008». Выпускница теперь выглядит на пятьдесят, не меньше, но это ни о чем не говорит, Зона с людьми еще и не такое вытворяет.

Конечно, напрямую Червь никак не связывал Клару, появившуюся у него уже довольно давно, и странные видения Дурня. И все же жаль, что Клара ничего не помнит. Если там и в самом деле были женщины… Может быть, группировку какую вытеснили от ЧАЭС? Не одна девка, а несколько, в платьях — легче всего решить, что Дурню привиделось. А если нет? Тогда есть вероятность, что рядом окопались ненужные люди. Ничего хуже и придумать нельзя.

— Клара! — опять позвал Червь привставшую женщину. — Ты оружие носила раньше?

— Я стрелять не умею…

Клара застыла, разглядывая свои ладони. Что-то пыталась сообразить. Червь даже всхрапнул от досады: в самом деле, как не сообразил сам! Мозолей-то у нее не было, даже когда пришла. Бомжи обычно носят следы былого, вот хоть бы новенький, Лысый — ладони, как деревяшки, вокруг глаз белые пятна от очков.

— Иди, милая, иди, — махнул рукой Червь. — Все, забудь.

— На ужин гречневую кашу подам.

— Хорошо, хорошо…

Дурень, поглядывая единственным глазом то на Клару, то на босса, быстро прихлебывал чай. Тоже вроде пытался думать. Куда ему!

— Скажи ребятам, чтобы ночью особенно внимательны были. Хотя я сам еще за ужином напомню. Паля новичка с собой взял?

— Да. Чудной он, новенький-то.

— Оботрется. Сафик и Малек пусть спят, а вы и днем поглядывайте. Выброса сегодня не будет, так что не волнуйтесь на этот счет. Обо всем докладывать мне сразу же. Я буду здесь, Клара позовет.

Дурень два раза намекать не заставил, быстро дохлебал чай, подхватил автомат и выбрался наверх. Факер ушел на пост, Хоре куда-то убрался сам по себе. На койках спали Малек и Сафик, рядом негромко шлепали картами по ящику из-под мясных консервов Принс и Лопата.

— Мы тут поохотиться затеяли, — сообщил Принс. -Выброса сегодня не будет. Этот бомж новый, Лысый который, говорит, что волков у забора видел. Может, логово там? Лучше перестрелять, пока не ощенились. Барбекю устроим.

— Ты, Принс, будешь всякую гадость жрать — побелеешь! — погрозил ему Лопата.

Чернокожий Принс лишь рассмеялся беззвучно, в своей манере: широко раскрыв рот и зажмурившись. Дурня передернуло, уж очень Принс в такие моменты становился на кровососа похож. Пасть здоровая, розовая, на все лицо…

— Нет, ребята. Червь сказал, чтобы мы поглядывали. Обо всем подозрительном ему докладывать.

— Я же тебе говорил? — Лопата вскрылся и сгреб с ящика мелкие банкноты. — У Червя большие проблемы.

— А у нас? — Принс потер ладони, огляделся. — Надоело играть. Спать не хочу. Послал бы кто меня, что ли, на разведку?

— Иди вызовись, Червь не откажет. Что тебе? Автомат на плечо — и вперед.

Принс снова зашелся в беззвучном смехе, замахал обеими руками.

— Не хочешь? — Лопата собрал карты, посмотрел на Дурня. — Играть будешь?

— На твой глаз разве что.

В карты Дурень играть не мог: поврежденный Зоной мозг никак не мог вместить в себя даже самых простых правил. Все вроде Дурень понимал, жил, как все, но порой натыкался словно на стальную стену. С картами так, с ориентацией, с рублями этими… Он вздохнул и вышел из дома, покурить на воздухе.

— Нет, один я никуда не пойду… — вздохнул Принс, отсмеявшись. — А с проводником пошел бы.

— Два проводника у нас, — задумчиво протянул Лопата, тасуя колоду. — А может, и три…

— Ты о ком? — Принс напрягся. — Этот… Каша, да? Или бомж с бородой?

— Бомжи — окурки, куда им. А вот Каша… Странный он. Слыхал, что Малек рассказывал?

Выбежал со стороны кордона. Врал, что дезертировал сюда.

— Дезертировал сюда? — медленно повторил Принс. — Смешно. А нельзя нам с тобой прямо сейчас дезертировать отсюда?

— А что, можно?

Лопата широко улыбался, но Принс на этот раз смеяться не стал. Он зачем-то осмотрелся, потом нагнулся к ведру и с преувеличенной жадностью напился из ковшика.

— Ты слышал, что я спросил? — не отставал Лопата. — Если бы можно было вот сейчас рвануть отсюда -ты бы вышел? Только честно.

— Зачем говорить о том, чего быть не может? Пойду воды накачаю.

Колодец Червь устроил, конечно же, в подвале. Хороший колодец, с насосом. Из какого подземного резервуара текла вода, никто не знал и не спрашивал. Эти люди вообще не считали нужным задавать много вопросов. Впрочем, детекторы на воду не реагировали никак — вот и отлично. И не важно, откуда она берется.

Лопата, оставшись один, немного похихикал. Здорово вышло поддеть Принса. А то разнылся: дезертировать отсюда! Будто его кто-то держит. Поднимай задницу и иди. Только Зона так устроена, что покинуть ее можно, только двигаясь по направлению к центру, к ЧАЭС. Двигаясь туда, откуда все они, здесь, на окраине окопавшиеся, сбежали.

Отсмеявшись, Лопата нахмурился и стал что-то прикидывать, загибая пальцы. Скоро выброс. А потом или придет Мачо, или самим придется идти к нему — так просто оставить гибель своих людей и пропажу товара Червь не может, клиентов потеряет. Плюс два дополнительных фактора: почти совершенно не тронутый Зоной солдат, Лопата таких сразу видел, и привидевшиеся Дурню безоружные девки в платьицах. Дурень — не Факер, у него таких видений быть не должно.

— Вот все и решится… — пробурчал Лопата себе под нос. — Вот все и станет ясно… И хорошо. Сколько можно тянуть?

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 454