Глава тринадцатая — Дыхание смерти

Я внимательно смотрел на маленькую, красную точку, медленно двигающуюся по улице. Тук — тук — тук. Армейские ботинки мутанта выбивали дробь, и от этой дроби по спине пробегал холодок. Кто же там, наверху? Я смотрел на красную точку. За серой полоской, которой на экране датчика обозначалась витрина, я видел замеревшую фигуру Спама. Сталкер не шевелился. Чего же он так испугался? И тут я заметил, как на датчике показались сотни красных значков. Прибор запищал, и Вандал закрыл его рукой, чтобы мутанты его не услышали.

— Что это? — Спросил Смертник.

— Мутанты. — Вандал указал пальцем на датчик.

На экране появилось уже не менее трёх сотен красных значков. Они ровными рядами шли за мутантом в армейских ботинках. Внезапно ровные ряды мутантов разделились на несколько шеренг.

— Что они делают? — Вандал с раскрытым ртом смотрел на красные точки, выполняющие парадное построение.

Внезапно от общей процессии отделилось несколько символов. Они быстро перемещались в сторону укрытия Спама.

Раздались выстрелы. Две точки, достигши витрины, погасли. Потом погасла ещё одна точка. Оранжевый индикатор Спама переместился к дальней стене. Его окружило около десятка красных символов. Оранжевый индикатор несколько раз мигнул, и исчез. Что же это значило?

— Он либо мёртв, либо это помехи. — Прошептал Ильич, и поманил нас за собой. — Мы пройдём через подвал, и выйдем с другой стороны, там, где мутантов нет.

Он прошелся по захламлённому подвалу, и, наконец, нащупал на полу ручку большого квадратного люка.

Потянув на себя, сталкер сдвинул крышку люка в сторону, и прыгнул вниз. Его индикатор тоже пропал. Несколько секунд спустя сталкер показался вновь, и покачал головой из стороны в сторону:

— Здесь не пройти. — Голос его казался испуганным.

— Придётся прорываться с боем. — Понял всё Вандал, и передёрнул затвор «грозы».

Я повернул голову в сторону дверного проёма, и похолодел.

Прямо передо мной стоял контролёр — тот самый, которого убил в катакомбах Спам. Свитер парня был испачкан кровью. Его лицо скривилось в усмешке. Серые глаза контролёра смотрели на меня.

Держа руки в карманах джинсов, он спустился по лестнице в тёмный подвал.

— Ты? — Глаза Смертника округлились, лицо побледнело.

Я даже представить не смел, какое выражение лица было у меня. Я лишь оглядел контролёра с ног до головы: армейские ботинки, джинсы, серый свитер. Он был обычным человеком, но не сталкером.

— А ты упрямый. — Процедил сквозь зубы контролёр.

Только теперь я вспомнил, где я слышал этот голос. Это был голос Адепта зоны. Я ведь никогда не видел Хозяина без маски, и тем более не проверил, жив ли Хозяин зоны, когда поспешил в бункер Долга на Ростке.

— Ну, чего тебе не сиделось на кордоне. — Его голос был наполнен злобой.

— А ты, значит, пришел мне отомстить? — Я потянулся к оружию, но пси-удар, направленный Адептом, сбил Абакан с моего плеча, и автомат пропал в темноте.

— Нет, сталкер, не за этим я вернулся в зону. — Он махнул рукой, и оружие остальных сталкеров тоже отлетело в сторону. — Ты, наверное, так и не понял, почему?

— Не понял. — Не стал отпираться я.

— А я тебе объясню. — Адепт перешагнул через отпертый нами лаз. — Когда прошел этот чёртов выброс, после которого мы вынуждены были покинуть зону, Монолит отказался исполнять желания сталкеров. Представляешь? А знаешь, кто тот единственный, чьё желание этот кирпич может исполнить? Ты.

— Почему?

— Откуда я знаю?! — Взревел контролёр. — Так решила Зона.

— И ты решил прикончить меня, чтобы монолит навечно прекратил исполнять желания?

— Не совсем. — Адепт улыбнулся. — Я просто решил прикончить тебя от греха подальше.

— Да? — Я сделал вид, что удивлён. — От греха подальше?

Контролёр не ответил. Он выставил вперёд прокушенную каким-то мутантом руку, и неведомая сила сдавила мне горло.

— Это та тварь в лаборатории под базой Свободы тебя цапнула. — Проговорил Смертник, и контролёр, выпустив меня, поглядел на него удивлёнными глазами.

— Ты как догадался?

— А всё просто. — Отозвался я. — Сам монстр не додумался бы забраться в бункер, но я то думал, что это Пророк мне приготовил ловушку.

Я старался потянуть время, но Адепт, поняв мой манёвр, проговорил:

— Вот только не надейся, что твой друг Спам придёт на помощь. Он уже три минуты, как отдал душу Чёрному сталкеру.

— Ладно. — Я поднял руки, и сделал шаг назад.

— Не знаешь, парень, почему зона тебя сберегла?

Я покачал головой.

— Не знаешь? А не знаешь ли ты, почему эти фанатики, — Он указал на монолитовцев. — Хотят заполучить тебя?

Я вновь покачал головой. Похоже, не смотря на то, что я раскрыл столько тайн зоны, главная тайна моей жизни осталась за семью печатями.

— А я расскажу тебе, почему. Потому, что зона благодарна тебе за спасение её от нас — Хозяев зоны, и монолитовцев, которые приведут тебя к центру зоны, она тоже не обидит.

— Значит, Зона так благодарна мне, что готова исполнить любое моё желание, а за одно и любые желания монолитовцев, если они приведут меня к камню?

— Именно. — Контролёр улыбнулся. — Именно так.

Он, наконец, вспомнил, зачем поднимал искусанную монстром ладонь, и провёл ею в воздухе, будто дирижер палочкой.

Как только он это сделал, между ним и нами возникла полоса аномалий.

— Вы будете умирать медленно. — Проговорил довольный Адепт зоны. — Теперь вокруг вас располагается ограждение из аномалий, и вам не выбраться. Вы либо сдохните с голоду, либо перестреляете друг друга, либо…

Он покачал указательным пальцем правой руки из стороны в сторону, будто маятником часов, и посмотрел наверх. Там, на высоте пяти метров висел огромный металлический короб, подвешенный на цепях, а цепи медленно разъедала аномалия «студень».

— Не скучайте. — Адепт усмехнулся и вышел из подвала.

— Что будем делать? — Спросил Ильич, но никто не ответил.

Все молча глядели то на скрипящие цепи, держащие короб, то на вереницы аномалий, отрезавшие группе подход к двери, ведущей наверх. Холод сырого подвала стал казаться могильным.

Вот и всё. Мой путь завершился. Глупая смерть неосторожного сталкера. Скоро никто и не вспомнит о том, что был в зоне сталкер по кличке Ворон, спасший мир от досрочного апокалипсиса.

— А может, перепрыгнем? — Предложил Ильич, не дождавшись ответа.

Может, Монолитовец и разбирался в повадках зомби лучше других, но его познания в области исследования аномалий явно были невелики. Ильич ждал ответа, но я лишь отрицательно покачал головой.

— Ну? — Проговорил Монолитовец ещё раз, надеясь, что кто-нибудь ему ответит. — Что будим делать?

Все молчали.

— Думайте, ребята. Время на исходе…

Но я даже не слушал сталкера. Я сделал шаг вперёд, и присев на одно колено, принялся всматриваться в мерцающую передо мной пелену аномалии.

Розетка. Аномалия была совсем маленькая, по сравнению с электрой, но от этого не менее опасная. Даже её бы хватило, чтобы превратить человека в искрящийся бифштекс. Жуткая штука. Я однажды видел, как на Ростке двое сталкеров нечаянно наступили в такую вот аномалию… Бедняги. А ведь за несколько минут до них, буквально там же прошли трое тёмных, но аномалия их пропустила. Вот ведь какова бывает судьба — никогда не знаешь, когда тебя заберут к себе духи зоны.

— Мы в полной заднице. — Прервал мои размышления Смертник.

— Ну да, ну да. — Я поднял с пола небольшой камешек, и кинул в центр аномалии.

Розетка слегка заискрила, но быстро успокоилась, не расходуя свою энергию на странный предмет.

Да, дела. Что же нам делать, чтобы выбраться? Сверху вот-вот рухнет железный короб, который, я уверен, раздавит пленников аномалий. Хотя на мне и заживает всё как на слепой собаке, как говорил Мастер, ждать чего-то хорошего от этого падения не приходится.

По периметру искрились и переливались всеми цветами радуги всевозможные аномалии, очерчивая собой квадрат площадью около десяти метров. И не выбраться. Вот только почему моё внимание привлекла эта аномалия?…

И в этот момент в подвал вбежали зомби. Их было не много — двадцать, может тридцать мертвецов, но и этого хватило, чтобы они заполнили весь подвал. Один из живых покойников угодил ногой в открытый нами лаз, и по нему тут же прошлась разъярённая толпа «однополчан». Зомби перемещались на удивление быстро, и замирали перед аномалиями как вкопанные.

Не прошло и минуты, как вперёд протиснулся двухметровый омбал. Это был тот самый мертвец, который пытался меня придушить несколько минут назад. Хотя, каких там минут. С того момента прошло не меньше часа. В зоне вообще время течёт по-разному.

То дни проносятся моментально, как сверхзвуковые истребители, а то тянутся медленно, как простуженные улитки. Говорят, в зоне даже встречаются временные аномалии. Принцип их действия прост — старые вещи начинают «молодеть».

Был случай, когда одному из сталкеров «Чистого неба» дали заказ на устранение важного сталкера — шамана. Оружие пронести в схрон банды было нельзя, и сталкер положил автомат в одну из аномалий, предварительно проведя кое какие расчеты. В нужный момент посреди поля возник схрон с автоматом и боеприпасами. Но, это всего лишь легенда зоны, одна из многих…

Грудная клетка зомби была разворочена выстрелом из винтовки Гаусса, но мертвецу, казалось, это не доставляло никаких неудобств. Левая рука зомби безвольно болталась, а пальцы правой то и дело сжимались в кулак и разжимались вновь. Больше во внешности мертвяка ничего не изменилось, разве что настроение ухудшилось. Мутант явно жаждал расправы.

Зомби посмотрел на меня налитыми кровью глазами, и что-то злобно прокричал. Что именно, я не понял. Рявкнув ещё раз, мутант оскалился. Ну, чтож, пусть идёт ко мне. Сюда. Пусть идёт… и разрядит на себя «розетку», дав нам пройти. Эта мысль вонзилась в моё сознание, заставляя мозг искать новые и новые способы подманить зомби. Недолго думая, я поднялся на ноги, и крикнул стоящему рядом со мной Вандалу:

— Эй, Вандал!

Сталкер обернулся.

— Нужно подманить вон того — лысого. — Я указал на здоровяка.

— А что, надо разве? — Сектант опешил от такого предложения.

— Я сказал надо подманить. Поэтому просто слушай меня, и не перебивай. — Мой голос оставался спокойным.

Я старался брать пример с покойного проводника, спокойный голос которого действовал на всех как успокоительное, и будто говорил «этот парень знает что делать, без паники». И, по-моему, у меня неплохо получалось передать это состояние.

— Ладно, ладно. — Сталкер расстегнул клапаны на левом рукаве костюма, и, закатав рукав свитера, провёл по руке лезвием ножа. Струйка темной крови потекла по руке. Сунув кинжал обратно в ножны, Вандал снял с правой руки перчатку, и, набрав в пригоршню достаточно крови, выплеснул её в лицо разъярённого зомби.

— На! Хочешь крови? Получи. — Проговорил он. — Держи! Вот тебе кровь.

Зомби жадно сверкнул глазами, и сделал то, чего мы от него никак не могли ожидать: он подпрыгнул метра на два, и, перелетев через стену аномалий, оказался внутри периметра — в нашем квадрате.

Его правая рука метнулась к горлу Вандала, сжав его как тиски. Сталкер захрипел, пытаясь освободится от мёртвой хватки, но зомби лишь сильнее сдавил горло жертвы. Под пальцами здоровяка хрустнули ломающиеся шейные позвонки, и Вандал рухнул на захламленный пол. Зомби повернул обезображенное лицо к стоящему ближе всех к нему Ильичу, и оскалился, готовясь к атаке. Ильич же, напротив, не торопился. Он знал, как расправиться с зомби. Выхватив из-за пояса «тэтэшник», он прицелился.

— Стой! Он должен быть жив, чтобы разрядить аномалию. — Проговорил я.

— Ты малость опоздал, Ворон. Он давно уже протух.

— Какая разница! Ты должен толкнуть его на аномалию.

— На электру толкнуть?

Он спутал электру с «розеткой», но суть осталась прежней. Я кивнул.

— Сделаем. — Ильич кивнул, и добавил, обращаясь к мертвецу:

— Отправляйся к Чёрному сталкеру!

Он нажал на курок тэтэшника. Пуля вошла зомби между бровей, и разнесла на мелкие осколки черепную коробку. Ильич ударил ошалевшего мутанта ногой в грудь, и зомби, смешно вскинув правую руку, полетел в объятия «розетки».

Аномалия разрядилась, окутав безуспешно пытающегося подняться на ноги зомби ореолом молний.

— Ну, что? Мы идём? — Сталкер подхватил оружие, и выбежал из очерченного аномалиями квадрата. — Быстро, быстро!

Он ещё несколько раз выстрелил в напирающую толпу зомби. Двое мертвецов картинно вскинули руки и повалились на пол, но, всё-таки, боеспособных мертвяков было ещё очень много. Я обошел периметр аномалий, и схватил своё оружие. Как только палец лёг на курок, длинная очередь прошла по головам зомби.

— Все хватайте оружие! — Прокричал я.

Все — а именно, двое оставшихся сталкеров — Смертник и Ильич, тут же подбежали ко мне.

Ильич схватил свою грозу в правую руку, автомат Вандала — в левую, и принялся палить с двух рук, еле удерживая тяжелые автоматы в руках. Он даже умудрился выпустить в гущу зомби гранату из подствольника.

Смертник схватил поданный ему тэтэшник, вытащил из хлама какой-то старый автомат, присвистнул, будто нашел ценный клад, и тоже принялся стрелять. Автомат оказался заряжен, но патронов в обойме было не много. Расстреляв боезапас, Смертник отбросил автомат в сторону, схватил в правую руку тэтэшник, левой обхватил «Форт-12», и побежал за нами. К выходу мы пробились за две минуты.

Именно тогда сорвался с цепей тяжелый короб, и рухнул на бетонный пол подвала. Комната наполнилась клубами пыли. Мы выбрались вовремя…

На улице мертвяков уже не было. Кругом лежали тела зомби — около трёхсот. Неподалёку от входа стоял такой же военный джип, на котором нас возил по городу Вандал. Около него суетилось множество монолитовцев. Старший группы, в экзоскелете и повязанной поверх шлема бандане, проговорил, повернувшись к Ильичу:

— Вот видишь, мы успели.

— Успели, ребята. Успели. — Ильич похлопал бойца по плечу. — Вот только одному из моих людей ваша помощь уже не потребуется.

— Кто? — Коротко спросил Монолитовец.

— Вандал. — Ильич повернулся к сталкеру. — Ты опоздал на три минуты, Шаман.

— А контролёр? Здесь был контролёр. Вы его схватили?

Шаман усмехнулся:

— Ну, схватили, если это можно так назвать. — Он махнул рукой в сторону лежащих штабелями зомби.

Хозяин зоны лежал среди множества тел мутантов. Я выхватил из рук стоявшего рядом монолитовца «FN-2000», и, передёрнув затвор, подошел к телу Адепта.

— Он мёртв. — Шаман вскинул руки к небу. — Он покойник.

В груди сталкера зияло отверстие от заряда из пушки Гаусса.

— Да. Одного такого покойника я уже сегодня видел.

Я поднёс дуло автомата к затылку Адепта зоны, и нажал на курок. Пятнадцать пуль вошли в голову контролёра. Отпустив гашетку, я перевёл автомат чуть ниже, и выпустил оставшиеся полрожка между лопаток Адепта.

— Вот теперь он мертвее сожженного зомби. Теперь можно идти.

Сталкер с пушкой Гаусса наперевес удивлённо хмыкнул:

— Ну, вы, ребята, вообще безбашенные. Твой друг вообще голыми руками кровососа уделал.

— Какой друг? — Я вручил монолитовцу разряженный автомат.

— Ну, этот, как его? Спам.

— Он жив?! — Я подскочил к сталкеру. — Где он?!

— Ты не дёргайся, парень. — Монолитовец покосился на меня. — В машине он.

Я подбежал к джипу, и рывком открыл заднюю дверь. Ко мне подошел Смертник.

Спам сидел на заднем сиденье джипа, бинтуя израненную руку. Окровавленное лицо озарила улыбка:

— Ну, а теперь к Монолиту. Мы же этого хотели. Решайся, Ворон, это наш шанс.

— Как он? — Проговорил я, повернувшись к Монолитовцам.

— А меня самого ты не хочешь спросить? Я же вроде как доктор. — Спам улыбнулся. — Нормально я, нормально. Живой.

— А почему датчик жизни молчал? Вы его где нашли? — Я не отреагировал на реплику сталкера.

— Мы в подвал забрались, а там ещё один подвал. — Он замолчал, пытаясь подобрать подходящую фразу. — В подвале подвала мы его нашли. Во как! Там ДЖФ не фурычит.

— Ну, тогда всё нормально. — Проговорил я.

— Тогда по машинам.

— По машинам? — Переспросил я, глядя на единственный транспорт.

— Сейчас «Божья коровка» подъедет.

Я с недоумением посмотрел на Шамана:

— Какая ещё «Божья коровка»?

— Ну, вот же… — Он указал в конец улицы, где из-за угла дома вывернул БТР.

Бронированная махина, покрашенная в чёрный цвет. Спереди красовалась эмблема монолита.

— Вот это автопарк. — Смертник присвистнул.

— Да уж. — Согласился я.

БТР поравнялся с нами. На броне сидело трое вооруженных до зубов сталкеров в прозрачных шлемах. Одного из них я знал в лицо. Он был из Чистого неба, как и Вандал, вот только имя этого сталкера я вспомнить никак не мог. Заметив мой взгляд, Монолитовец кивнул. Я ответил таким же кивком.

В это время Монолитовцы вынесли из подвала тело Вандала и положили его в багажник джипа.

— По машинам. — Скомандовал Ильич. — А вы, Долговцы, на броню.

Мы сели на холодный металл БТРа, и приготовились к долгому пути. Сначала мы ехали по улице, потом вывернули на длинный проспект. Мимо нас пронёсся огромный стадион Припяти. Потом пролетела вереница аномалий, разрушенные здания, перевёрнутые и скрученные в бараний рог машины. Казалось, мы приближались к вратам преисподней всё ближе и ближе.

Я уже не смотрел на счётчик Гейгера, верещащий как соловей. Здесь это было в порядке вещей. Мы проехали мимо длинного здания, на фронтоне которого виднелась какая-то выцветшая надпись…

— Ну, так что? — Спросил я.

— Что? — Удивился Монолитовец, сидящий на броне, чуть впереди меня.

Это был тот сталкер, который спас меня от наседающих зомби и расстрелял Адепта.

— Мы скоро будем на месте?

— Скоро, скоро. Сейчас поворот… — Он даже не стал указывать, где дорога повернёт, потому что в следующую секунду БТР развернулся влево.

Мы въехали на бетонный мост, огороженный парапетом из сваренных труб, промчались мимо тлеющих вертолётов, ржавых остовов машин, перевёрнутых БТРов и огромных проржавевших букв «ЧАЭС им. В.И. Ленина». Потом повернули ещё раз влево, и долго ехали по какому-то замысловатому маршруту…

Наконец мы остановились перед воротами огромного ангара. Нас встречали двое.

Нет, конечно поблизости было много монолитовцев — двадцать или тридцать, сколько именно, я не разглядел. Но встречали, а не праздно шатались по территории лишь двое.

— Прибыли? — Сказал стоящий неподалёку сталкер.

На нём был защитный костюм «СЕВА» с прозрачным шлемом. Это был седовласый мужчина лет шестидесяти.

— Добро пожаловать в святая святых зоны. — Проговорил он. — Вот и ты, Ворон.

— Ага, кто же ещё? — Буркнул я, соскакивая с бронетранспортёра на асфальтовую площадку.

— Идём. — Он указал на двери ангара.

Это был тот самый Лёва — сталкер из группы Шухова и Монгола, участвовавший в походе к центру зоны, и загадочно исчезнувший на обратном пути вместе с трофейным осколком монолита.

Но теперь я видел перед собой лишь измождённого старика, которого зона перемолола и выкинула на обочину жизни, но без которого, как ни странно, сама не могла обойтись, и простила, вернула.

— Ну что? — Услышал я за спиной голос второго встречавшего нас сталкера. — Сколько?

— Двадцать шесть наших. — Раздался в ответ голос Ильича. — И несколько человек из группы Мастера, в том числе и сам проводник. На нас напал старый Нарл.

— Чёртовы бюреры, совсем распоясались. И что им не сидится у себя на Милитари?

— Их спугнули. — Ответил Ильич.

— Кто? — Удивился сталкер.

— Адепт зоны…

Дальнейшего разговора я не слышал. Лёва провёл меня через, на удивление чистый, ангар. Мы спустились на несколько уровней вниз, прошли по системе коммуникаций, не проронив ни слова.

Поднявшись по рифленой металлической лестнице, мы оказались около двери с кодовым замком.

— Уверен, что готов идти до конца? — Проговорил сталкер.

— Да.

Мы со Смертником подошли к двери.

— Только он. — Лёва указал на меня, и категорично провёл ладонью в воздухе.

— Ладно, без проблем. — Смертник остановился перед дверью.

Мы с Лёвой вошли под сводчатый купол какого-то зала управления, и лидер монолита внезапно проговорил:

— Боишься Зоны?

— Я не боюсь ни Зоны, ни Хозяев.

— А я вот испугался. — Лёва виновато посмотрел на меня. — И решил, что только здесь, у центра, смогу понять тайну Зоны. Мы шли от монолита, когда Зона проснулась. Она решила нас уничтожить. Ты понимаешь, Измаил попал в жарку, а я попытался его вытащить, и вдруг р-раз, и провалился в какой-то бункер. Когда вылез наружу, никого рядом не было, только Измаил…мёртвый, и всё. Догонять группу я не стал, и обосновался здесь. А потом построили выжыгатель мозгов, и вернутся я не мог при всём желании.

— Это ты создал клан Монолит?

— Да. Но мы не фанатики — мы лишь пытаемся понять зону и осознать её поступки.

Глава монолита прищурился и посмотрел на меня:

— А чего хочешь ты? Хочешь уничтожить зону?

— А если это и так, что в этом плохого? Зона погубила столько жизней. Её просто необходимо остановить.

— И как ты себе это представляешь? — Он с грустью посмотрел на мою экипировку.

— Скажу монолиту, чтобы он уничтожил зону, и все дела… — Мои слова потеряли былую уверенность, и теперь звучали как мольба о помощи.

Я сам противоречил собственным словам, которые говорил в баре «кордон» переговорщику.

— Монолит — это сердце зоны. Как он, по-твоему, уничтожит её, если он тоже часть зоны?

— Не знаю. — Я опустил глаза. — Я думал, всё просто.

— Я тоже так думал… — Глубокомысленно изрёк старик. — Ведь ты был хранителем осколка монолита, а так ничего и не понял. Даже Спам, которого Зона избрала и которому вручила осколок, не осознал всех причин…

— Осколок монолита. Куда не плюнь, везде говорят только об этом чёртовом осколке. Хотя бы скажите, что же такое осколки монолита?

— Некая субстанция, призванная контролировать Зону и её сердце — монолит.

— И, выходит, собрав вместе все осколки, как раньше…

— Такого никогда не было раньше. — С грустью проговорил Монолитовец. — Зона никогда раньше не была подконтрольна кому-то. Но в последнее время фанатиков, мечтающих это сделать, предостаточно — О-сознание, «Хозяева зоны». Все они ставили своей целью использование зоны в своих интересах, но зона сама вертела ими как хотела.

— А откуда ты это знаешь?

— Я знаю многое. В своё время я стал свидетелем рождения «Хозяев» зоны.

— Так кем они были раньше? Сталкерами? Учёными?

Собеседник покачал головой.

— Нет. Я точно не знаю, кем, но они пришли в зону одними из первых. Даже раньше, чем появилась Зона. Они как предвестники Апокалипсиса, пришли и ждали начала фейерверка — первого выброса, который придаст им сил. Они попали под выброс, как и я. — Собеседник закрыл глаза. — Я выжил лишь благодаря помощи свыше. Зона не хотела моей гибели. А их она не щадила.

— Так всё же они были сталкерами?

— Не сталкерами. Скорее теми, кто знал, что ищет. Понимаешь?

Я отрицательно замотал головой.

— Они пришли в зону, чётко зная, где находится каждый её элемент, и как дойти до Монолита. Они знали, будто сами проложили эти маршруты. Это были не сталкеры.

— Так почему они не дошли?

— Из-за выброса. Когда я научился проходить через пси-барьер, я начал ходить по всей зоне, и взялся вести их к центру. На Милитари нас накрыло выбросом. Так они стали «Хозяевами зоны». Но тогда я не знал, что это было с ними уже во второй раз…

— А зачем они шли к центру? — Не унимался я.

— Их лидер, который называл себя Адепт, сказал, что с целью понять природу возникновения зоны. Это он проложил маршрут к центру.

— Значит, они были людьми? — Спросил я. — А «О-сознание»?

— Эти ребята в основной своей массе были сталкерами и учёными. Своей целью они ставят не только разгадку тайны зоны, но и обучение армии, чтобы противостоять «Хозяевам зоны» и подчинить саму зону себе.

— Зачем? — Мой вопрос загнал собеседника в тупик.

— Как это зачем? Зона — это самое страшное оружие в мире, и как считают люди из «О-сознания» и, как не печально, из Монолита, кто владеет зоной — владеет миром.

— А почему бы просто не загадать у монолита мировое господство.

— Это не так-то просто. Монолит сам решает, чьё желание выполнить в точности, чьё исполнить отчасти, а чьё и вовсе оставить без удовлетворения. Это зависит от степени опасности, которую несёт Зоне желание и сам сталкер, который его загадывает.

— У меня есть одно желание, которое я смогу загадать, если дойду.

— Дойдёшь. Тебя никто не остановит. Вот только помни, мы считаем зону оружием, аномалией, и бог весть чем ещё, но всё это не то. Мы и на сотую долю процента не поняли, что же такое зона, а сама зона знает о нас всё. Не она наше оружие, а мы, сталкеры — оружие, которое позволяет противостоять таким, как Адепт, подчинить её себе. Помни это, когда войдёшь в саркофаг.

Монолитовец отошел в сторону, пропуская меня за металлическую дверь.

— И последний вопрос.

— Задавай. — Лёва махнул рукой.

— Зачем ты привёл меня к самому монолиту? Ведь не для того, чтобы я смог загадать желание?

— А что на этот счёт сказал Адепт? — Лёва улыбнулся.

— Что начать вновь исполнять желания монолит может, если только первым желанием станет моё. И ещё, что за то, что вы приведёте меня сюда, зона вас вознаградит.

— Ну, отчасти это правда. Ты был избран зоной, чтобы восстановить всё на прежние места.

— Вот как? И каким же образом?

— Банально загадав желание.

— Хорошо. Допустим, я избран зоной. Но почему тогда зомби повели себя не так, как все мутанты?

— Не так, как все другие? То есть, они напали на тебя?

— Да, напали.

— Это потому, что у зомби не достаточно интеллекта, чтобы почувствовать зов монолита. Ну, и притом Припять находится слишком близко к центру зоны, и здесь монолиту сложнее управлять своими порождениями.

— Ладно, и это прояснили…

— Ты говорил, последний вопрос. — Перебил меня Лёва.

— Да, последний. Просто ответь, почему генерал Воронин и его бойцы не погибли, а живы, и плавают в капсулах в лаборатории Х-20?

— Этот вопрос не ко мне, к Пророку. Он всегда был скользким типом.

— Что ты имеешь в виду? — Я заинтересовался, и теперь внимательно слушал сталкера.

— Он шел к центру зоны с одной единственной целью — найти монолит и загадать желание. Мы же шли, чтобы узнать, что находится в центре зоны…

— Допустим, Монгол тоже шел к центру ради исполнителя желаний.

— Нет, это не то. Монгол хотел найти сына, а Пророк хотел совсем другого. Поэтому монолит и не открылся им тогда.

— То есть, ты хочешь сказать, что цели Пророка были настолько опасны, что группа не нашла монолит. Камень спрятался?

— Вроде того. А тут как раз моё желание, которое я загадаю следом за тобой.

— Какое желание?

— Положить конец «О-Сознанию». Поэтому он и не хотел подпускать тебя к центру зоны. Ну же, Ворон, не медли, иди. — Он закрыл за мной дверь, и пошел по коридору.

Я миновал несколько длинных пролётов, и оказался перед ещё одной дверью.

Тяжелая конструкция заскрежетала, впуская меня в огромное помещение, заваленное осколками бетонных плит.

Метрах в шести от меня, на вершине холма из строительного мусора, возвышался монолит. Он был точно такой же, каким я видел его на фотографии в лаборатории «О-сознания».

Недалеко от меня лежало несколько тел в точно таких же, как и у меня, костюмах СЕВА. Сталкер в противогазе, или «противонюхе», как говорил Жиган, тянулся рукой в сторону монолита. Видимо, они и были теми, про кого лидер монолитовцев говорил «оставить их желания без удовлетворения».

— Твой путь завершен, человек! — Громовой голос заставил меня прервать размышления. — Иди ко мне!

Я сделал несколько шагов и оказался перед святящимся монолитом. У его подножье лежало не меньше двадцати угловатых камней — осколков.

Только в этот момент я понял, что к центру зоны меня вело не выполнение приказа Пророка дойти до центра зоны, а одно желание, но совсем не то, которое я хотел загадать ещё несколько дней назад.

— Говори!!! — Голос монолита рокотал в моём подсознании. — Отвечай, зачем ты пришел?!

И я ответил, загадав желание…

* * *

Солнце было уже высоко, когда поезд резко затормозил. Двери вагонов открылись, и из душных, узких купе показались люди.

— Не задерживаемся, проходим, проходим. — Причитала белокурая проводница, порхая между прибывшими.

Поток людей устремился прочь от перрона, и лишь двое мужчин остались неподвижно стоять посреди пустой площадки.

Один из них извлёк из кармана телефон, и, набрав нужную комбинацию, проговорил:

— Лена, это я… Да не причитай ты… Я с Ромкой, и мы уже в городе… Готовь обед, мы идём домой…

Он повернул к парню изрезанное шрамами лицо и проговорил:

— Ну что, сын, пойдём…

Тот кивнул, и они медленно пошли по тротуару — худощавый парень и седой старик…

* * *

…ответил, загадав желание…

Пусть многие скажут, что у меня был шанс уничтожить зону, и я им не воспользовался, но я знаю, что произнесённые мной слова были важны. Я сказал:

— Азат и Роман Хусаиновы живы, и они возвращаются домой…

Не знаю, какие планы на меня были у хозяев зоны, монолитовцев и О-Сознания, и были ли они вообще, но я не стал спасителем мира.

Я просто сделал то, что должен был сделать.

А если кто решил загадать у монолита исчезновение зоны, милости прошу. Надо лишь преодолеть Мёртвый город, и вы у цели…

Но вот вам мой совет, оставьте эти бредовые идеи. Зона не пожалеет того, кто хочет её уничтожить. Она вас просто не выпустит обратно, вы уж мне поверьте…

Продолжение следует…

Август–декабрь 2007

Категория: Александр Тихонов - Пленник монолита | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 746