Глава восьмая — Адепт зоны

Застреленный солдат сидел на полу сразу за дверью. Смертник чуть было не налетел на него, торопясь нагнать Шпрота и капитана.

— Во, дела. Это же один из людей Заречного. — Глаза напарника округлились от ужаса.

Я огляделся: солдат был застрелен из Абакана — в луже крови лежали гильзы именно от такого оружия. Но у чёрного нет Абакана. Тогда кто же его убил? Заречный? А почему? Неужто, люди генерала устроили перестрелку?

Я поднял с тела убитого ПДА. Надпись на дисплее гласила «Обладатель этого ПДА погиб — рядовой Файруллаев». Я взглянул на время смерти — ага, за десять минут до того, как погиб Кушнарёв. Значит, этого солдата расстреляли свои. Что же тут вообще происходит?

— Они что, сами его пристрелили? — Смертник принялся копаться в рюкзаке убитого.

— Не знаю, возможно.

— Вот ты, Ворон, вроде соображаешь, что здесь происходит. Объясни мне.

— Не время. — Я махнул рукой, предлагая напарнику продолжить путь.

— А когда будет время? — Смертник поравнялся со мной. — Когда? Мы вступили в сговор с психами из О-сознания, позволили погибнуть Монголу… За один день мы сделали столько, что и за год не разгрести. Я запутался, Ворон.

Я не отвечал. Мне просто нечего было сказать. Я не понимал ни того, почему отряд разделился, ни того, почему выжил Чёрный сталкер, ни того, почему погиб этот солдат. Впервые в жизни передо мной не было реального противника, и цель не была реальной, а лишь абстрактной — предотвратить уничтожение мира. Бред. Бред, и не иначе.

Из комплекса мы вышли через несколько минут, миновав ещё один эскалатор. Двери открылись, и нам в лицо ударил холодный ночной дождь. Мы выбрались.

С холма открывался прекрасный вид на озеро Янтарь, все три лагеря учёных, Рыжий лес. Но больше всего меня интересовал домик, стоящий на краю поля. За это, стоящее на отшибе строение, сегодня билось не меньше полутора сотен человек. Картина и вправду была жуткая: из-за полосы дождя проступали обгоревшие остовы машин, а когда налетал ветер, и трава на поле пригибалась к земле, открывался вид на десятки разорванных тел.

— Рейд закончился. — Проговорил я, и пошел вниз со склона.

Аномалий здесь было предостаточно, и всё же я не понимал, зачем было солдатам идти в лоб, если можно было обойти с флангов. Из-за манёвра по спасению Лапина и Шпрота? Чушь.

— Ворон, смотри. — Смертник указал в сторону малого лагеря. Я тут же извлёк из кармана ПДА Файруллаева. На экране виднелся зелёный символ. «Контакты: рядовой Богданов — друг».

— Значит, они оставили здесь своего человека, чтобы тот смог прикрыть их отход.

— А я о чём? — Смертник усмехнулся.

Мы подошли ближе. Всюду — справа и слева виднелись тела солдат и монолитовцев. Запах гари растворялся в потоках воды, становясь сладковатым.

Рядовой Богданов сидел за остовом сгоревшего КАМАЗа и отрешенно смотрел куда-то на запад.

— Эй, парень. — Позвал Смертник, но солдат не отреагировал.

— Что с ним? — Напарник удивлённо глядел на солдата.

Я пожал плечами.

— Вы не слышали его зов? — Рядовой повернул в нашу сторону бледное лицо. — А я слышал. Он звал меня. Но я не могу идти. Мне ведь сказали оставаться здесь…

— Похоже он того. — Смертник покрутил пальцем у виска.

— А кто тебя звал? — Проговорил я дружелюбным тоном.

— Великий Монолит. Он хотел, чтобы я был там, когда пройдёт выброс, и я был.

— Выброс? Будет выброс?

— Будет. Он уже готовится очистить землю от неверных. Он нанесёт удар… — Солдат поднялся на ноги, и захихикал.

— Чёрный сталкер блокировал все двери. Как вы прошли?

— Когда двери закрылись, мы решили выйти через тот же лаз, через который вошли, но он был закрыт, а в зале с автоклавами, ну или капсулами, было полно монолитовцев. Мы начли отступать к эскалатору. Завязался бой. Потом Кушнарёв остался нас прикрывать, а мы двинулись к выходу. У одного из монолитовцев сталкер, который шел с нами, нашел артефакты, создающие двери. Так мы и прошли.

— А Файруллаев? Кто убил Файруллаева? — Не унимался Смертник.

— Это был не Ахмед. Это был другой.

— Что значит, другой?

— Внешне это был Ахмед Файруллаев, но это был не он.

— Понятно. А как вы узнали, что это не Ахмед?

— Он сказал, что пришло время вернуть осколок Хозяевам зоны. Он сказал, что убил Ахмеда там, в развалинах, и стал им.

— Смена внешности. Мы такое уже видели. — Я кивнул.

— А где остальные? — Смертник всё ещё нервничал.

— Они ушли дальше, к выходу с Янтаря. Они пошли в сторону блокпоста.

— Давно?

— Несколько минут назад.

— Ладно, тогда мы успеем их нагнать. Боец, ты с нами?

— Я дождусь судного дня здесь. — Солдат вновь захихикал.

— Ну, как знаешь.

Мы со смертником перебежками направились в сторону подземного тоннеля, соединяющего территории, прозванные Янтарём и земли завода Росток.

Что значит «судный день»? Неужто, он хотел сказать, что вот-вот грянет выброс, который поглотит всю планету, сделав её одной большой зоной? Да нет, куда этому психу до таких рассуждений. Я просто начинаю сходить с ума. Совсем немного, но крыша уже едет.

— Ворон, не спи. — Смертник толкнул меня в плечо.

Я и не заметил, как мы миновали подземную галерею. Впереди был Росток. Это место давно приобрело дурную славу. Здесь каждая хибара готова ощетиниться стволами АКМ, которые так любят носить наёмники. Но первыми, кого мы увидели, были не наёмники…

Военные сталкеры шли от нас в сторону удаляющегося сигнала чьего-то ПДА. Я взглянул на экран — «Контакты: Рядовой Зимин — друг, Капитан Самсонов — нейтрал, Рембо-нейтрал, Батон — Нейтрал…». Я присвистнул, не поверив своим глазам — рядом с нами ошивалось не меньше десятка сталкеров из Долга, Монолита, отряд «ВС»… Вот только группы Заречного там не было. Хотя, кто знает, может, рядовой Зимин и был с ним, да отстал.

Теперь подумаем, что здесь понадобилось военным сталкерам: Одного я знал — Коля Самсонов по кличке Зять. С этим Военным сталкером я познакомился уже давно…

Тогда я был ещё новичком, и дальше Кордона лезть не пытался. В склеп, точнее в бункер, к Сидоровичу той весной зашли четверо военных сталкеров. Я слышал их разговор с барыгой.

— Здорово, Кутузов. — Прохрипел Сидорович, закрывая крышку лэптопа.

— Здорово, старик. Мы по делу. — Ответил не менее хриплый голос.

— Выкладывай.

— Нас подрядил полкан с двадцатой отметки. Надо вылазку устроить в мёртвый город, а у меня людей не хватает: Батон, Зять и Рембо.

— А от меня ты чего хочешь?

— Ты не против, если я выйду в лагерь новичков и брошу кличь, может кто присоединится.

— Ну, не знаю.

— Я же не с пустыми руками пришел. Ты мне сопляков — патроны таскать, а я тебе вот такую штуку отдам.

— «Вал». Не плохо, не плохо.

— Не просто вал, а «вал-штурмовик»: магазин на двадцать пять патронов, уменьшенная отдача, возможность прицепить подствольник, прибор ночного видения, и, само собой, датчик дыхания.

— Ты, Кутузов, прямо как на продажу его демонстрируешь. Что с тобой поделаешь, давай его сюда, и бегом в лагерь, пока салаги не разбрелись.

Вскоре из бункера вышли все четверо. Первый, с перебинтованной грязной тряпкой рукой, скорее всего и был Кутузовым. Все четверо подошли к костру, вокруг которого сидело полтора десятка новичков.

— Эй, орлы, тишину поймали! — Крикнул идущий третьим толстяк. — И слушайте сюда. Батька речь толкнёт.

Сталкеры замолчали.

— В общем, так, ребята. — Проговорил спокойным тоном Кутузов. — Набирается группа для рейда в мёртвый город. Надо человека четыре. Кто пойдёт?

Все молчали. Лишь сидящий на перевёрнутом ящике сталкер спокойно поднял руку.

— Зовут как?

Сталкер указал на горло и покачал головой. На его шее виднелся ярко-багровый рубец.

— Чернобыльский пёс постарался?

Сталкер кивнул.

— Ладно, берём. Зять, выдели товарищу оружие и броню. Дальше пошли.

Кутузов оглядел сидящих у костра.

— Кто-нибудь ещё?

— Пожалуй, да. — Я подошел к военному сталкеру. — Вам ведь нужны сопляки, патроны таскать.

Кутузов улыбнулся:

— Молодец, сталкер, далеко пойдёшь. Принят.

— Я тоже присоединюсь. — С колен поднялся ходок в сине-зелёном комбинезоне.

— Как звать? — Задал дежурный вопрос Кутузов.

— Шизиком кличут.

— А почему?

— У меня с головой нелады. — Он захохотал.

Эх, знал я, что зря Кутузов взял его в группу и выдал оружие. Проблемы начались на Радаре, когда у мусорного завала надо было повернуть влево, вместо того, чтобы шагать через минное поле. Надо было сделать крюк в три километра, если кто не понял.

— Шизик, стой! — Закричал Батон, когда сталкер перемахнул через колючку и оказался на минном поле.

— Назад, придурок. — Вторил ему Рембо.

— Ну, и на фига ты на минное поле попёрся? — Кутузов аккуратно сдвинул сетку, показывая Шизику, что готов его пропустить.

— Там картошка крупнее. — Шизик улыбнулся.

— Заканчивай ерундой страдать, и пошли.

Шизик шагнул в нашу сторону, и наступил на мину.

Тишину майской ночи разорвал гулкий хлопок, и то, что осталось от сталкера кровавым дождём посыпалось на землю. Собственно, именно после этого стая собак рванулась к нам, и до мёртвого города мы бежали, отстреливаясь от мутантов. Тогда, в городе, я видел группу в последний раз.

Зачем же они идут через Росток?

— Ты что, Ворон? Не тупи, давай повыше заберёмся и оглядимся. — Голос Смертника вывел меня из ступора.

Мы побежали к трёхэтажному блочному дому, возвышавшемуся над руинами завода.

* * *

Шпрот бежал через двор, отстреливаясь от догоняющих его кровососов.

— Видел, что делается? — Смертник указал на бегущего сталкера.

— Ты лучше туда посмотри. — Я указал на бетонные перекрытия дома напротив, из-за которых выглянули Рембо и Зять. Мгновение, и Военные сталкеры срезали нагоняющих Шпрота кровососов.

— Сдаётся мне, Ворон, они на подмогу к Заречному прибыли.

— Одно интересно — как же они с нами не пересеклись. Они ведь так же, как и мы шли.

— Десант. — Коротко отозвался Смертник, и, вскинув автомат, принялся рассматривать через прицел близлежащие руины.

Внизу Шпрот отстреливался от мутантов. Снорки, слепые псы, изломы — все норовили вцепиться сталкеру в горло.

Изломы — жуткие твари. Я несколько раз сталкивался с ними, и в большинстве случаев стрелял прежде, чем они успевал приблизится на расстояние удара.

— Ворон, гляди. — Смертник указал на бегущего через железнодорожную насыпь генерала Заречного.

Тяжело дыша, офицер перекатился через насыпь, и, прихрамывая, направился к Шпроту. Несколько мгновений спустя из-за насыпи показался Спам. Он дважды выстрелил из калаша, и побежал к укрытию Шпрота.

Где-то на северо-востоке раздались автоматные очереди, и отряд монолитовцев из восьми человек накрыл засаду шквальным огнём.

Я прицелился, и выпустил несколько очередей. Так, — вертелось в голове, — значит Спам жив. Но почему он оказался вместе с Заречным, а Шпрот и Лапин вышли из бункера позднее?

Что же произошло за те несколько мгновений, что я провёл в той комнате? А может вовсе и не мгновение? Я вновь прицелился, и…поймал в перекрестье прицела самого Чёрного сталкера.

Я не сразу узнал его: Чёрный бронированный костюм, кожаный пояс с двумя кинжалами, висящих на поясе в ножнах. Вот только пояса с артефактами — того самого второго пояса, о котором мы со Смертником разговаривали двадцать минут назад. Значит, у него нет защиты? Конечно, ведь он истратил энергию артефактов на лечение и открывание дверей. Ну, держись, Чёрный, я иду за тобой.

Я прицелился, и выстрелил. Золотистый отблеск выстрела озарил небо, и свинцовый конус метнулся в сторону наместника зоны. Сталкер отшатнулся. Полоска алой крови запетляла по его предплечью. Вот так, Чёрный, теперь и ты на волосок от смерти.

Я прицелился вновь, но автомат лишь сухо щёлкнул — рожок был пуст.

— Смертник, подай патроны. Они в рюкзаке. — Я протянул руку в сторону напарника, не отрывая взгляда от Чёрного сталкера.

— Прости, Ворон, но осколок пора вернуть Хозяевам зоны. — Голос Смертника стал угрожающе тихим.

— Ты чего, братишка? — Я повернул голову в сторону напарника, и в лоб мне упёрся ствол автомата.

— Ты должен отступить. Мы не позволим сталкерам забрать осколок.

— Вы?

— Мы — Хозяева зоны, воины Адепта. — Смертник поудобнее перехватил приклад Абакана.

— Так ты не Смертник?

— Дошло, наконец?

Я с изумлением смотрел на Смертника. Точнее, смертником он был лишь внешне, но из глубины серых глаз на меня смотрел один из Хозяев зоны.

— Когда ты успел сменить внешность?

— Времени было предостаточно. Когда ты попал в ловушку…

— Ловушку?

— Ну да, ловушку. Чёрный поставил в зале управления «часы».

Я слышал об этом артефакте. Говорили, что при контакте с «каплей», он способен замедлять, или даже останавливать время в конкретно взятом помещении.

— Значит «часы»?

— Ну да, часы. Когда Чёрный очнулся, он посоветовал мне взять облик одного из сбежавших сталкеров и задержать тебя.

— Задержать, но не убить?

— Ты нужен зоне живым, и нам тоже. Поэтому отойди от края, и положи автомат на пол.

Я положил автомат, и, подняв руки, отошел от края площадки.

— А откуда вы узнали про такие возможности артефактов: открывать двери, делать людей невидимками?

— Откуда мы знаем? — Он улыбнулся. — Мы выкрали весь архив Болотного доктора. Большинство информации из него оказалось чушью, но кое-что сослужило нам хорошую службу. Мы научились комбинировать наборы артефактов для превращения своих бойцов в невидимок. И это только начало. Оказывается, Доктор мог, с помощью комбинации артефактов, менять внешность любого человека. Я — живое подтверждение этого…

Пока лже-Смертник говорил об артефактах, я огляделся. Чёрного видно не было, зато рядом со Шпротом, Спамом и генералом Заречным сидел настоящий Смертник, а из-за насыпи бежал капитан Лапин. Внезапно капитан отлетел назад, и упал на рельсы. Увидев это, один из военных сталкеров, по кличке Батон, что-то крикнул Заречному, и тот мотнул головой в ответ.

— Кто же вы такие? — Я взглянул на сталкера, держащего меня под прицелом.

— Мы — Хозяева зоны. Большего ты не узнаешь.

— И вас здесь много?

— Много. Мы есть и среди солдат на блокпостах, и среди бандитов на Агропроме, и среди Долговцев на Ростке…

На Ростке? Эти слова напомнили мне, что на другом конце промзоны находится база Долга.

— Мы повсюду. Даже в правительстве Украины. За несколько месяцев мы проникли во все властные структуры этой страны.

— Так вы люди? Да или нет?

— Не совсем. Когда-то были, но те времена давно в прошлом.

Сталкер расслабил руку с автоматом, и я этим воспользовался. Толкнув Смертника в грудь, я пригнулся и ударил в живот снизу вверх.

Согнувшись пополам, сталкер повалился на бетонную площадку. А я ударил ещё раз, но теперь он был к этому готов, и, вскочив на ноги, парировал удар. Видимо, на поясе у него всё же висело несколько мощных артефактов. Я попытался схватить выроненный им Абакан, но сталкер ударил меня ногой.

Пока я приходил в себя, он нажал на пряжку ремня, и тут же исчез, будто его и не было.

Сердце стучало как сумасшедшее, кровь смешивалась с потом, заливая глаза. Казалось, сейчас я упаду без сил. Удар противника был настолько сильным, что живот, куда пришелся удар тяжелого армейского ботинка, жутко болел.

— Ты нужен живым. — Раздался раздраженный голос Хозяина зоны откуда-то из-за правого плеча. — Но, думаю, он не обидится, если я оторву тебе руки.

— Кто он? Кедр?

— Кедр? О ком ты, парень? Я говорю про Адепта зоны. Он сказал, что ты нужен нам живым.

— Зачем? — Я резко развернулся и ударил ногой в пустоту.

— Я не спрашивал. — Отозвался лже-Смертник откуда-то справа.

Его слова заглушил рокот винтов, и над площадкой пронеслись два вертолёта. Туча пыли взметнулась вверх, окутывая меня, и тут я увидел полупрозрачный силуэт.

Видимо ветер мешал действию артефакта. Хозяин зоны стоял в нескольких шагах от меня, протирая глаза, от попавшей в них пыли.

Это был шанс. Что было сил, я оттолкнулся от земли и нанёс противнику удар в прыжке. Лже-Смертник пошатнулся, и с воплем полетел вниз с девятиметровой высоты. Ударившись об снование стоящего возле здания башенного крана, его тело рухнуло на груду арматуры. Острые прутья как иглы пронзили плоть, окрасившись в бурый цвет. Сталкер поднял на меня налитые кровью глаза, и, прошептав что-то невразумительное, задёргался в конвульсиях.

Теперь дело было за малым — взять автомат и расстрелять Чёрного сталкера. А ведь если бы не эти вертолёты, он бы убил меня. Да, всё таки зона меня бережет. — мелькнуло в голове.

Я открыл рюкзак. На дне одного из «отсеков» лежал портативный бинокль. Видимо, солдат, у которого мы позаимствовали рюкзак, был экипирован достаточно хорошо… Чёрный стоял за проржавевшим вагоном, отстреливаясь от подоспевших на подмогу к Заречному Долговцев. Перезарядив Абакан, я прицелился и нажал на курок. Чёрный сталкер вскинул руки, и осел на траву. Как только это произошло, отряд монолитовцев, в котором к этому моменту оставалось меньше десяти человек, поспешил ретироваться. Неужто, я убил самого Чёрного сталкера?…

— Ворон, сюда. — Прокричал мне Смертник, когда я спустился вниз. — Спам, я же говорил, он выживет.

Около жестяного вагончика, изрешечённого пулями, стояло к этому времени не меньше двух десятков человек: Долговцы, во главе с Пророком, Кутузов с группой военных сталкеров, Генерал Заречный, Спам, Шпрот, Смертник…

— В рубашке родился, парень. — Прохрипел генерал. — Везучий.

— Зона не спешит меня съедать, ей ведь нужны игрушки. — Я с вызовом глядел на Заречного.

— А у меня для тебя кое-что есть, сталкер. — Генерал протянул мне часы в толстой оправе. — В них находится осколок Монолита. Думаю, ты найдёшь ему правильное применение.

— Думаю, да. — Я положил часы в карман. — А зачем вы шли на Росток. Здесь ведь полно людей Апостола.

Генерал прищурился:

— А вот это не твоя забота, парень. — Он одёрнул штормовку.

— Тогда хоть скажите, какую информацию нёс ваш человек?

— Всё, что знаю я, узнали и вы, ребята. — Лапин тяжело вздохнул. — Я про лабораторию, если вы не поняли. Мы-то думали, что это лаборатория — часть комплекса «Проклятая топь».

— Вы узнали это только сейчас?

— Да. — Генерал кивнул. — Это наш главный промах, ну и конечно глупо было соваться в лабораторию без подмоги…

— Так это вы вызвали сюда военных сталкеров? — Я всё ещё не мог понять расклад сил.

— Нет. Они просто шли мимо.

— Ах, мимо. Вот оно что. Просто шли мимо? — Я обернулся и посмотрел на Кутузова. — Вы просто шли мимо,…Адепт зоны.

Лицо Кутузова озарило удивление.

— Да, да. Я раскусил ваш план. Вы страховали своих людей под видом отряда военных сталкеров. Я даже могу сказать, зачем был вам нужен. Подтвердить, что вы действительно сталкеры, если возникнут вопросы, верно?

Кутузов вскинул «вал», но Смертник уже держал пистолет у его виска.

Военные сталкеры непонимающе смотрели на своего командира. Следующая его фраза повергла всех в шок:

— Браво, Ворон, браво. — Раздраженно проговорил адепт зоны. — Вот только как ты понял, кто перед тобой?

— Элементарно. В кормушке у кровососа я видел тело Кутузова, точнее золотой крестик, который он всегда носил на шее. Это был не просто крест — штучный экземпляр. Этого ты не учёл? А ещё я вспомнил про то, что к Чёрному должен был приехать какой-то состоятельный Американец, и свёл всё воедино…

— Не дури, Ворон. Скоро будет выброс, и если ты не отдашь мне осколок сейчас, мир, который ты знал, рухнет. Выбор за тобой.

Я ещё раз оглядел группу военных сталкеров.

— Пророк, надеюсь, в бункере есть нормальная еда. Я проголодался. — Я демонстративно повернулся к Адепту зоны спиной.

— Ты делаешь большую ошибку… — Кутузов оттолкнул Смертника и прыгнул в мою сторону, выхватывая из-за пояса два «тэтэшника».

Мир завертелся, будто детская карусель. Адепт зоны выстрелил в прыжке, и двое Долговцев повалились на траву, корчась от боли. Отбросив ненужные пистолеты, сталкер схватил за руку подбежавшего к нему Батона, и ударил его в грудь со страшной силой. Ходок упал к ногам противника — он был мёртв.

— Отдай осколок. — Кутузов оттолкнул в сторону Шпрота, и теперь приближался ко мне.

Его голос эхом отразился во мне, будто голос контролёра нашептывающего что-то непослушному зомби. Так и есть. Адепт ведь был сверхконтролёром.

— Верни его мне. — Сталкер протянул руку, и меня пронзила резкая боль.

— Отдай, или умрёшь… — Он вновь поднял руку, но выстрел из «грозы» остановил его прежде, чем он нанёс пси-удар…

Спам опустил автомат и проговорил:

— А Кольт сделал их равными… Так вы говорите, у вас есть бункер?

— Да. — Пророк указал в сторону старых складов. — Это там.

— Надо торопиться. Скоро выброс. — Спам махнул нам рукой, повесил на плечо «грозу», брошенную кем-то из монолитовцев, и зашагал к убежищу Долга. А через сорок минут над зоной прогрохотал выброс.

Выброс расставил все точки над «и».

Говорят, после него многие служащие окрестных баз и городов бесследно исчезли. Точнее, это были не люди, а существа неизвестного вида, скрывающиеся под маской людей. Я думаю, они поняли, что проиграли, и отступили, чтобы потом появиться в какой-нибудь другой «зоне».

Я слышал, что в Иране недавно рванул реактор АЭС, так что выводы делайте сами.

Сам же я продал барыге Сидоровичу оставшиеся у меня артефакты и укатил на Филиппины…

Так осколок оказался за пределами зоны. А потом я вернулся, чтобы понять, кто же такой Пророк…

Категория: Александр Тихонов - Пленник монолита | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 889