Глава четырнадцатая — Последний день

Трупоед обхватил обеими руками ногу мертвеца, и принялся разрывать зубами плоть.
–Он его ест. — Серый вцепился в мою руку. — Кто он?
–Зомби. — Прошептал я. — Когда-то он был таким же человеком, как ты и я. Он был наёмником, и, насколько мне известно, попал в зону действия радара при помощи мародёра по кличке Горгулья. Знаешь такого?
Серый сместил респиратор немного вниз, и указал на длинный шрам, прочерчивающий смуглую щёку.
–Знаю. — Серый кивнул. — Но как он?…
–Стал зомби?
Сталкер кивнул.
–Я же говорю, попал под воздействие Радара. А вообще говорят всякое. Монгол говорил, что виновен во всём Горгулья, и я ему верю. Другие говорят ещё что-то, но это не заслуживает внимания.
–А остальные тоже зомби? — Серый опасливо покосился на странную процессию.
–Не все. — Я покачал головой. — Есть и те, кто вывел их на кормёжку.
–Кто?
–Слышали что-нибудь про клан «последний день»? — Спросил я.
Серый кивнул, а Кир с любопытством принялся ждать обычно следующего за такой репликой рассказа. И в этот момент Трупоед прервал трапезу, и поглядел в нашу сторону измученным взглядом.
–Он нас видит? — Спросил Кир, медленно пятясь назад.
–Надеюсь, что нет. — Прошептал я.
–Почему? — Спросил Кир, но вопрос был задан, скорее, чтобы слышать голоса друг друга.
–Потому, что если он нас заметил, то кукловод, который вывел их на прогулку, спустит с цепи всех своих зомби. — Я внимательно посмотрел на Трупоеда, но тот вновь переключился на покойника — слава богу, не заметил.
–Что за чертовщина? Какой кукловод?
Я потянул Серого за плечо?:
–Пошли отсюда. Когда будем в доме, я всё расскажу. Не хочу быть рядом с этими…
Мы забрались по лестнице на второй этаж, откуда нам было прекрасно видно, как семь человек, на проверку оказавшиеся зомби, рвут на части тела погибших десантников и мародёров.
–Они едят не для того, чтобы есть. — Прошептал Серый. — Они не черпают жизненную энергию из пищи, потому что уже мертвы, эти зомби.
–Они не совсем зомби. — Сказал я, подходя к окну.
–А кто же они тогда?
–Ну, скажем так, они люди, над чьим разумом поработал радар военных. Но они не мертвецы. Говорят, примерно через три-четыре месяца без нормальной еды организмы этих бедняг начинают саморазрушаться. Говорят, что после какого-то времени они уходят на берега озера Янтарь, и возвращаются такими. Один мой друг — Смертник, прошел через радар, и был застрелен. Потому, что это был единственный шанс избавить его от страданий и ужаса. Я, например, даже не представляю, как быть таким. А некоторые говорят, что эти существа даже могут осознать всё, например поедание падали, но сказать себе «нет» не могут. Не совсем то, что у болотного доктора.
–А что у доктора?
–Ну, может вы и помните Бенито.
Сталкеры переглянулись. Они не раз бывали у доктора, и прекрасно знали зомби, которого доктор так долго пытался перевоспитать. Что стало с ним дальше, сталкеры не знали, а вот я видел его после экспериментов с Серпом. Причём видел обычным человеком. Как говорил доктор, он вернул ему тело, но в душе Бенито остался зомби. А потом он ушел. Доктор говорил, что он ушел к своим собратьям-зомби в Припять, но Ворон рассказал мне, что во время визита заказчика и Новикова в дом доктора, Бенито был расстрелян. Если бы он был зомби, ничего бы не произошло, но человек не в силах выдержать очередь из автомата. Но не стоит верить всему, что говорят. Доктор, например, рассказывал монголу о том, что зона — результат экспериментов инопланетян.
Я тяжело вздохнул.
–А что ты там говорил про кукловодов?
–Существуют системы гипноза.
–Секта? — Вспомнил Кир мои слова.
–Именно. Секта. Я про то и говорю.
–Последний день?
–Ага. — Я кивнул. — Коллективный гипноз, сильнодействующие наркотики, вера в неминуемый апокалипсис. Но их методы уже давно не работают. По крайней мере, с тех пор, как клан разделился надвое, и большая часть сектантов погибла. Вот тогда-то они и стали набирать себе в работники зомби, воздействуя на них через гипноз.
–Как контролёры? — Спросил Кир.
–Нет. — Я поглядел в окно. — Контролёры более развиты, чем человек. Они воздействуют на подсознание на расстоянии в несколько метров, а у сектантов в ходу обычный гипноз вроде «…тебе хочется спать, веки тяжелеют…». Они могут подчинять многих мутантов.
–А химеру, которая чуть инфаркт не хватила, увидев твою рожу, они могут подчинить?
–Только тех мутантов, которые когда-то были людьми вроде зомби и изломов.
–А изломы раньше были людьми? — Удивился Кир.
За сегодняшний день на него свалилась лавина полезной информации, которую он стремился обобщить, и, что называется, разложить по полочкам, чтобы впоследствии ей воспользоваться.
–Знал я одного человека, который выжил, оставшись на улице во время выброса. Вот только за это ему пришлось заплатить слишком высокую цену — он стал изломом.
–Вот это да! — Кир сиял от восторга. — А как его зовут?
–Звали. — Мрачно сказал я. — Его звали Гимли, но прислужники Хозяев его убили.
–Хозяева. Всюду хозяева. — Серый с досадой сплюнул. — А меня сейчас больше интересует где хозяин этого стада.
–Кукловод недалеко от кукол. — Загадочно сказал я. — Зомби как маленькие дети — их надо постоянно подгонять, чтобы они не начали капризничать. Доктор мне говорил про это.
–Доктор и нам говорил. Все уши о своих мертвяках прожужжал. — Кир скривился. — Мечтал их обратно людьми сделать.
–Если бы это было возможно. — Я тяжело вздохнул.
–Но Доктор же нашел какой-то способ?
–Способ? С помощью артефакта «пульт» он возвращал им человеческое обличье, но психика не менялась. Они после этих процедур напоминали умственно отсталых…
–Зомби… — Начал было Серый, но я прервал его.
–Тихо! Слышите?
Оба сталкера закивали.
–Это там. — Я указал на дверной проём.
За провалом, окантованным дверным косяком, колыхалась ночная мгла.
Зона тяжело дышала после тяжелого дня, и порывы ветра завывали в пустых комнатах, гоняя по ним обрывки газет. Собственно, это был уже не вечер. Буквально за час, что мы провели за созерцанием ужина зомби, ночь полностью завладела зоной, и на смену пасмурному, тусклому дню, пришла чёрная, непроглядная тьма. Будто бы кто-то бросил поверх зоны большой полог, укрывший солнце. Пришло время, когда на охоту выходили самые опасные существа. Вдалеке послышался вой псевдособаки, такой жалобные, что мне захотелось присоединиться к этому плачу, повествуя звёздам о гнетущей атмосфере. Но не этот звук, а осторожные шаги по пожарной лестнице привлекли моё внимание. Кто-то поднимался по ней, и вот-вот должен был показаться в дверном проёме. А за дверью властвовала тьма, и я снова удивился, как быстро невидимый кукловод сменяет декорации. Ведь и рассвет наступает здесь моментально, будто зона сама решает, когда включить свет, а когда его выключить. Щелчок тумблера, и на зону вновь опускается полог ночи. От таких мыслей я поёжился.
–Слышите?
Конечно, они слышали шаги. Но не было не шороха, не скрипа. Скрипели не ступени, а крепёжные болты, которым и лестница была привинчена к бетонным плитам. Человек поднимающийся по лестнице шел невероятно тихо. Так тихо, что мы не смогли услышать шаги, когда он только ступил на лестницу, а услышали только теперь, когда некто преодолел уже несколько пролётов. Ещё пара пролётов, и он окажется около нас Мы всё ещё всматривались в темноту.
–Кто-то идёт. — Прошептал Кир, который только сейчас услышал шаги.
–Какая проницательность. — Передразнил его Серый.
А человек приближался. Я попытался мысленно представить количество ступеней в лестничном пролёте, но на ум почему-то приходил грязный подъезд родного дома с вечно сломанным лифтом. Именно поэтому я вспомнил количество ступеней в одном пролёте.
Я невольно потянулся к кобуре, и через мгновение в моей руке уже был пистолет. И в этот момент лестница издала характерный скрип, свидетельствующий о том, что некто миновал ещё одну лестничную площадку. Вот сейчас он делает шаг, и от двери его отделяет полтора десятка ступеней. Раз, два, три. Сердце бешено заколотилось в груди, будто я был не опытным сталкером, а зелёным юнцом, как те сопляки, что мочат штаны при виде кабана рядом с лагерем новичков. Но не только меня так пробрало. На лбу Серого выступила испарина, и сталкер вскинул автомат, готовясь к любым неожиданностям. Но неожиданности на то и есть, чтобы случаться неожиданно.
В проёме возникла рослая фигура, и в следующее мгновении в лица нам ударил сноп яркого света, ослепив всех троих. Серый попытался выстрелить, но визитёр начал говорить. И я узнал голос Ворона:
–Свои, ребята. Опустите волыны, иначе я обижусь.
Осознав, что в комнате находится Ворон, а не кукловод из Последнего дня, я проговорил:
–Выключи фонарь. Заметят.
–Не заметят. Они слишком заняты. — Ворон говорил так, будто был опытнее меня.
А, может, так оно и было, ведь в зоне он был на два месяца меньше, чем я. Когда мы говорим о матёрых сталкерах, такое различие непринципиально. Другое дело молодняк. Здесь если ты пробыл на день дольше другого в зоне, то можешь учить его жить, если конечно силёнок хватит. А вот тот, кто достиг заветного титула «мастера» в системе жизнеобеспечения, уже мог говорить, что он очень опытен. Ведь категория «мастер» была своего рода закрытым клубом, или, чтоб было понятнее, привилегией. Сюда попадали за невероятные заслуги, и в сталкерских кругах таких людей считали настоящими героями. Сейчас из четырёх сотен сталкеров мастеров в зоне было от силы два десятка. И я был в первых рядах, равно как и Ворон. А ещё здесь когда-то были имена ушедших в мир иной Призрака, Стрелка, Мастера и многих других. Что интересно, из нынешних сталкеров самым опытным считался Монгол. Но данные системы были не верными. Монгол вот уже неделя как покинул зону, чтобы больше сюда не возвращаться. Надо сказать, я тоже собирался так поступить, но почему-то остался. И за последние двое суток я уже несколько раз пересмотрел своё решение. Нет уж, хватит бегать по зоне, выполняя грязную работу. Пора, как Монголу сколотить себе небольшую группу, и выполнять особо интересные задания. И ещё надо бы просчитывать заранее все риски, а иначе будет как со Стекольщиком. Я поморщился.
–Кукловод рядом. — Пояснил я, не желая спорить со сталкером.
–Кукловод лежит внизу с перерезанным горлом.
–Ты уработал? — Спросил я.
Ворон кивнул:
–Не было времени на конспирацию. Вся секта на Агропроме. Весь последний день. Не знаю, что им здесь понадобилось, но, видимо, они ищут выживших. Я сам видел, как у южных ворот они двоих раненых взяли.
–Все, говоришь? — Я недоверчиво посмотрел на Долговца.
Не то, чтобы я не доверял его словам. Скорее, я не доверял его чувствам. Я не доверял его глазам…
–Там даже Викинг.
Такая фраза разом перерубила все сомнения. Я выглянул в окно. Слабо освещённый двумя фонарями, оставшимися здесь ещё со времён пребывания военных, передо мной предстал двор.
Трупоед и другие зомби уже почти закончили трапезу, и теперь слизывали с асфальта кровь. Выглядело это на редкость мерзко, и я с трудом сдержал рвотные позывы. Чтобы больше не травмировать себя и свой желудок такими картинами, я перевёл взгляд на пространство вне двора. За местом, где когда-то маячила полоска шлагбаума, висел плотный туман. Густые, белые клубы под порывами ветра взмывали вверх, словно гребни волн, и после очередного порыва я увидел их. Три десятка фигур в балахонах выплыли из темноты, утопая в густом тумане. Они двигались так плавно, что, казалось, плыли над поверхностью дымчатых облаков. Это были сектанты. На несколько секунд я задержал взгляд на человеке, идущем впереди группы. Это был лидер секты — сталкер по кличке Викинг. В правой руке он держал стальной крест, а в левой — кубок с тёмной жидкостью. Мой впечатлительный желудок наотрез отказывался предполагать, что это может быть — вино или кровь.
–Валим отсюда. — Сказал Серый.
И я был полностью с ним солидарен. Надо было быстро уходить, пока у нас ещё был шанс. Как я понял, у сектантов при себе были только пистолеты и короткоствольные автоматы вроде «УЗИ», которые они неумело прятали под мешковатым балахонами. Но и это обстоятельство меня не успокаивало. Тридцать стволов могли наделать в нас больше дыр чем в швейцарском сыре, прежде чем мы добежали бы до забора. И именно поэтому медлить было никак нельзя.
Ворон первым понял, что группа единогласно приняла план эвакуации, и обернулся к двери, но в этот момент в дверном проёме возник человек в балахоне. На мгновение я подумал, что это сектант, но когда он ловким движением отправил Ворона в нокаут, я понял, что это мой старый знакомый — Стекольщик.
–Слишком многого ты мне стоил, парень. Слишком много я из-за тебя сегодня потерял. — Вкрадчиво проговорил он и выхватил пистолет.
Мы уставились на чёрное дуло керамического пистолета «глорк».
–Что будешь делать? Убьешь нас, как убил моих ребят в ангаре? — Спросил Серый.
–Я никого не хотел убивать. Это вынужденная мера.
Глаза его налились кровью. Губы искривились в злорадной усмешке. Он смотрел на Серого, а сталкер смотрел на него. Голубые глаза одиночки, холодные как осенний дождь, встретились с глазами убийцы, повинного в смерти его друзей.
А тем временем толпа зомби приближалась. Я видел, как чудовища один за другим поднимаются на ноги, и присоединяются к общему шествию. Словно солдаты на параде они вышаривали вперед, и каждый шаг приближал их к нам.
–Если ты хочешь убить нас. — Выпалил я. — То тебе придётся поторопиться, потому что зомби могут схватить и тебя.
–Мертвецы. — Стекольщик улыбнулся. — Вы ребята, похоже, и впрямь альтруисты. Я пришел вас убить, а вы меня предупреждаете, даёте шанс уйти. Спамми, Спамми — добрая душа. Мог бы догадаться, что я давно уже не являюсь хорошим парнем, и если стану таким как ты, то либо сдохну, либо получу от кого-нибудь свинцовый подарок. Господи, да вы словно зоны не знаете.
–Может быть не мы доверчивые, а ты слишком…
–Слишком. — Он провёл стволом пистолета из стороны в сторону. — Знаете, что это за место? «НИИ Агропром» — исследовательский институт. После второй катастрофы здесь был блокпост военных. Так вот, на этом блокпосту служило огромное количество людей. Все вояки с периметра перебывали здесь. Причём многие по несколько раз, но мало кто из них спускался в подвалы Агропрома. А ещё мало кто заходил на второй этаж, потому что считалось, что там обитает полтергейст. Есть такая легенда. На самом деле никакого полтергейста нет. Они боялись сюда заходить, и все вещи, которые они по незнанию тут оставили лежат сейчас у ваших ног. Видите ту бочку? Это солярка. А вон там бензин. Девяносто второй, роде бы. Представьте, что стало с бочками за эти три года? А вон там находится канистра с жутко едкой кислотой, которая сжигает любого. И знаете, что хорошо — канистра эта пуста.
–А то, что вы не умрёте, когда я сделаю вот это…
Он переместил «глорк» вправо, и выстрелил в канистру. Пластиковая ёмкость подлетела на полметра, орошая бетонный пол брызгами какой-то жидкости.
–Если бы тут была кислота. — Вновь заговорил Стекольщик. — То вы бы превратились в разноцветные лужи ещё до того, как зомби услышали бы выстрел. Но кислоты нет, и лёгкая смерть вам не грозит. Сейчас сюда бегут десятки мертвяков в поисках свежего мяса. Несправедливо бы было лишать сектантов аперитива. Приятно было с вами познакомиться.
Сталкер скользнул в дверной проём, и растворился в ночной мгле. Несколько мгновений спустя по главной лестнице затопали подошвы полуистлевших ботинок, и мы увидели зомби. Серый отреагировал первым. Он выпустил в мертвецов длинную очередь, и ушел вправо. Громыхнул пистолетный выстрел, и на него тут же ответил Ворон, приподнявшись с захламлённого пола. Сектант, вбежавший вперёд своего выводка, отлетел к лестнице, и его тут же обступила толпа зомби. Бедолага взвизгнул, пытаясь снова взять их под контроль, но десятки существ уже принялись кромсать его плоть.
Кир метнулся к пожарному выходу, где только что скрылся Стекольщик, но и там уже были зомби. Сталкер прыгнул вперёд, ударом ноги перебросил одного мутанта через перила, всадил очередь в грудь второму, и отпрыгнул назад.
–Никак не пройти! — Крикнул он нам.
Тем временем, Серый толкнул одну из бочек, и та полетела по ступеням. На лестничной клетки бочку нагнало несколько очередей, и содержимое воспламенилось, окатив поднимающихся зомби яростным пламенем.
–По комнатам! — Закричал я, и выстрелил в сторону запасного хода.
Возникший в проёме сектант не успел уйти с линии огня и исчез в ореоле кровавых брызг.
Одновременно с этим на улице раздались выстрелы. Дважды ухнул «ПМ», и ему ответил «глорк».
Выстрелы стихли, и я услышал пробивающийся сквозь гомон горящих зомби, голос одного из сектантов.
–Этот нам пригодится. Не убивать. Хороший экземпляр. — Отрывисто выпалил сектант, и всё вокруг вновь потонуло в какофонии стрельбы.
Огненные вспышки неровными мазками освещали комнату. Этаж заполнил запах горелой плоти, а потом совсем рядом, в куче мусора что-то ухнуло, и меня отбросило к окну. Больно ударившись затылком о раму, я на мгновение потерял сознание, и в этой абсолютной тишине, накрывшей меня на считанные секунды, пришло осознание того, что Стекольщик сцапан.
–Прикройте, я пошел! — Рявкну где-то рядом Ворон, и я услышал звук ломающихся костей.
Сталкер ловко орудовал сапёрской лопатой, сбивая головы неповоротливым зомби.
–Как там они? — Вновь крикнул Ворон.
–Серого немного зацепило, а Спам вроде в порядке. И как же эта сволочь умудрился гранату закинуть. — Раздался неподалёку голос Кира. — Ворон, они идут!
Сухо щёлкнул боёк калаша и хлопнул «ПМ».
–Не брыкайся, сталкер. Это погоды не сделает. — Голос сектанта пророкотал в стороне от входа. — Проверьте, как этот.
Меня встряхнули. С трудом разлепив тяжелые веки, я огляделся. Помещение вокруг меня было заполнено обгоревшими телами. Кир лежал на полу, недалеко от меня. Его руки были скручены за спиной проволокой.
–Сталкер. — Сектант, просивший Кира «не брыкаться», приподнял мою голову за волосы, и внимательно стал разглядывать лицо пленника. — Этого связать. Он понесёт своего друга. Ворона и второго тоже поднять. Через пять минут отправляемся.
Я с трудом понял, что меня спускают по лестнице чёрного хода. Двое крепких сектантов вели меня вниз, не давая вывернуться. На нижнем пролёте мне всё ж удалось изловчиться, и толкнуть идущего впереди конвоира, но тот оказался проворнее и ответил мне ударом в зубы. Я когда-нибудь говорил, что не терплю, когда меня бьют. Так вот, в этот раз пришлось стерпеть.
Я послушно спустился с лестнице, и увидел Стекольщика. Сталкер стоял на середине двора. Кисти рук были перехвачены толстыми цепями, а по краям асфальтового покрытия стояли зомби, натягивая цепи.
–Лучше, чем если твою печенку клюют вороны. — Проговорил он, когда увидел меня.
–Слишком много о себе мнишь. — Прошептал я, и тут же был поставлен рядом.
Сектантов становилось всё больше. Вскоре они заполнили весь двор, но, ни один из конвоиров не смел выйти на асфальтовую площадку. И я понял почему. Они ждали своего духовного лидера, который приближался со стороны главного комплекса.
Наконец я увидел его. Викинг, улыбаясь, шел к площадке, а за его спиной маячил тот самый сектант, который отдал приказ не убивать нас.
–Этот? — Викинг ткнул пальцем в мою сторону.
–Он. — Сектант кивнул. — Он избранный.
–Избранный? — Викинг пригладил бороду, и исподлобья взглянул на меня.
Глава секты был среднего роста, широкоплечий. Длинные рыжие волосы были скручены сзади в тугой хвост, а грязная борода разделялась книзу надвое, напоминая змеиный язык.
–Благословение зоны снизошло на нас, братья! — Внезапно рявкнул он, развернувшись к сектантам. — Зона послала нам избранного, чтобы его кровью мы окропили алтарь владычицы!
Толпа загудела. Неуклюжие зомби и проворные люди вскинули вверх руки, и все прочие звуки потонули в одобрительном гомоне.
–Кровь избранного черна как ночь над зоной и сладка, как вкус победы! — Вновь рявкнул Викинг, и извлёк из складок балахона кривой нож, длиной около тридцати сантиметров.
–Ты чувствуешь страх? — Проговорил он, прижимаясь к моему уху.
В лицо мне пахнуло чем-то кислым, и я почувствовал, как горлу прикоснулось холодное лезвие клинка.
–Страх делает его кровь слаще! — Выкрикнул Викинг, и спрятал оружие. — Ведите его в лагерь, братья!
Меня вновь подхватили те же сектанты. Мы были пленниками.
За воротами мне и остальным пленникам завязали глаза. Оставшуюся часть пути мы проделали в неведении. Несколько раз конвоиры останавливались на привал, а примерно через два часа похода, когда я уже еле передвигал ноги, и вовсе повели отряд зигзагами, наверняка обходя аномальные зоны. Сначала я пытался считать повороты, пытаясь понять, куда нас ведут, но после очередного привала сбился со счёта. А зачем? Какой смысл делать что-то, если это путь в один конец. Чувство безысходности поселилось в душе, и я почему-то вспомнил убитого мной мародёра. Парнишка, наверняка, просил пощады с таким же чувством, с каким я считал повороты и шаги до аномалий. Он надеялся, но мои выстрелы оборвали его жизнь. Что думал тот мародёр за мгновение до того, как тяжелые пули ударили ему в грудь? Наверное, он понял всё, увидел в моих глазах ненависть, и надежда, которая, как поётся в песни, умирает последней, разбилась. Место её заняло чувство безысходности. И сейчас я шел к своей смерти. Но если паренёк впервые оказался под прицелом сталкера, то я уже не раз обманывал смерть. Вспомнить хотя бы мой первый рейд в зону, или схватку с Монолитовцами. А как насчёт перестрелки на улицах Припяти по дороге к Центру? Я буквально вылазил из могилы столько раз, что и упомнить всё сейчас не мог. Я выживал, где другие умирали, и дело вовсе не в том, что я чертовски везуч. На ум пришло слова сектанта «он избранный», и новые идеи заполнили сознание, ворвавшись в него ярким смерчем эмоций. Мне вспомнился Смертник, погибший у выжигателя, Артур, которого идущий сейчас в двух шагах от меня Стекольщик оставил умирать. Я подумал о ждущем меня Соловье. Почему-то вспомнился Принц, и я упал на колени, пытаясь зубами стащить с лица маску.
–Встать! — Рявкнул конвоир, и хотел было снова ударить меня в лицо, но я резко развернулся на звук и провёл подсечку.
Сектант охнул, и я услышал, как шипит какая-то аномалия.
–Тварь! — Взвизгнул второй конвоир и бросился ко мне, но аномалия снова зашипела и голос сектанта затих.
–Вон он, справа. — Выкрикнул кто-то из приближенных Викинга. — Это создатель! Мочите его скорее.
И я всё понял. Зона давала мне шанс уйти. Я упал на спину, с трудом продел обвязанные проволокой руки через голову, и стащил с лица тряпку. Передо мной предстала невероятная картина. В тёмном небе над неизвестной мне территорией метались огненные файерболы, рикошетя от зомби. Посланец зоны стоял на холме, взмахивая руками. Всё новые аномалии смыкались вокруг сектантов, и те из последних сил пытались вырваться. Тщетно.
Я перекатился в сторону, выхватил из рук погибшего в аномалии конвоира пистолет, но больше ничего сделать не успел. На меня навалился кто-то довольно сильный и выбил пистолет.
–Ты что, парень, решил меня одного здесь оставить? — Выкрикнул Стекольщик, и обхватил моё горло проволокой. — Нет уж, раз умирать, то только вместе.
Я попытался освободиться, но это было бесполезно. Металлическая удавка крепко стягивала шею. Пальцы срывались со скользкой проволоки, и я уже было распрощался с жизнью, когда надо мной что-то хлопнуло, и Стекольщик отлетел в сторону.
–Вы мне ещё живыми нужны. — Услышал я голос Викинга. — Поднять их!…
До лагеря сектантов мы дошли за час с небольшим. База сектантов располагалась в военном лагере, расположенном в неизвестно мне части зоны. Лагерь был огорожен бетонным забором, на котором тут и там виднелись обозначения клана. Когда-то этот лагерь принадлежал Чистому небу, но теперь здесь хозяйничали нелюди, называющие себя «Последним днём».
Мне как-то давно рассказывали про эту секту. Помнится, так они назвались потому, что каждый выброс считали концом света, который они в силах отсрочить, принося кровавые жертвы свей богине — зоне. Некоторые из сталкеров даже говорили, что у них есть статуя богини, и рассказчики были правы. В центре двора, недалеко от трёхэтажного здания мы увидели статую женщины в просторном платье. Наверное, раньше она символизировала что-то, но заботливые сектанты обтесали постамент, и сняли табличку с пояснениями. Правая рука женщины, протянутая в сторону, была лишена кисти. Сначала я посчитал, что это следствие возраста статуи, но когда пригляделся, с ужасом осознал, что сектанты намеренно отрезали ей руку.
За статуей располагались постройки, служащие, наверное, казармой. В свете установленных на крыше прожекторов я увидел Викинга. Лидер сектантов подошел к статуи, держа в правой руке огромный мешок, а левой сжимая свой кинжал.
–Владычица Зона, мы преподносим тебе души падших, ибо лишь души способны усмирить твой гнев, рождённый в пламени человеческого безумия. О, владычица…
С этими словами сектант переверну мешок, и на камены постамент посыпались отрубленные кисти рук.
–О, господи. — Запричитал Кир, увидев, как Викинг аккуратно складывает дары к подножью постамента.
Второй сектант поднёс к алтарю кубок, из которого люди Викинга пили на Агропром, и поставил его на асфальт.
–Владычица зона! — Вновь зарокотал сектант. — Мы твои покорные слуги. Просим милости, воли твоей, всепрощающей и всесжигающей. Испепели неверных и придай силы истинным сынам своим!…
Он замер, глядя в черноту небосвода. Глаза Викинга скользили от звезды к звезде, пытаясь что-то разглядеть, после чего сфокусировались на линии горизонта.
–Вертолёт! — Выкрикнул сектант.
Теперь и мы слышали нарастающий шум винтов вертолёта. Зелёная винтокрылая машина вынырнула из-за бетонного заграждения, и установленный на фюзеляже прожектор осветил искаженное гримасой злобы лицо Викинга. Он что-то кричал, размахивая руками в бесполезной попытке прогнать незваных гостей.
Когда он в очередной раз выкрикнул что-то невразумительное, на крыше здания оказались трое сектантов. У каждого из них в руках было по ракетному комплексу. Их прекрасно видел и пилот вертолёта, потому что винтокрылая машина взмыла вверх, и скрылась из виду раньше, чем сектанты с РПГ прицелились.
–Улетели. — Стекольщик, стоящий в нескольких шагах от меня, улыбнулся. — Но они вернутся. Шива отправит сюда отряд, и чёртовых сектантов покрошат на куски.
–Сомневаюсь. — Я покачал головой. — Шива не станет подвергать опасности своих людей ради тебя.
–А если я тебе скажу, что лишь один человек может связать Шиву с полезными людьми?
Я пожал плечами, но ничего не ответил. К нам приближался Викинг.
–Вы не цените жизнь, которую дарует нам владычица Зона! — Выкрикнул он. — Вы жалкие подобия людей! Я был таким же, когда пришел сюда, но Зона открыла мне свои тайны, и прияла в свои объятия. Я стал её частью!
–И химер теперь не боишься? — С наигранным удивлением спросил Серый.
Сектант резко обернулся.
–А вот Спам может взглядом довести химеру до обморока.
–Правда? — Викинг оскалился. — Избранный может многое! И кровь его послужит жертвой владычице. Но мы не станем гневить её. Мы принесём ей действа. Зрелища обрадуют всесильную Зону!
–Зрелища? — Вновь проговорил Серый.
–Да. — Викинг кивнул. — Я выберу двоих из вас, которые будут биться насмерть. Тот, кто выиграет, сможет уйти и забрать двоих своих друзей.
Голос сектанта стал напоминать громовые раскаты.
–Если ты выиграешь. — Он указал на Серого. — То сможешь забрать двух своих друзей, а если ты…
Викинг ткнул пальцем в грудь Стекольщика.
–Ты тоже сможешь забрать с собой друзей, если выиграешь.
–Они мне не друзья. — Буркнул сталкер.
–Тогда ты можешь их убить.
–Вот это дело. А кто будет драться?
–Он! — Викинг указал на меня. — Избранный найдёт свою судьбу в бою!
Чёрт возьми! Я никогда не был бойцом. Стрелял я отлично, знал пару приёмов, но чтобы в открытом поединке с кем-то сразиться — такое было выше моих сил.
–Уж лучше сразу пулю в голову.
Викинг улыбнулся.
–Пулю? Можно и пулю, но если так, то и твои друзья. — Он указал на Кира и Ворона. — То и они умрут. У тебя нет выбора. Ты будешь драться.
У меня нет выбора. Второй раз за последнее время мне говорят о том, что выбора у меня нет. Такое ощущение, что вся жизнь специально шлак этой минуте, где я схлестнусь в решающей битве с одним из друзей, а может быть и с целью моего рейда.
–Ты будешь драться. — Вновь проговорил сектант. — С ним!
Рука Викинга коснулась плеча Стекольщика, и Долговец расплылся в улыбке.
–Это судьба, Спамми. — Прошептал он.
А я-то радовался, что его повязали…
–В круг их! — Рявкнул Викинг, и нас вытолкали на небольшую песчаную площадку.
Сначала я надеялся, что в лучших традициях античности нас снабдят оружием вроде ножей или щитов, но когда Викинг выкрикнул «начали», надежда иссякла вовсе.
Стекольщик не торопился. Он скинул с себя бронежилет, перчатки, и приготовился к бою.
–Зачем ты вернулся? — Спросил я. — На Агропром. Ведь мог же уйти с ребятами Шивы.
–Ну, у каждого свои заморочки. Я, например, вернулся, чтобы убить тебя. — Стекольщик сделал резкий выпад, но нарвался на удар, и шагнул назад.
–Забавно. — Я переместился к краю площадки. — А я ведь уже хотел идти за вами.
–Я же говорю — судьба.
Сталкер прыгнул в мою сторону, ушел вправо и ударил под рёбра с такой силой, что я чуть было не вылетел за пределы арены. В предвкушении лёгкой победы противник ринулся в новую атаку, но я увернулся, и, набрав в руки песка, швырнул золотистый порошок в глаза Стекольщику. Пока противник не одумался, я ударил его ногой в поясницу, и Стекольщик потерял равновесие. Я прижал его, не давая выбраться и дважды ударил по затылку, но Стекольщик вывернулся, оттолкнул меня ногами, и вернулся в вертикальное положение.
Бой явно затягивался, и не по моей милости. Это стекольщик не спешил решить мою судьбу. Наверное, он не верил, что победителя выпустят живым, и как мог, тянул время.
Я решил ему подыграть. Теперь мы уже не колотили друг друга, а обменивались точными, но не болезненными ударами, которые смотрелись довольно эффектно. Зрители не могли отличить эти удары от настоящих, а поэтому у Викинга и прочих сектантов возникало ощущение, что двое сталкеров сцепились как бешеные псы.
–Они уже рядом. — Выкрикнул Стекольщик, бросаясь в очередную атаку. — Он метнулся в сторону, и уложил меня на песок ловким апперкотом.
Я поднялся, но противник провёл подсечку, и я вновь растянулся на песке. Но бой не был закончен. Ловко уйдя из-под удара, я поднялся на ноги, и тут Викинг что-то заподозрил. Он взмахнул рукой, и остановил бой.
–Избранный проиграл! — Выкрикнул он, и толпа одобрительно загудела. — Сталкер, а теперь твоё право победителя. Что нам делать с этими двумя? — Он указал на Кира и Ворона. — Убить, или отпустить?
–Отпустить. — Отозвался Стекольщик. — Я ничего против них не имею.
–Великодушие, достойное победителя! — В глазах Викинга блеснуло восхищение.
–А что будет с избранным? — Внезапно спросил Стекольщик.
–Мы принесём его в жертву владычице Зоне.
–Зоне. — Долговец многозначительно покачал головой. — Тогда всё в порядке. А я могу идти?
–Идти. — Викинг улыбнулся. — Ты победитель! Победитель не может быть с ними. Ты отправишься к победителям.
Он указал в глубь двора, где на металлических крестах были распяты тела нескольких сталкеров.
–Они победители. И ты тоже.
Стекольщик отступил на шаг, но в спину ему упёрлось дуло пистолета. Впервые в жизни я был рад, что проиграл, и умру не в муках как мой противник.
–Такого уговора не было. — Спокойно проговорил сталкер. — А ты знаешь, что бывает с теми, кто нарушает уговор в Зоне. Их убивают как слепых псов.
Стекольщик резко обернулся, выбил из рук сектанта пистолет, и выстрелил бедолаге в лоб. Обезглавленный подручный Викинга упал на траву. Из толпы показались ещё двое, но и те наглотались свинца прежде, чем успели потянуться за оружием.
–Убейте его! — Истошно завопил Викинг, и из толпы начали выходить зомби. Кукловод, которым оказался сектант, взявший нас в плен, шел следом. В руках у него был нож с костяной рукоятью.
–Это моя вещица. — Стекольщик указал на нож. — Верни, и умрёшь быстро.
–Не брыкайся сталкер. — Проговорил сектант спокойно. — Это погоды не сделает.
И зомби кинулись в атаку. Трижды рявкнул трофейный пистолет в руках Стекольщика, после чего смолк, и сталкер принялся разбрасывать мертвецов в разные стороны. Наконец он добрался до кукловода.
Стычка заняла не больше пяти секунд. Нож оказался в руке прежнего хозяина, а кукловод с перерезанным от уха до уха горлом, отправился на корм зомби.
–Это была моя вещь. — Вновь сказал сталкер. — Так я уйду?
–Уходи. — Викинг кивнул. — Ты доказал, что можешь уйти, но только вперёд ногами.
Рука сектанта метнулась к кобуре, но Стекольщик, словно предугадывая его движения, выбросил вперёд правую руку, и нож коснулся металлического цевья пистолета за секунду до выстрела. Оружие отклонилось, и пуля прошла мимо цели. На другом конце двора один из сектантов схватился за плечо, и истошно завопил.
Викинг шагнул к противнику. Теперь он мог без опасений расстрелять обезоруженного сталкера, и как раз этим собирался воспользоваться.
–Мастер, мастер! — Сектант в потёртом балахоне протиснулся между Стекольщиком и пистолетом. — Испытание смертью пройдено. Он победил, и может уйти.
–Что ты несёшь! — Викинг оттолкнул приспешника. — У меня в обойме ещё двенадцать патронов. Я могу выстрелить ещё много раз, и наверняка могу убить его.
–Но мастер… — Сектант обхватил пистолет двумя руками. — Вы же знаете закон владычицы. Всесильная Зона не простит, если мы убьем кого-то вопреки закону.
–Верно. — Викинг убрал оружие. — Но ты, наверное, не слышал правил! Победитель висит на кресте! На кресте, я сказал!
Двое бойцов тут же подхватили жертву, и потащили в глубь двора.
–На самый высокий крест! — Выкрикнул Викинг с торжеством. — Пусть Зона узрит нашу жертву…
И в это время ворота распахнулись. Ослепительно сверкнула светошумовая граната, и громыхнули несколько выстрелов. Один из конвоиров Стекольщика попытался убежать, но, получив пулю, очередью упал.
Викинг бешено мотал головой из стороны в сторону, пытаясь понять, откуда пришла угроза, но вспышки автоматных очередей были повсюду.
–Все на землю! — Рявкнул кто-то из темноты. — Вы окружены. Сдайте оружие!
Я приподнялся с песка, и попытался разглядеть лица пришельцев. Но это не были бойцы Шивы. Слишком уж умело они действовали. Наконец я увидел офицера, который одевал наручники на Викинга, и едва не закричал от восторга — это был Полковник Пилотов, а значит это не отряд мародёров, а спецназ ворвался в лагерь сектантского клана.
Застрекотали автоматы, и во всей этой какофонии я услышал протяжный рёв зомби. Я видел, как Трупоед схватил одного из Военных сталкеров, но, тут же, упал, срезанный очередью.
Отряд Заречного наступал. Несколько раз ухнули гранаты…
Кровь, дым — всё смешалось в одну волну…
Я зажал голову руками, и начал ждать, когда закончится обстрел. А потом я услышал недалеко от себя голос Ворона:
–А как вы поняли, что нас увели сектанты из «Последнего дня»?
–Это Пилотов догадался. Он у нас всему голова. Когда увидел, что тебя нет, а кругом зомби, сразу смекнул, что к чему. А что со Спамом? Эй, сталкер, ты как?…

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 469