Глава одиннадцатая — Допрос с пристрастием

Чем отличается утро в Москве от утра в Чернобыльской зоне? Да всем и сразу.
Если летним утром над Москвой висит смог, и воздух прорезают звуки тысяч клаксонов, то в Зоне утром висит холодный, липкий туман, порой напоминающий не водянистую массу, а кисель. А ещё по утрам в Зоне тихо, как будто на тысячи километров нет ни единой живой души, и лишь суровая зона глядит на тебя из-под бровей рыжего леса.
Если для обычного Москвича утро начинается с выпуска новостей, чашечки кофе и планёрки в крупном офисе, то для сталкера утро начинается с головной боли, глотка мерзкой болотной воды, только местами не радиоактивной, и выбора дальнейшего маршрута. Но существует и сходство — новости. Ни уважающий себя москвич, ни сталкер не двинется в путь, не посмотрев выпуск новостей. Но если Москвич смотрит новости по инерции, или чтобы не выглядеть неосведомлённым перед коллегами, которые, то и дело, спрашивают «Как там Манчестер сыграл?», то сталкер просматривает новости, потому что это для него жизненно необходимо. Когда произойдёт следующий выброс? Когда к Сидоровичу поступит новое вооружение? Когда учёным понадобится помощь? — всё это можно найти в сталкерской сети. Очень полезная штука. К тому же иногда очень интересно почитать информацию, распространяемую системой жизнеобеспечения.
В общем, утро в зоне гораздо более насыщено событиями, чем Московское. Зона — это другой мир, и с этим ничего не поделаешь. Поэтому туда стремиться столько человек, ведомых самыми разнообразными, и, порой, попросту бредовыми идеями. Многие из них гибнут сразу за периметром. Но есть и те, кому всё же удаётся протянуть в зоне достаточно, чтобы реализовать свои идеи. Но знаете, в чём ирония судьбы — так же тысячи людей ежедневно рвутся в Москву, прорываясь через невидимые кордоны, чтобы лицом к лицу столкнуться с мифами мегаполиса, и быть может, достичь своей цели. А Москва, и действительно похожая на зону, будет извечно манить в себя всё новых и новых простачков, решивших дорваться до звёзд, и будет расти год от года, как растёт зона от выброса к выбросу. Примерно так же думал майор Константин Заречный, в первые попав в Москву. Но тогда, в далёком две тысячи восьмом, через два года после второй трагедии в Чернобыле, он не знал о зоне, столицу сравнивал разве что с огромным муравейником, где все мы лишь работяги, работающие ради общей цели единым потоком. Но когда майору Заречному, убеждённому служаке и холостяку, предложили переехать в Москву, и заняться руководством целого отдела в некоем засекреченном ведомстве по делам Зоны, он, не долго думая, согласился.
Спектр задач у команды Заречного был более чем широкий. Константин Евгеньевич должен был осуществлять надзор за охранением периметра, а так как ни в одной другой стране не умудрились создать подобное ведомство, то и координировать работу международного миротворческого контингента. Именно поэтому Заречному присвоили звание генерала, минуя полковника и подполковника. Но на практике работа оказалась совсем не такой, о какой мечтал кадровый офицер. Отдавать приказы людям, которых ты не знаешь, рассуждать о Зоне, в которой ты никогда не был — всё это было дл него чужим, а он жаждал действия. Со временем мо он привык и к должности, и к кабинетной работе. Но Заречный ещё не предполагал тогда, что является податливой игрушкой в руках незримых кукловодов.
С годами Константин Заречный начал понимать зону, и осознал, что не такая уж она плохая, а отдающие ему команды боссы наоборот очень скверные люди, готовые пойти на всё ради достижения цели. Может именно поэтому после перекройки ведомства Заречный возглавил целый отдел, а боссы из кремля стали относиться к нему более лояльно. Это было своего рода предупреждение, чтобы генерал не лез в то, во что лезть по уставу не положено. И это был хороший способ убеждения. А проверять альтернативы на старости лет Заречный не хотел. Ему даже было позволено набрать команду самому, и полковник Пилотов, его лучший друг, стал первым из их числа. Однотипную работу начали разнообразить различные сталкерские байки и легенды Зоны. Они рассказывали о секретных военных экспериментах, об инопланетных захватчиках. Но ко всем этим легендам Заречный относился со скептицизмом.
Лишь когда украинский коллега по фамилии Стеценко упомянул в разговоре название какого-то проекта «Авалон», про который все вокруг молчат, что-то внутри его переломилось. Генерал загорелся идеей найти лабораторию Авалон, развенчать миф и, что уж темнить, вспомнить молодые годы. Теперь, сидя в своём Московском офисе, он не мог думать ни о чём другом кроме гипнотического названия «Авалон».
На столе пред генералом лежала толстая кипа документов и личных дел задержанных несколько дней назад в доме Болотного доктора сталкеров. Он разложил папки на столе, и поглядел на них, пытаясь систематизировать информацию.
–Значит, Новиков. — Он ткнул пальцем в крайнюю слева папку. — Он работал над Авалоном. Теперь…
Генерал попытался проследить связь хоть с кем-то из задержанных, но ничего не вышло. Он лишь безвольно опустил руки.
–Таня. — Заречный нажал кнопку на пульте.
–Да, Константин Евгеньевич.
–Задержанных доставили?
–Да. — Отозвалась секретарша.
Ничего не говоря, генерал покинул кабинет, держа в руках одно из дел, и отворил дверь комнаты под номером «8».
–Меня зовут Константин Заречный. — Пробасил он, входя в комнату. Вы, я думаю, меня знаете.
–Конечно. — Человек, сидящий напротив кивнул. — И вы меня знаете.
–Назовитесь.
–Моя фамилия Федотов. Я военный сталкер.
–Вы допрашиваетесь в качестве свидетеля по поводу событий в доме Болотного доктора.
Федотов усмехнулся.
–А разве случившееся настолько важно, что глава ведомства пришел навестить меня?
–Именно. — Заречный сел на стул, и положил перед собой личное дело Федотова. — Вы слышали что-нибудь о проекте «Авалон»?
–Нет. А должен был?
–Ну, я подумал, что могли слышать. — Пробасил заречный, понимая, что извлечь из этого человека важные сведения не получится…
–Хотя…
Заречный перегнулся через стол, чтобы не упустит ни буквы из того, что намеревался сказать Федотов.
–Хотя, я слышал одну легенду.
–Что за легенда?
–Легенду об Авалоне. О секретном военном проекте. — Военный сталкер замялся.
–Продолжайте. — Генерал кивнул. — Меня интересует именно это.
–Легенда гласит, что отряд военных сталкеров, подобных мне, направили в Агропром, чтобы выяснить всё об этом проекте. Там, если верить слухам, содержалась вся информация. Они проникли на территорию Агропрома под предлогом очистки катакомб от мутантов. Отряд был довольно крупный, а вооружение, и вовсе, последнего поколения. Но, тем не менее, после того, как отряд вошел в катакомбы, связь с ними пропала. Они вошли туда, и исчезли.
–Вошли и исчезли? Испарились? — С иронией спросил Заречный.
–Ну, вы же знаете, генерал, как обрастают подробностями подобные легенды. Одни рассказчики говорят одно. Другие и вовсе всё переврут, и докопаться до правды будет невозможно. Мне эту историю рассказывали в тренировочном лагере в Днепропетровске перед тем, как началась вся эта заварушка.
–Любое решение по отправке отрядов военных сталкеров идёт через меня или моего помощника. Если бы отряд действительно был, я знал бы об этом.
–Не обижайтесь, конечно, генерал, но ваш полномочия заканчиваются на границе. Здесь в ваше отсутствие правит серый кардинал Стеценко. Он направляет отряды, получает мзду от торговцев, и вообще ведёт свою игру.
–Значит Стеценко. — Заречный помрачнел. — А меня уверял, что о проекте сам знает не больше моего.
–Значит, врал. — Заключил Федотов.
–Значит. Так что там с отрядом. Сколько их было?
–Мне говорили, что больше двадцати.
–Двадцать десантников, военных сталкеров исчезли, и ничего?
–Совсем. Даже следов не осталось. Но сталкеры ведь так и не облазили катакомбы до конца. Кто знает, кого скрывает в них зона. Может быть, какой-нибудь мутант вроде контролёра.
–Или второй монолит. — Заречный улыбнулся. — И ты веришь, что это мог быть мутант? Я, бывая в зоне три и раза в год, и то могу с уверенностью заявить, что эта версия полный бред. Агропром вед не центр зоны. Там ведь не может быть сильных мутантов.
–А вдруг? Ведь если люди чего-то не понимают, они создают легенды.
–Меня интересует, создали ли эти легенды непонимающие люди, или люди прекрасно всё понимающие, но что-то скрывающие. Меня интересуют не легенды об «Авалоне». Меня интересует сам «Авалон». Ну да ладно. Что ты скажешь о Спаме?
–Ничего особенного. — Федотов пожал плечами. Мы встретили Спама и его друзей уже в конце нашего похода…
–Поход?
–Я бы назвал его так.
–А я бы назвал его авантюрой. — Взгляд Заречного сфокусировался на лице собеседника. — Военные сталкеры, которые в свободное время шастают по зоне вместе с мародёрами…
–Вы не из того ведомства, генерал, чтобы читать мне морали. — Прервал его Федотов.
–Верно, совсем не из того ведомства… — Генерал глубоко вздохнул. — Расскажи мне побольше о Спаме.
–Хороший паренёк. Много знает о зоне… А что вы хотели знать? Он сталкер, генерал. Вот и всё, что мне о нём известно.
–Хорошо. Теперь вернёмся к вопросу о вашей авантюре. У меня есть предложение, приняв которое, вы получите возможность позабыть об этом инциденте, словно его и не было. Я закрою глаза на всё произошедшее, и не стану сообщать куда следует.
–Так что за предложение? Руки и сердца?
–Давайте, без иронии, Федотов. Моё предложение заключается в том, чтобы вы отправились с нами в рейд по зоне.
–А что, разве рейд по зоне перестал быть авантюрой? Или присутствие генерала Заречного возносит поход на новый уровень?
–Ну, рейд будет экскурсионно-познавательный. А проводником будет как раз ваш новый друг — Спам.
–И куда же мы направимся. — Федотов явно был заинтригован.
–К чёрту в задницу. — Проговорил генерал. — Мы направимся в центр зоны, в место, где родился проект «Авалон».
–В четвёртый энергоблок?
–Точнее, в лаборатории, располагающиеся под ним. Думаю, место мне укажет один из задержанных в доме Доктора.
–Кто, если не секрет?
–Так называемый заказчик.
–Понимаю. Тот подонок, который нас нанял?
–Почему сразу подонок?
–Потому, что он не заплатил мне за работу, попал к вам в плен…
–У нас же не война… Так вы согласны на моё предложение?
–Похоже, выбор у меня невелик: либо в тюрьму, либо в зону.
–А с чего вы решили, что выбор вообще есть? — Заречный захлопнул папку с личным делом.
–Тогда я согласен.
–Вот и чудно. Мы с вами сработаемся, Федотов. — Генерал навис над столом. — И если вспомните ещё что-то про «Авалон», зовите меня.
–И сдался вам этот проект…
Стоящий в дверях генерал обернулся.
–Хочу на старости лет сделать что-то стоящее, мой друг. — Заречный вздохнул. — И что-то мне подсказывает, что я найду то, что ищу…
В соседней комнате полным ходом шел допрос человека по кличке Пророк. Полковник Пилотов и ещё несколько человек сосредоточенно глядели на задержанного, напоминая присяжных в зале суда.
–Я повторяю свой вопрос ещё раз. — Проговорил полковник Пилотов. — Я начал терять терпение.
Он крутанул гранёный стакан, и тот заскользил к краю стола. Заречный толкнул стакан в ответ, и оба офицера поглядели на Пророка. Сталкер слабо улыбнулся, как бы говоря этим «Простите ребята, но я вам ничего не скажу».
–Давыдов, не дурите. — Заречный отодвинул стул, и прошелся по комнате.
Пророк сидел перед ним, пристегнутый наручниками к металлическому столу.
–Ваши люди рано или поздно всё мне расскажут.
–Поздно… — Проговорил Давыдов.
–Что? — Полковник Пилотов внимательно посмотрел на заключённого.
–Ну, этот сказал, что мои ребята рано или поздно начнут трепаться. Вот я и говорю, что начнут трепаться они не рано, а поздно.
Пилотов запрокинул голову назад.
–Господи, дай мне сил вынести этого недоумка.
Пророк усмехнулся:
–И чего вы добились? Хотите знать о проекте Авалон?
–Хотим. — Заречный обошел комнату, и остановился за спиной сталкера.
–Вот ответьте мне, генерал, оно вам надо?
–Надо.
–Зачем? Вы не понимаете, что такое Авалон! Лучшие умы спецотделов работали над ним, а когда поняли, что смотрит на них из тьмы, ушли. Вы хотите открыть ящик Пандоры, генерал?
–И что же на них смотрело? — Заречный улыбнулся.
–То, чего вам никогда не найти, генерал. Вы хотите понять, что такое зона, но вряд ли зона хочет того же. Знайте лишь то, что военные ушли, и запечатали проект.
–Почему? Какая-то неудача?
–Они испугались того, до чего добрались. — Пророк захихикал. — Розанов, как и вы, хотел найти это.
–Лев Евгеньевич Розанов?
–Да. Он привёл нас туда для проекта «Вселенная», а сам искал то, что спрятали военные.
–И нашел? — Теперь заинтересовался и Пилотов.
–Адепт не позволил ему…
–Чушь! — Заречный ударил кулаком по столу. — Когда вы прибыли в зону, Роман Хусаинов был ещё ребёнком.
–Адепт не имеет возраста. — Пророк усмехнулся. — Он лишь меняет сознание одного человека на сознание другого, и продолжает существовать…
–Значит, Адепт появился в зоне ещё до второй катастрофы?
–Верно. — Закивал Давыдов.
–Кто же он был, если не мутант?
–Кто знает. Может жертва эксперимента военных, а может высшее существо.
–И как он остановил Розанова?
Пророк поднял руки, показывая на наручники:
–Снимите, иначе я ничего не скажу.
–Я не думаю, что это поможет. — Пилотов покачал головой, но Заречный снял со сталкера браслеты наручников.
–Вот так-то лучше. — Пророк улыбнулся. — Хотите услышать, что было дальше?
–Хотелось бы. — Заречный кивнул.
–Потом появилась зона.
–Это как-то связано с проектом «Авалон»?
–Возможно. — Пророк усмехнулся. — Всё в нашем мире взаимосвязано. А теперь я хочу в камеру, господа офицеры.
–Не торопитесь, Давыдов. — Генерал крутанул стакан. — Вы отправитесь в камеру не раньше, чем мы узнаем всё о проекте.
–Не сомневаюсь. — Пленник дотронулся кончиками пальцев до кромки стакана. — Но вы не понимаете, что там таится.
–Так расскажите. Может, тогда поймём.
–Нет. — Пророк опустил голову, и обхватил её руками. — Вы не поймёте. Вы только повторите ошибку Розанова.
–Ошибку? — Заречный присел на край стола.
–Он думал, что как и вызнает всё, но он ошибался. Он хотел использовать наработки «Авалона» для проекта «Вселенная». Хотел добиться результата быстрыми темпами. Мы думали, что оборудование стандартное, но видимо они что-то изменили в программе главного вычислительного узла…
–Особенности проекта?
–Не думаю. Скорее защита от проникновения. Но мы взломали компьютерную базу.
–И из-за этого произошел взрыв, породивший Зону?
–Я не знаю. Может это был сигнал кому-то. Там ведь было столько оружия… Кто знает, может вояки, проводившие там эксперименты, хотели уничтожить своё оружие?
–А причём здесь Адепт? — Не понял Пилотов.
–Адепт он ведь как тёмный жнец. Он пришел задолго до появления зоны, чтобы потом подчинить её себе. Он ко всему имеет отношение.
–Ладно. — Заречный понял, что разговор потерял смысл. — Продолжим в другой раз.
–Если вы решитесь отправиться туда, то другого раза не будет. Ваш нездоровый интерес к «Аваллону» опасен для всех, генерал. Зачем вам это нужно?
–Хочу посмотреть, что там находится.
–Так же говорили те сталкеры, которые шли к монолиту, и профессор Розанов.
–Я не такой как другие.
–Именно так и говорил Лев Евгеньевич. — Пророк вскочил со стула, и протянул руки к генералу. — Я хочу в камеру. Уведите меня отсюда, чтобы я не видел вашего безумия!
Заречный открыл дверь комнаты, и крикнул, выглядывая в коридор:
–Иван. Уведи его.
Романовский в белой водолазке, поверх которой была одета наплечная кобура с «гюрзой», вошел в комнату. Он смерил Пророка взглядом, и подхватил его за плечи. Сталкер быстро засеменил к камере, а двое офицеров остались сидеть в тёмной, прохладной комнате.
–Ладно. — Заречный покачал головой. — Хоть кое-что. Позови мне Малиева.
Когда вошел Малиев, Заречный уже допил кофе.
–Ну, значит команда?
–Выходит, что так. — Генерал кивнул. — Кого ты порекомендуешь?
–Я не специалист по ведению боя, но думаю, что Романовского, Спама, этого военного сталкера. Но ведь группу формируете вы.
–Как раз насчёт формирования группы я и хотел с тобой поговорить. Мне нужен Спам, но он где-то в зоне. Сможешь найти его как в прошлый раз?
–Смогу, но на это уйдёт время.
–Работай, сколько потребуется. Мне нужен результат. Если мы возьмём этого сталкера в команду, подтянутся и Ворон со своим приятелем.
–Я постараюсь. — Виновато произнес Малиев, и выскользнул за дверь…
Несколько минут спустя, когда Заречный распахнул окно своего кабинета, и медленно пил принесённую секретаршей минералку, вошел полковник Пилотов.
–Сколько? — Спросил Заречный.
–Человек тридцать наберётся. — Ответил полковник. — Все не раз бывали в зоне, и в случае чего могут организовать прикрытие.
–Отлично. Но одни они будут как слепые котята. Поэтому мы с тобой сами возглавим отряд. Мы идём искать ответы на вопросы, которые мы задаём себе много лет. Хочешь узнать ответы?
–На вопрос, как появилась зона?
–Ну, и на этот тоже. Хотя, мне многие рассказывали о том, откуда пошла зона. Меня сейчас больше интересует, что было там до её сотворения. Ты ведь слышал истории об экспериментах под четвёртым энергоблоком?
–Кто же не слышал? — Пилотов пожал плечами.
–Я думаю, чтобы скрыть эти эксперименты, и создали зону. Ты Заказчика допрашивал?
–И Заказчика и Новикова. Но никакого толка нет. Оба твердят, что ничего не знают. Такое ощущение, что им мозги промыли.
–А может они знают что-то, что не должно быть услышано нами? — Проговорил Заречный, глядя в потолок. — Приведи-ка мне этого профессора Новикова.
Полковник кивнул, и вышел за дверь, оставив генерала наедине со своими мыслями…

* * *

Шива затянулся сигаретой, вдыхая терпкий дым. Он не курил, наверное, целую вечность, и сейчас был неимоверно счастлив.
–Что там? — Проговорил он, когда сигарета была выкурена.
–Стекольщик взял флешку. Данные получены. Сейчас он скидывает их по сети.
Человек в серой бандане поставил ноутбук на кирпичи, и тоже взглянул в сторону леса. Они стояли на третьем этаже одного из зданий Агропрома. Точнее, этажом это место назвать было нельзя, так как стены и потолок отсутствовали, а о том, что когда-то здесь вообще была крыша, свидетельствовали лишь куски перекрытий и обломки поддерживающих колонн.
–Есть. — Мародёр в бандане щёлкнул по клавиатуре, и на экране ноутбука возник снимок местности со спутника. Поверх снимка располагались пометки, координаты целей и много чего ещё.
–А ведь умён хохол. — Проговорил Шива, разглядывая карту. — Мог ведь наш друг Стеценко здесь своих церберов поставить, и они бы весь квадрат перепахали, или вертолётом координаты не те дать, и они проутюжили бы генеральский эскорт.
–Мараться не хочет. — Мародёр в бандане сдвинул курсор в сторону и приблизил карту.
–Вот здесь отличные точки. — Шива ткнул пальцем в экран. — Вовчик, ты со своими засядешь там. Рамсес с ребятами зайдут со спины, а вот здесь поработает Стекольщик.
–Снова кровососы? — Мародёр с недоверием поглядел на красную полосу, протянувшуюся от кордона к Агропрому.
–Там посмотрим.
–А может, рейдовую группу состряпаем?
–В смысле? — Шива заинтересованно поглядел на Вовчика.
–Ну, переоденем наших в маски-шоу, и запустим как рейдовый отряд. Пусть красные сами там разбираются, кто свой.
–Идея. — Шива развернул ноутбук к себе, и ещё раз взглянул на карту. — Только мы этот план даже улучшим. Как думаешь, твои бойцы за жмуров сойдут, если будут у дороги валяться?
–Хочешь убедить генеральских спецов, что нас покрошили?
Шива кивнул.
–Сойдут. — Вовчик улыбнулся. — Они если надо и кабанами прикинутся.
–Вот и здорово. — Шива захлопну крышку ноутбука и поглядел в сторону леса. — Чует моё сердце, завтра к вечеру тут будет война.
Он несколько секунд глядел на частокол елей, после чего перевёл взгляд куда-то правее. Со стороны леса донеслись выстрелы. Грохотал калаш, стрекотала «гроза». Мародёр снял с пояса бинокль, и внимательно поглядел через него на лес. Вспугнутые стаи птиц взлетали в ночное небо, растревоженные шумом…

* * *

–Заходи. — Романовский толкнул щупленького человека, закованного в наручники.
–Я сам пойду, чёртова обезьяна! — Взвыл пленник, и попытался ударить спецназовца локтём, но это у него не получилось.
Заречный внимательно следил за дёргающимся человеком, пока конвоир не втолкнул его в кабинет.
–Доброе утро, профессор. — Задорно проговорил генерал и расплылся в улыбке.
–Для кого доброе, а для кого мерзкое. Отозвался пленник, и зло сверкнул глазами.
Казалось, он готов был растерзать Заречного, если бы не собственная гордость.
–Отличное утро. Не знаю, чего вам не нравится. Может ели плохо? Комары не мучили?
–Да пошел ты! — Выпалил Новиков. — Я вообще не понимаю, на каком основании вы меня задержали!
–Хотя бы на том, что в зоне официально нет никаких сталкеров, а вы находились там, профессор. А, следовательно, вы очень опасный сталкер. Знаете, какой срок грозит вам за незаконное проникновение в охраняемую зону?
–Издеваетесь, генерал? Спрашивайте, что нужно, и уводите в камеру.
–А вопрос у меня один. Что ты знаешь о проекте «Авалон»?
–Всё.
–Неужто, и впрямь всё? — Генерал вопросительно выгнул брови.
–Это я разработал проект. — Продолжал Новиков. — Поэтому я знаю о нём всё и даже больше.
–Удивите меня, профессор. — Заречный глотнул минералки, и растянулся в кресле.
–А вам по уставу не положено удивляться! — Вновь прошипел Новиков.
–Грубовато, гражданин Новиков. — Губы генерала тронула чуть заметная ухмылка. — Но я вас понимаю. Непросто быть сталкером и террористом, да?
–Чего ты хочешь? — Взвизгнул старик.
–Вот это уже деловой разговор. — Такой ход событий Заречному нравился.
–Расскажи мне про «Авалон».
–В рамках секретного исследовательского комплекса «Авалон» у нас было множество различных проектов. — Начал Новиков. — В основном военного характера. Ну, знаете, ракеты с искусственным интеллектом, пули, способные пробивать полуметровый слой брони. Или, например, проект «ОЧИ».
–Что за проект?
–Особое Частотно-волновое Излучение. Ну, представьте, что где-нибудь в Америке разворачиваем мы наш проект, и на месте какого-нибудь Вашингтона появляется незаселённая пустошь. Всё живое, как после нейтронной бомбы, уничтожается. Только здесь уничтожается высокочастотным излучением. Вот, значит…
–Я предполагал что-то подобное. — Сказал генерал.
–Это было лишь начало, генерал — паспортные данные «Авалона». Например, в рамках «Авалона» был проект «Пси-Дэ».
–А это что ещё за проект? Заражение Америки дизентерией, или что-то в этом роде?
–Нет, генерал. — Новиков улыбнулся. — Проект заключался в создании псиоников, которые могли высаживаться десантом на территорию противника, и подчинять его войска своей воле. Крайне амбициозный проект — лишение противника всей армии за пару часов. И не надо боевых действий, смертей, разрушенных городов.
–Здорово. — Заречный кивнул. — А почему лаборатории были закрыты и опечатаны?
–Тут я вам помочь ничем не могу. Не в моей компетенции, знаете ли. Я был лишь в курсе того, где находятся объекты, и допускался в два комплекса. Не более того.
–Пусть так. — Согласился генерал. — Вы мне расскажете, де находится проект, отметите место на карте, и, если надо, поедете с нами.
–А вы освободите меня. Идёт?
Заречный кивнул, и достал из стола карту зоны. Он протянул карту Новикову, и тот принялся чертить на карте замысловатые полосы и писать какие-то пояснения.
–Разберетесь? — Наконец, задал он вопрос, возвращая карту.
–Разберусь. — Заречный свернул план вчетверо и спрятал в стол. — Увести!
Глаза Новикова округлились. Он вскочил на ноги, опрокинув стул.
–Вы обещали отпустить меня! — Завопил профессор.
–Сталкера и террориста? — Заречный поморщился. — Ну уж нет. Хотя, если вы правильно нарисовали мне план, то, возможно, по возвращении я решу ваш вопрос положительно.
–Сволочь! — Профессор рванулся вперёд, схватил со стола пустой графин, и замахнулся, чтобы ударить обидчика.
Генерал, не ожидавший от старика подобной прыти, уклониться не успел. Тяжелый графин свистнул в воздухе, и опустился на сложенные домиком руки Заречного. Схватившись за дно графина, генерал резко крутанул его в сторону, и Новиков упал на ковёр.
–А теперь ты никогда не выйдешь на свободу! — Завопил генерал и ударил лежащего обидчика под рёбра.
Только теперь, услышав шум, в кабинет вбежал Романовский. Он что-то говорил насчёт того, что в наручниках старик никак не мог проделать подобное, но генерал его не слушал. Он лишь пристально глядел на старика, которого конвоир поднимал на ноги, и ненависть к Новикову уходила.
–Оформи его на выходе, и пусть катится куда подальше. — Проговорил Заречный, когда Романовский уже подошел к двери.
–Тоесть как? Отпустить?
–Да, отпустить. — Заречный поднялся из-за стола. — Верните ему документы, и пусть проваливает.
Только теперь генерал вновь встретился взглядом с Новиковым, но вместо безысходности там теперь светилось нечто среднее между благодарностью и жалостью.
–Не входите туда, генерал. — Внезапно проговорил профессор. — Там только смерть. Вы сами не представляете, насколько опасны эти подземелья.
–Это уже моё дело. — Заречный махнул рукой, и Романовский скрылся за дверью, придерживая старика.
Дверь распахнулась вновь через пару минут. Вошел Пилотов. Он внимательно оглядел разбитые в кров ладони командира, и проговорил:
–Костя, ты его зачем отпустил.
–Ты знаешь. — Генерал достал из стола небольшую аптечку и принялся обматывать руки бинтом, потом вытащил заляпанную собственной кровью карту, и протянул полковнику.
Пилотов с минуту внимательно изучал надписи и пояснения, после чего пристально поглядел на Заречного.
–Это его пропуск на волю?
Генерал кивнул. Он был не в состоянии говорить что-либо ещё.
–Так мы летим.
–Летим. — Отозвался Константин Евгеньевич. — Готовь большой вертолёт, вооружай ребят. Завтра у нас тяжелый день…

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 447