Глава пятая — Вектор движения

Смелость — начало дела, но случай — хозяин конца. — говорил Демокрит. Смелость позволила группе дойти до Милитари, но дальше всё будет решать случай. Трупоед это прекрасно понимал. Их перемирие с Мейкером сейчас ни что иное, как способ дойти до цели, и выполнить задание. К тому же Трупоед знал, что при гибели кого-то из первоначальной группы, его доля распределялась между оставшимися, и, останься он один, сумма вознаграждения превысила бы самые смелые ожидания. Именно поэтому он не стал тянуть за собой раненого отмычку. Во всяком случае, так он попытался оправдаться перед своей совестью.
Но такие правила противоречили главному принципу заказчика — как можно меньше трупов. Почему же тогда приказ оставлять у тел раненых артефакты для излечения соседствует с такой лёгкой расправой над оппонентами. Всё это никак не собиралось в одну картину. Зачем заказчик нанял помимо группы Матео ещё и Мейкера, который к тому времени был вне закона? Риск или расчет?
Но теперь это было неважно, ведь самым нужным для группы человеком был не Матео, ни Хор, ни Трупоед, а молчаливый излом Гимли. Именно он должен был показать бойцам путь в бункер, из которого Трупоед должен был выйти на связь, и доложить заказчику, что ещё один этап пройден успешно. Именно там он должен был подключить свой ПДА к компьютеру, и запустить на нём переданный ему видеоролик. Конечно, всё это выглядело не более чем бред больного старика, но лишь на первый взгляд. Одна лишь фраза в разговоре с заказчиком «…я под колпаком спецслужб…» заставила Трупоеда воспринять эту конспирацию всерьёз.
–Сюда. — Проговорил Гимли, поравнявшись с базой Свободы.
–Там нет ничего. — Категорично отозвался Мейкер, и Горгулья согласно кивнул.
–Первая группа тоже так посчитала. — Гимли сделал несколько аккуратных шажков, и добавил:
–Пустите отмычку вперёд. Тут много аномалий.
–Хорошо. — Трупоед указал на Блица. — Он пойдёт.
–Нет. — Мародёр покачал головой. — Сам иди, фраер, а я тебя потом помяну.
Трупоед повторять не стал. Он вскинул вал, и мотнул головой в сторону аномалий.
–А ты хорошо подумал?
К затылку Трупоеда прижался автомат Мейкера.
–Ты что творишь? — Наёмник попытался развернуться, но Горгулья с Вальтером в руке встал перед ним.
Похоже, мародёры не собирались посылать на верную смерть своего человека, и решили произвести в группе маленькую революцию. Вот если бы однополчанин Лёня Тень был сейчас здесь, никто из них не посмел бы выступить против двух наёмников. Но, Тень сейчас отвлекал на себя внимание Монгола и Жигана, которые, каким-то образом, умудрились завладеть оружием Матео и Перуна.
Теперь выбор был невелик — либо Трупоед подчинится воле мародёров, либо погибнет. Но был и третий вариант — Федотов и Гимли встанут на его сторону, и конфликт разрешится. Примерно так всё и произошло: Гимли развернулся, и сбил Мейкера с ног, прижав его к земле, а Федотов вскинул Абакан, беря на прицел Горгулью. Ну вот, контрреволюция. Горгулья потянулся за винтовкой Гаусса, но Федотов покачал головой.
–Что, готов убить меня?
–Я готов сократить поголовье идиотов. — Отозвался Военный сталкер — Но мы одна команда, и этот вопрос мы можем решить без стрельбы — Хор пойдёт отмычкой. Согласен?
Горгулья закивал.
–Ну, вот и здорово. — Военный сталкер махнул рукой, и Гимли отпустил Мейкера.
–Дебил! — Огрызнулся Мейкер, потирая грудь. — Шизик. Так ведь и убить можно.
–А нужно? — Усмехнулся Гимли.
–Да пошел ты! — Мейкер подхватил выроненный им «вал». — Давай, сталкер, проведи нас.
Хор спокойно вошел на аномальное поле, и быстрым шагом пересёк его, остановившись по другую сторону холма. За весь путь он лишь однажды изменял маршрут, минуя «мясорубку».
–Везунчик. — Прокомментировал Федотов. — Если бы я этого не видел, никогда бы не поверил.
Он прошел по маршруту Хора, и остановился рядом со сталкером, дожидаясь остальных.
–Ты уже бывал здесь? — Проговорил он в полголоса.
–Один раз, когда встречал здесь Балбеса — проводника из Свободы.
Федотов молча выслушал реплику, потом закрыл глаза, и несколько секунд стоял так, пока Гимли не толкнул его в плечо. От этого места Хор опять сделал рывок до абстрактной точки, обозначая болтами опасные районы. Сначала он обнаружил огромную «птичью карусель», потом несколько «ловушек», и, наконец, остановился возле самой кромки огромной «электры».
–Куда теперь? — Спросил он.
–Налево, и к холму. Там дверь. — Отозвался Гимли.
Резко повернув влево, Хор медленно пошел к холму, чувствуя, как электромагнитное поле аномалии колышется в горячем воздухе. Наконец, он увидел у подножья холма небольшую дверь, раздавленную бетонной балкой.
–Замуровано.
–Иди к двери. — Успокоил его Гимли. — Разберёмся.
Не возражая, Хор прошел ещё несколько метров. Здесь, недалеко от входа, похоже, шел настоящий бой. Всё вокруг было усыпано гильзами разного калибра, втоптанными в грязь. Следы людей чередовались со следами кабанов, плотей и слепых псов. Вот тут, около большого валуна кто-то боролся со здоровенным секачом, а вот здесь кто-то занял довольно хорошую позицию, и выпустил в сторону холма полный рожок.
Хор посчитал и следы от разгрузочных жилетов, и разномастные следы сапог. Всё говорило о том, что здесь прошла крупная группа, причём довольно серьёзно подготовленная.
–Ты труп видел? — Спросил Горгулья, подходя к сталкеру. — Там, в «электре».
–Нет, не видел. — Хор взял в руку несколько гильз от снайперской винтовки, прикидывая разрушительную силу и вес оружия, в которое заряжали такие патроны.
–Наш мутантик его узнал. Говорит, его кореш бывший…
–Значит мы на верном пути. — Прервал реплику мародёра Трупоед. — Живо к лазу.
–Так точно, начальник. — Горгулья козырнул, но когда наёмник прошел вперёд, зло выругался себе под нос.
Быть шестёркой наёмника? Нет, такой расклад его не устраивал. Все проблемы с этим пареньком надо решать как можно скорее, и без лишних свидетелей. Зона ведь такое хорошее место для несчастных случаев, если не сказать больше.
–Гимли, иди сюда! — Крикнул Трупоед, и присел на корточки около двери.
Тяжелая бетонная балка весом в несколько тонн смяла конструкцию, а с десяток металлических швеллеров подпёрли её с другой стороны.
–Не пролезть.
Гимли, ничего не говоря, взялся за ручку двери, и легко выдернул её вместе с усиленным креплением. На месте двери образовался небольшой лаз, вполне достаточный, чтобы в него протиснулся человек со всей необходимой экипировкой.
Вот, значит, какие сильные бывают изломы. Да, если такой парень решит защитить Трупоеда, ему, Горгулье, придётся разве что довольствоваться ролью ведомого. Именно поэтому Горгулья решил для себя, что прежде, чем убить Трупоеда, он расправится с его мутировавшим другом.
–Кто первый? — Гимли указал на лаз, но никто и с места не двинулся. — Тогда первым полезу я.
Он пригнулся, и проскочил в лаз.
–Теперь следующий.

* * *

–Так наведаемся на болото? — Повторил свой вопрос Жиган.
–Позже. Сначала перехватим группу.
–И что ты станешь делать, когда мы их накроем? — С иронией проговорил сталкер.
–Убью мародёров и наёмников, спасу сына, а дальше по обстановке.
–Ну, просто Рембо. — Жиган всплеснул руками. — А может проще захватить этого старикашку, у которого в плену Доктор, и поторговаться?
–Во-первых, мы этим ничего не выиграем, потому что у них ещё и моя жена. — Напомнил Жигану Монгол, как будто тот не знал этого раньше. — Во-вторых, не факт, что Доктор его заложник…
–А ты не видел, что он в «браслетах» был?! — Жиган вскочил на ноги. — Не видел, как он выглядел?
–Да успокойся ты, видел. И «браслеты», и синяки видел.
Вот. — Жиган, довольный своей победой расправил плечи. — Так мы на болото?
–Нет.
–Ну, ёлы-палы, Монгол! Сколько раз тебе можно втолковывать, что это самая простая идея.
–Уже вечер. — Ответил Монгол. — И на болотах начинают охотиться такие существа, о которых ты даже не слышал. Про «Болотную Тварь» слыхал? Так это ещё самое безобидное из тамошних существ. И ещё кое-что: у этого Заказчика наверняка есть несколько натренированных бойцов, которые будут сидеть в засаде.
–Ладно. — На удивление легко согласился Жиган. — Что ты предлагаешь?
–Остановить группу, и выпытать у наёмников количество людей в группе Заказчика, и безопасную тропку на болото. Согласен?
Жиган кивнул.
–Ну, вот и здорово. — Монгол подхватил лук, и протянул руку напарнику.
–Я сам пойду. — Сталкер поднялся на ноги, и зашагал следом за Монголом.
Куда идти ни один из них не знал, но, выйдя на открытую местность, Монгол без труда разглядел через целеуказатель группу из семи сталкеров, бредущих через Милитари. Метрах в трехстах от них быстро передвигался параллельный отряд из пяти сталкеров группировки Свобода.
–Видишь их. — Монгол указал на Свободовцев. — Что скажешь?
–За группой идут?
–Похоже. Как думаешь, сколько их?
–В смысле? — Не понял сталкер.
–В смысле приглядись. — Ответил Монгол, и указал на разряженную Свободовцами «жарку». На фоне аномалии промелькнула полупрозрачная фигура.
–Кровосос или Химера? — Жиган поглядел на Свободовцев сквозь прицел.
–Не то и не другое. — С гордостью произнёс Монгол. — Это наш снайпер с блокпоста.
–Снайпер? — Скептически прошептал Жиган.
–Ага, он самый. У него на поясе артефакты особым образом компонуются, и помогают становиться невидимкой.
–Как «нить Ариадны»?
–Вроде того. Я уже сталкивался с такими ребятами. Кроме невидимости, эти артефакты раны залечивают мигом. Так что…
–А они со Свободовцами, или как?
–Думаю, как раз, наоборот — за наших. Меня когда этот придурок с блокпоста в ловушку кинул, он мне признался, что сам Адепт зоны оберегает нашу экспедицию — сам Хозяин зоны. Представляешь, какой масштаб?
–Да уж. — Согласился жиган, и замер с открытым ртом, глядя, как идущий последним Свободовец резко развернулся на сто восемьдесят градусов, и, согнувшись пополам, отлетел в сторону, будто ему сначала врезали в живот, а потом оттолкнули ногой. Вот только делал он это всё без чьей-либо помощи.
Как только боец упал на землю, идущий перед ним Свободовец обернулся, и напоролся на материализовавшийся из пустоты кинжал. Широкое лезвие легко распороло простенькую защиту, и глубоко вошло в тело. Сталкер потянул пальцы к кобуре с пистолетом, но движение оборвалось, и руки его безвольно повисли. Не успели трое остальных Свободовцев среагировать, как один за другим упали рядом с мёртвыми товарищами. Полупрозрачные тени, казалось, растворились, и Монгол махнул напарнику. Они спустились с холма, и подошли к убитым Свободовцам.
У убитого первым сталкера был сломан позвоночник в нескольких местах. Обычному человеку такое было сделать не под силу, и не убей следующего нож, Монгол бы подумал, что на сталкеров напали кровососы. Да и нож, наверняка, был не прост. Толстый слой брони на груди второго Свободовца был будто прожжен, как раз в области сердца. Трое остальных были убиты в упор из винторезов. Бронебойные патроны изрешетили тела сталкеров, не оставив им ни единого шанса.
–Значит, их было четверо. — Подвёл итог Жиган.
–Работали четверо. — Согласился Монгол. — А вот сколько не выдавали себя, мы не знаем.
–Тоже верно. — Жиган поднял с земли автомат одного из Свободовцев, но Монгол жестом приказал положить оружие на место.
Пререкаться с более опытным сталкером Жиган не стал. Он положил автомат обратно.
–Куда теперь? — Спросил Монгол, неожиданно для Жигана.
–Что значит куда? За ними. — Сталкер указал вслед Хозяевам зоны.
–Разве? — Монгол улыбнулся.
–Что значит «Разве»?
–А то и значит. — Монгол прищурился. — Слишком всё просто получается, если мы за ними пойдём.
–А что не так?
–Всё не так. — Монгол снял с ремня одного из покойников гранату, и, выдернув чеку, положил «лимонку» под труп. — Ты кто? Долговец! А они? Свободовцы.
–Ты о чём?
–Сейчас сюда прибежит человек двадцать с базы Свободы. Кого они, по-твоему, обвинят в гибели своих ребят? Призрачных Хозяев зоны, или реальных сталкеров, один из которых Долговец?
–Я понял, куда ты клонишь, но не проще ли пойти за группой?
–Не проще. — Монгол отошел от тел убитых, и направился обратно в деревню. — Они знают, куда идёт группа, и если мы пойдём за Мейкером, Свободовцы нас нагонят. Иди по своим следам, и всё будет нормально.
–Слушай, Монгол, а правда, что до второй катастрофы на Милитари не было ни одного холма.
–Были. — Коротко отозвался Монгол. — Но не много.
–А от чего такое могло случится? Ну, в смысле, холмы.
–Ты сам подумай: первая авария была сравнима с последствиями взрывов 500 атомных бомб, а вторая, как говорят учёные, была гораздо мощнее первой. Вот и покорёжило всё.
–А я слышал, что под этими холмами у военных были какие-то секретные лаборатории. Они их якобы рыли после первой катастрофы.
–Может быть. — Монгол спрятался за забором, и принялся наблюдать за холмами через целеуказатель.
–А Свободовцы на группу не нападут?
–Нет. — Монгол вскинул лук, высчитывая расстояние до цели, и довольно улыбнулся, когда целеуказатель выдал необходимую цифру. — Группу прикроют Хозяева, а нас прикрыть некому, следовательно, мы с тобой должны медленно, и осторожно, идти в обход.
–То есть, за группой через старые склады?
–Ты не понял, Жиган. — Монгол сдвинул целеуказатель, наслаждаясь тем, как срабатывает его ловушка с гранатой. — Мы вообще не пойдём через склады.
Это как? — Не понял напарник.
–Очень просто. Мы знаем, куда идёт группа — к Радару, а оттуда в Припять. Там они по любому остановятся, чтобы подождать нас, ведь только я могу провести их в саркофаг. Значит, нам к Радару.
–Логика — это сила. — Выдал Жиган. — А что им мешает не останавливаться на Радаре, а сразу рвануть к ЧАЭС?
–Сам Радар и мешает. Помнишь, мы встретили зомби на Свалке? Это жертва Радара, а значит, установка ещё работает, и они сделают для меня всё, если я отключу эту штуку.
–А ты отключишь? — Жиган быстро шагал за Монголом, который направлялся к линии Барьера.
–Нет. — Коротко сказал сталкер. — Но они-то этого ещё не знают.

* * *

Сумрак окутал Мейкера, как только он ступил в заваленное осколками бетона помещение. Каменное крошево под ногами противно зашуршало, и звук тут же разнёсся во все стороны. Не дожидаясь приказа Трупоеда, он толкнул Горгулью в плечо, и указал на уходящий влево коридор. Хантер кивнул, и, выставив перед собой винтовку Гаусса, направился в полутьму.
–Стой. — Раздался из-за его спины голос Трупоеда, но Горгулья проигнорировал приказ.
Такая реакция разозлила наёмника. Он сделал шаг в сторону Горгульи, но сзади ему в спину упёрся ствол «вала».
Похоже, прошлая стычка ничему Мейкера не научила. Трупоед обернулся, и получил прикладом Абакана в челюсть. Не успел он понять, что происходит, как его придавила к полу тяжелая рука Гимли, и последовал очередной удар.
Когда Трупоед очнулся, он уже сидел в каком-то кресле. Правая рука крепилась к поручню кресла наручниками. Что за чертовщина? Почему Федотов и Гимли перешли на сторону Мейкера? Трупоед встал с кресла, и попытался дотянуться до кобуры на щиколотке, но громкий голос Тени остановил его:
–Я бы этого не делал.
–Чего этого? Удивился Трупоед.
–Не хватался бы за оружие, а выслушал умных людей.
Только теперь Трупоед оглядел комнату. В полутьме он увидел два дивана, на одном из которых сидели Горгулья и Блиц, а на другом вальяжно растянулся Мейкер. Хор, Гимли и Тень стояли в другом углу комнаты, разглядывая странные колбы, выставленные вдоль стены. Внутри них находились люди, и, как успел заметить Трупоед, эти люди были живы.
–Зачем вы меня вырубили? — Проговорил наёмник, стараясь быть спокойным.
–Чтобы у нас были гарантии, что сейчас, во время сеанса связи с Заказчиком, ты не расскажешь ему про стычку с Монголом и Жиганом, и не потребуешь лишить нас доли. — Поведал Горгулья. — Ведь ты, чёртов прихвостень заказчиков, вполне можешь нас кинуть.
–А не будет сеанса связи. — Внезапно сказал Трупоед. — Мне перекинули на ПДА дальнейшие инструкции, которые мы сможем просмотреть и прослушать на находящемся в этом бункере компьютере.
–Ты видишь здесь компьютеры? Я нет.
Горгулья встал с дивана, и подошел к одной из колб.
–Я вижу только эти дурацкие автоклавы…
–Ты его знаешь? — Удивился Мейкер, когда Горгулья с интересом поглядел на одну из колб.
–Это генерал Воронин — лидер Долга. — Спокойно проговорил Тень, отстраняя Горгулью в сторону.
–Верно, Воронин собственной персоны. — Согласился хантер. — Только я думал, что он мёртв, а он здесь гниёт.
–Слушайте, вы! — Повысил голос Трупоед, но Тень ударил его в живот.
–Когда сеанс связи? — Упрямо повторил он. — Отвечай!
–Я тебе уже говорил — не будет сеанса. — Прошептал Трупоед, и закашлялся.
Да, не ожидал он такого от бывшего боевого товарища. А ведь когда-то он спас жизнь этому зазнавшемуся наёмнику.
–Надо найти компьютер. — Трупоеду надоел этот спектакль, и он закричал, причём так громко, как только мог.
Отреагировав на это, Тень замахнулся, но Трупоед ловким движением отправил напарника в нокаут, и через мгновение высвободился от наручников. Вот и закончился поход. Теперь каждый был за себя.
Трупоед оттолкнул в сторону Мейкера, выхватил из кобуры пистолет, и бросился в противоположный коридор. Такого от своих спутников он не ожидал. Немного другого ожидал, но не такого.
Почему они внезапно переменились? Что случилось? Трупоед пробежал до середины коридора и замер. Перед ним стоял снайпер с блокпоста. Наёмник вскинул пистолет, но, не смотря на ловкость Трупоеда, снайпер отреагировал быстрее. Он хлопнул себя ладонью в грудь, и растворился в воздухе, будто кровосос, перешедший в стелс-режим. Наёмник огляделся, но коридор был пуст. Трупоед резко развернулся в сторону двери, и дважды выстрелил, не целясь.

* * *

Барьер был первой и самой значительной преградой перед рвущимися из глубин зоны мутантами. Здесь частенько останавливались одиночки и целые кланы, отстреливая нечисть, и главное, это было единственное место, где люди никогда не стреляли друг в друга. Таков был закон. Встреться здесь Тёмные, Долговцы, Свободовцы, Хозяева зоны и воины Монолита, никто бы не удивился. В этом смысле Барьер был идиллией сталкерского братства.
У пулемётного расчета сталкеров встретил невысокий ходок в грязной штормовке. Он что-то быстро сказал Монголу, и растворился в сумерках.
–Кто это был? — Поинтересовался Жиган.
–Смотритель. Слышал про него?
Напарник отрицательно покачал головой, хотя и слышал историю о легендарном Смотрителе, который хранит порядок на Барьере.
Несмотря на подобный кивок, ничего объяснять Монгол не стал. Он прошелся мимо длинных рядов машин, и оказался перед чертой, начерченной зелёной краской поверх асфальта.
–Это край мира. — Проговорил заговорщически охранник. — Оттуда можно и не вернуться.
Монгол понимающе кивнул, и произнёс одну лишь фразу, после которой на Барьере воцарилась тишина:
–Оттуда тоже. — Сталкер указал в сторону Кордона, и, будто Цезарь, приказывающий расправиться с гладиатором, опустил большой палец к земле.
–До выброса трое суток. — Предостерёг его охранник. — Успеваете?
–На тот свет. — Хмуро ответил Монгол, и собеседник промолвил, всё так же тихо:
–Тогда прошу. Здесь недалеко.
Он поднял преграждающий путь шлагбаум, и пропустил сталкеров за линию Барьера. Здесь начиналась настоящая Зона, где каждый метр полит кровью, а в каждой траншее — братская могила.
Сразу за забором на железные копья арматуры были нанизаны головы мутантов: два снорка, зомби, какое-то странное уродливое создание, и даже Химера. В пяти метрах за забором, где асфальтовая дорога ныряла в лужу студня, виднелось как минимум шесть тел плохо экипированных сталкеров.
–Добро пожаловать в ад. — Прокомментировал увиденное Монгол.
–Я здесь проездом. — Жиган подошел к одному из покойников, и поднял забрало шлема.
Этого сталкера он видел впервые.
–Новички. — Монгол указал на двух крайних покойников. — А вот это матёрые сталкеры. Они подошли проверить, что случилось, когда на них напали.
–Как думаешь, что здесь случилось?
–В любом случае, никто с Барьера проверить не рискнул, кроме этих четверых.
Монгол осмотрелся. За валунами он обнаружил плащ-палатку, на которой лежал мёртвый Монолитовец, сжимая СВУ.
–А произошло здесь следующее: Двое новичков перешли через черту, и вышли сюда. Именно это время со стороны Радара шел отряд Монолита. Пацаны столкнулись с этими маньяками нос к носу. Потом прибежали эти четверо с Барьера, начали стрелять, и даже убили одного из нападавших. А может и не одного — кто знает, сколько покойников плавает на дне студня. Значит, стреляли они, а потом и их расстреляли. Вот и вся история.
Он присел около тела Монолитовцы, и выругался. Заинтересованный Жиган тоже подошел, и, взглянув на ПДА покойника, всё понял — сектанты ждали группу Матео.
На экране ПДА виднелась та самая видеозапись, которую Монгол скачал с сервера наёмников. Выходит, и Монолитовцы сумели вскрыть защиту сервера. Но зачем?
–Всё встало на свои места. — Жиган переложил к себе в подсумок патроны и гранаты убитых сталкеров. — Я только не понимаю, почему, если здесь была бойня, нас не предупредили об опасности.
–Потому, что это вовсе не защитники Барьера. — Внезапно изрёк Монгол. — Это те, кто готовит тёплый приём бойцам Мейкера.
–Почему ты так решил? Они ведь нас пропустили.
–Потому, что отряд Монолита не возвращался после перестрелки назад, в Рыжий лес, а, наоборот, шел дальше. Это первое, а второе — они нас не пропустили, а зажали в кольцо.
–В кольцо?
–Ну, да: с одной стороны Барьер, а с другой Радар.
–И каков наш ход?
–Отключить радар. — Спокойно проговорил Монгол.
–А группа? Её мы будим прикрывать? Или ты думаешь, что Хозяева зоны перемочат всех на барьере?
–Группа не пойдёт на барьер. — Монгол перешагнул через небольшую «жадинку». — Они выйдут из катакомб перед Радаром.
–А почему не за Радаром?
–Без мозгов? Они знают, что Радар включен, и не полезут на рожон. Дошло?
–Дошло. — Угрюмо отозвался сталкер.
Он знал зону до Барьера как свои пять пальцев, излазил Росток и Свалку вдоль и поперёк, но за один единственный день узнал о знакомых местах много интересного. Сперва — эта странная лестница, повешенная на холм, потом Тёмные на территории «ста рентген». А вот теперь и этот Барьер, за которым, по рассказам бывалых ходоков творится всякая чертовщина.
Жиган, по рейтингу «системы жизнеобеспечения» был одним из тридцати лучших сталкеров, и носил ранг мастера. Себя он считал профессионалом, но профессионализм и хладнокровие Монгола его поразили. Тем более что Монгол не входил в число тех тридцати мастеров-сталкеров по очень веской причине — он был мёртв.
Жиган не расспрашивал напарника по этому поводу. Он прекрасно помнил, что умерший Дима Шухов по прозвищу Рэд, живее всех живых, и поэтому такое положение вещей казалось нормальным. А ещё Жигану очень нравилось трепетное отношение напарника к судьбе жены и сына. В глазах сталкера, это делало порой жестокого Монгола человеком.
И всё же этот человек был для Жигана загадкой. Не сказать, что Монгол не боялся существ зоны. Нет, он иногда даже очень беспокойно себя вёл при виде мутантов, но от него веяло таким спокойствием, что Жигану было не по себе. Наверное, самым странным в образе Монгола было не то, что он умудрялся без труда видеть почти прозрачных Хозяев зоны, внушать страх конвоирам, не его удивительная любовь к сыну, а близость к духам зоны — Шухову, Семецкому, а теперь и Смотрителю.
Что ему на самом деле сказал Семецкий? Этот вопрос мучил Жигана всё это время. Враг, который спасёт друга? Что это значило. Может вовсе не то, что оставленный Тенью артефакт спасёт его никчёмную жизнь. А может, именно это. В любом случае такая откровенность духа зоны, который и парой слов со сталкерами не перебросится при случае, настораживала. Жиган даже подумывал о том, что Монголу никто не говорил об этом, а сталкер всего-то врал, но быстро отказался от этого, наверное, после того, как Монгол вытащил его из ловушки. А последние сомнения во лжи рассеялись после того, как сталкер во второй раз спас Жигана, излечив его артефактом «Серп». Поэтому теперь в душе Жигана доверие к своему спасителю соседствовало со странным опасением.
Он аккуратно обошел лужу студня, и остановился, дожидаясь, пока препятствие обойдёт Монгол. Когда оба сталкера оказались на ровной дороге, уже стемнело.
Идти по «Сумеречной тропе» днём было чертовски опасно, но ночью такая прогулка стопроцентно кончалась гибелью. Здесь, по рассказам сталкеров, обитала большая стая кенгов — маленьких мутировавших тушканчиков. Вот только, сбиваясь в стаи по пять сотен штук, кенги могли стать серьёзной проблемой. Ещё более страшным было то, что в этих местах устраивали свои лежки химеры. Как говорил один Долговец, именно отсюда повзрослевшие особи уходят в странствия по зоне. Но и перспектива встретиться с подрастающим хищником Жигана не радовала. Если рассматривать проблему с этой точки зрения, пойти на болота было куда разумнее. Но именно это «было бы разумнее» чаще всего и губило сталкеров. Почему? Во-первых, чтобы идти на болото, надо было вернуться по своим следам на Росток, а во-вторых, засады и «Болотных тварей» никто не отменял.
–Ночуем здесь? — Со знанием дела поинтересовался Жиган.
–Нет. Надо идти, пока слепые псы не почуяли наш запах.
Слепых псов Жиган не боялся. Даже в те времена, когда Охотники выдавали ему обрез двустволки, он мог расправиться со средней стаей, но о том, какими бывают эти стаи здесь, он даже не подозревал.
Первая собака появилась на дороге, когда Монгол ещё не успел договорить. Потом вторая, третья, а чрез секунду собак было уже полсотни. Свирепые создания двигались на нюх, и Жиган понимал, что не они с Монголом должны стать добычей, а тела сталкеров, вот только, стоя на пути у стаи они не могли диктовать условия, а, как раз наоборот, были в положении жертв.
Не успел Жиган понять, что случилось, а Монгол уже вскинул лук, и отправил под лапы собак стрелу со взрывчаткой. Дорогу озарила яркая вспышка, в свете которой были видны разлетающиеся в стороны туши мутантов, и оскал сотен пастей. Тут же зарокотал автомат в руках Жигана, и сталкер невольно подумал, что стреляет не думая, на автомате, как запрограммированная машина — рефлекс, как у собак Павлова. А вот Чернобыльские собаки, точнее псевдопсы, как их называли сталкеры, будучи вожаками слепых псов, могли легко уйти от пуль, подставив под удар фланг собственной стаи.
Так и случилось: как только очередь поразила первый ряд собак, в полумраке проскользнула тень псевдопса, и уже через мгновение огромная зверюга сиганула на Жигана откуда-то справа. Среагировать сталкер не успел. В прыжке пёс ударил ходока в грудь мощными лапами. Перелетев через голову, Жиган трижды выстрелил из автомата в голову Чернобыльскому псу, но тот увернулся, и отлетел в сторону, не получив ни царапины. Пёс было хотел вновь броситься в атаку, но острая стрела пронзила его, и мутант замер, глядя на свою последнюю жертву.
Потеряв вожака, стая тут же разбежалась, что и было нужно Монголу. Он выдернул из тела мутанта стрелу, которых оставалось уже не так много, и махнул Жигану. Им следовало торопиться, пока какой-нибудь пёс не взял под свой контроль осиротевшую семейку.
Монгол это прекрасно понимал, и как только слепые псы разбежались, направился по тропе. Теперь им надо было пережить эту ночь, и к утру выйти к дороге на Припять, где их должны встретить остальные. Если Монгол был прав, то, как только они начали стрелять, с Барьера передали сигнал куда-то на пульт управления радаром — «ждите гостей». А гости пока ещё шли по тропе, то и дело отстреливая снорков и кабанов.
–У меня патроны заканчиваются. — Наконец, сказал Жиган, успокоив выбежавшего из-за металлического вагончика снорка.
–Это плохо. — Сталкер тут же оценил ситуацию, при которой он с несколькими стрелами, и Жиган с пистолетом налетят на выводок химер, или отряд Монолитовцев.
Даже то, что они обобрали тела мертвецов у Барьера, не помогло.
У Жигана оставалось три рожка для калаша, который был у него за спиной, и пол рожка для натовской винтовки «Руджер». У самого Монгола патронов было и того меньше, хотя оставались гранаты.
–И что теперь? — Жиган поглядел на напарника.
Монгол покачал головой. Он не знал, что делать. Хотя…
Сталкер резко повернулся влево, и побежал через небольшую поляну к маячащему вдалеке проволочному забору. Там когда-то был вход в подземную лабораторию, через которую можно было пройти до самого пульта управления Радаром.
Быстро взбежав вверх по металлической лестнице, Монгол остановился, дожидаясь Жигана. Где-то гораздо левее, на автобусной остановке, около дороги на Припять, горел костёр, подле которого сидело двое Монолитовцев.
Монгол ударил ногой дверь, но та не шелохнулась. Очередь из автомата тоже дела не поправила. Стальная дверь даже не дрогнула. Ходок спустился на один пролёт, и развёл руками, демонстрируя Жигану, что ничего не выйдет. Именно в этот момент дверь резко распахнулась, и на пороге возник сталкер в чёрном бронекостюме.
–Быстрее сюда. — Скомандовал человек в чёрном, и Монгол без разговоров проследовал в открытую дверь.
Опасливо косясь на незнакомца, Жиган тоже перешагнул за порог. Комната оказалась небольшой, тёмной, освещаемой единственной красной лампой под потолком. Из обстановки Жиган заметил лишь письменный стол, диван, и портрет какого-то академика на стене.
–Кто это? — Монгол указал на портрет.
Сталкер в чёрном закрыл дверь на несколько засовов, и поморщился:
–Некто профессор Новиков, биолог. В своё время был видным учёным, и имел доступ в высшие эшелоны власти. А потом его проект передали военным. Это он начал работу над исследовательским комплексом «Авалон».
–Авалон?
–Ну, что-то вроде идеи создания уникального полигона для испытания нового оружия.
–Понятно. — Монгол огляделся, и подошел к затянутому тёмной плёнкой стеклу. Через окно было видно, как поблёскивает внизу огонёк костра, будто пламя зажигалки.
–Ты здесь какими судьбами, Рэд? — Спросил, наконец, Монгол.
–Сказать не могу. — Ответил чёрный сталкер. — Я лишь предостеречь тебя пришел. Не ходи на Радар. Тебя там уже ждут, и не выпустят…
–Нет, Рэд, не выйдет. — Монгол резко оборвал реплику духа зоны. — У меня сын в группе Мейкера, и жена в заложниках у мародёров. Мне по любому идти надо.
–Ну, как знаешь. Только вот жену твою освободят скоро, а сын твой всё равно погибнет. — Шухов глубоко вздохнул, и вышел в другую комнату.
–А ведь он прав. — Прошептал Жиган. — Ждут нас там.
–Ждут. — Не стал отрицать Монгол, и шагнул следом за Шуховым.
Комната была пуста, тоесть там были и столы, и диваны, и какие-то документы, сваленные кучей в углу, и много что ещё, не было только Шухова.
–Он ушел. — Спокойно сказал Монгол. — И нам пора.

Он открыл очередную дверь. За ней был длинный коридор, тянущийся на несколько сотен метров. По обе стороны коридора были небольшие металлические двери. Сам же туннель медленно, но неуклонно уходил вниз.
–Идёт под землю. — Монгол быстро пробежал до конца коридора, и остановился перед приоткрытой дверью.
По его прикидкам, они были уже на глубине нескольких метров. Что находится за дверью, Монгол даже предположить не мог, ведь в этом комплексе он был впервые. Сталкер толкнул дверь, и та на удивление легко открылась. Перед ходоками была огромная лаборатория, заставленная стеллажами и клетками. В клетках метались из стороны в сторону кенги, кровососы, химеры, снорки.
То, что они до сих пор были живы, значило лишь одно — лаборатория ещё работает. Жиган, кажется, тоже это понял, и вскинул калаш, взятый у Барьера.
–Они проводили опыты над животными. — Сталкер указал на некое подобие стеклянной клетки.
В клетке сидело странное существо, поросшее короткой чёрной шерстью. Наведя на него фонарь, Монгол застыл с открытым ртом. Огромный паук, размером с футбольный мяч, и весом около шести килограммов, противно засвистел, втягивая в себя воздух, и быстро переместился вправо, глядя на Монгола шестью поблёскивающими глазками. Настроено существо было явно враждебно, и не будь между сталкером и пауком стекла, Монгол бы уже выстрелил.
–Я не думал, что пауки бывают такими большими. — Тихо проговорил Монгол, и поёжился.
В соседней клетке сидел живой человек. Он внимательно смотрел на сталкеров, не издавая не звука. Безумный взгляд пленника внимательно ощупывал их, будто изучая.
Человек был одет в серую робу и старые кроссовки. Руки и голову подопытного овивали десятки проводов.
Монгол подошел поближе, и включил фонарь, осветив лицо узника.
–Мон…гол. — Прошептал человек, и поглядел на сталкеров.
Из груди Жигана вырвался вопль. Он повернулся к Монголу, и с ужасом прошептал:
–Ты тоже это видишь.
–Вижу. — Проговорил сталкер, и выронил фонарь. — Это Спам.

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 627