Глава четвёртая — Нить Ариадны

Граната вылетела из руки сталкера, и упала у ног Матео. Наёмник тут же сделал сальто вправо, и упал на дно оврага. Тяжелые комья грязи забарабанили по его спине. Как только последние комья упали на землю, наемник приподнялся, и, выдернув из кобуры пистолет, вскочил на ноги. Пистолет дважды дёрнулся в руке наёмника, но, ни первая, ни вторая пуля не достигла цели. Жиган к этому времени уже скрылся в полумраке. Выругавшись, Матео вытянул из-за спины длинный кинжал с узким лезвием, и побежал следом. Ну да сталкер, ну молодец. Да, недооценил его Матео.
Наёмник перепрыгнул через тело Перуна, и побежал вслед за сталкером. Сократив расстояние до трёх метров, он махнул рукой, и клинок полетел в преследуемого ходока по замысловатой дуге.
Жиган тут же рухнул на прелую хвою, и клинок, пролетев над его головой, вонзился в старый клён. Перекатившись на живот, сталкер выхватил вторую за сегодня гранату, и аккуратно метнул вправо. Как раз в это время в зоне видимости показался Матео. Наёмник, лишенный прибора ночного видения не разглядел гранаты, и в момент взрыва оказался в полуметре от «лимонки». Купол яркого пламени накрыл наёмника, и тот с воплем отлетел в сторону, ударившись плечом о ствол ели. Расправившись с Матео, Жиган выдернул из ствола клёна брошенный в него кинжал, и побежал в сторону Кордона.

Матео очнулся несколько часов спустя. Правая рука наёмника была сломана как минимум, в четырёх местах. Сквозь бронекостюм выпирал обломок кости.
Матео попытался встать, но ноги тоже оказались переломаны. Но не это волновало его, а шлем, пластиковые держатели которого расплавились во время взрыва, и залили всё забрало. Подача кислорода в шлем прекратилась, и Матео попытался правой рукой сорвать с лица смертельный шлем, но пальцы лишь скребли по пластику.
Кислорода уже не хватало, и наёмник попытался нащупать топор, висящий на ремне, но не обнаружил ни ремня с оружием, ни топора.
Чёрт! Вот это уже очень, очень плохо. Он ударил по шлему кулаком, хотя и знал, что это бесполезно — шлем выдерживал выстрел из ПМ, а удар кулака, и подавно. Кляня сам себя за то, что он надел защитную маску, Матео попытался пошевелиться. К этому времени кислорода в шлеме уже не осталось. Он в отчаянье ударил кулаком по земле, и тут же нащупал рядом с собой острый камень.
Из последних сил Матео ударил по маске камнем, но лишь отколол кусок расплавленного пластика, открыв себе небольшой сектор обзора. Тёмное небо над зоной расплылось перед глазами Матео…
И тут над ним возникла фигура сталкера в костюме «СЕВА». Незнакомец извлёк из рукава кусок арматуры, и несколько раз ударил им по маске наёмника. На удивление легко стекло лопнуло, и незнакомец, просунув руку в отверстие, выдернул забрало целиком. Матео тут же попытался вдохнуть полной грудью, но незнакомец ударил его в живот.
–Не смей. Тут без защиты дышать опасно.
Он поднял что-то с земли, и, взмахнув рукой, срезал с плеч наёмника рюкзак. Вскрыв упаковку бинтов, незнакомец достал из рюкзака фляжку с водкой, и, пропитав ею бинты, прижал их к лицу Матео.
–Теперь дыши.
Наёмник сделал несколько вздохов.
–Ты… к…то? — Выдавил он.
–Излом в пальто. — Отозвался незнакомец, и воткнул в ствол ели предмет, которым срезал лямки рюкзака — это был топорик Матео. Из-за тонированного стекла шлема наёмник всё ещё не мог разглядеть, кто же такой этот незнакомец.
–А теперь слушай меня. — С угрозой проговорил сталкер.
Только теперь раненый наёмник узнал в собеседнике своего пленника — Монгола. В заплечном чехле Перуна который был одет на Монгола, лежал его лук и колчан со стрелами.
–Куда они пошли?
–На нашу базу на Милитари, только тебе их не догнать.
–А я пойду по запланированному пути. — Спокойно отозвался сталкер, и, подхватив одной рукой рюкзак наёмника, а другой его ремень с ножами и стилетами, побежал через подлесок в сторону «Лестницы».
Немного полежав без движения, одурманенный водкой наёмник, попытался пошевелится, но попытка не увенчалась успехом.
И как же этот сталкер смог его уделать? Этот Жиган. Он ведь только сталкер. А может, не так прост этот «только сталкер», или просто повезло?
Он повернул голову в сторону Кордона, и замер, встретившись взглядом со Снайпером с блокпоста. Вот только теперь у снайпера не было огромного пулевого отверстия. И, главное — он был жив. За спиной снайпера маячили фигуры Военных сталкеров. Снайпер посмотрел куда-то вверх, потом перевёл холодный взгляд на Матео, и проговорил:
–Куда они ушли?
Его слова были просты и понятны, и, всё же, казалось, что говорил это не человек.
–Туда. — Матео поднял правую руку, и указал в сторону Милитари.
–На вашу базу? — Осведомился Снайпер.
–Да. — Матео безвольно опустил руку.
–Хорошо. — Снайпер махнул остальным, и странная процессия двинулась вслед за Монголом.
–Подожди! — Наёмник окликнул Снайпера. — Как же я?
Снайпер удивлённо поднял брови:
–Ты?
–Ну, хоть пристрели меня! — Матео сорвался на визг, пытаясь дотянуться до топора.
–А зачем? — Снайпер лениво отмахнулся от наёмника. — Через пару часов ты сам умрёшь — не от потери крови, так от излучения.
–Ка…кого из…лучен…ия?
–Того самого, от которого у тебя нет защиты. — Снайпер резко развернулся, и зашагал вслед за своей группой.
–Тварь! — Крикнул ему вслед Матео, и вновь потянулся за топором…

* * *

Отряд пересёк границу территорий через час после разделения. Во главе группы теперь шел Трупоед. Он прекрасно знал эти места, и как только на горизонте замаячили стены старого заводского комплекса, остановил отряд.
–Там тёмные. — Прошептал он подоспевшему Мейкеру. — Если Матео дошел, он прикроет нас вон оттуда. По моей команде мы начнём пробиваться с боем. Всё понятно?
Мейкер кивнул. Ему было понятно, почему через позиции тёмных надо было пробиваться с боем, было понятно, что лидером в группе кроме Матео может быть лишь Трупоед.
Он не понимал лишь одного — какого чёрта здесь сосредоточилось столько тёмных.
–Хоть оружие дай. — Жалобно проговорил Хор, когда Мейкер поравнялся с ним.
–Нет.- Тебе не дам. — Мародёр махнул рукой, и что-то быстро объяснил на ухо Горгулье.
Хантер кивнул, и быстрыми шагами направился к стоящей посреди дороги фуре. Достигнув заданного места, он, не смотря на возгласы Трупоеда, вскинул винтовку Гаусса, и выстрелил по воротам.
Думаю, говорить, что стало с воротами, и тёмными, стоящими за ними, не стоит. Весь пост просто смело.
Зло косясь на Мейкера, Трупоед вскинул вал, и побежал в сторону комплекса, стреляя на ходу в выбежавших на шум тёмных. Да и тёмных то было не много — от силы человек пять. Они будто зомби несколько секунд ошарашено смотрели на развороченные выстрелом ставни, после чего спокойно приняли смерть от наёмника. Но Трупоед не стал обманываться такой простотой. Вошли то они легко, а вот выйти будет крайне сложно. Да ещё Мейкер, вопреки его приказу отправил Горгулью вынести ворота. Он хочет стать командиром, или просто считает себя таковым? Как бы то ни было, Трупоеда перспектива получить от мародёра пулю вовсе не радовала.
Ещё меньше радовала перспектива того, что Мейкер не станет стрелять, а просто «случайно» забудет прикрыть наёмника с тыла, и всё, готовьте гроб под молодого командира.
–За мной. — Скомандовал Трупоед, и вбежал в ангар, за которым начиналась когда-то территория Долга.
Если, выйдя из ворот, пройти прямо и налево, можно увидеть арену, а если ещё левее — бар. Трупоед и сам не раз переодевался в сталкера, и приходил в бар к информатору по кличке Мозг. Вот только те времена давно в прошлом…
Выбежав на асфальтированную площадку около бара, группа встретила отпор как минимум дюжины стволов. Тёмные стреляли и с крыши здания, через которое вела дорога в бар, и с крыши арены, и из-под бетонных блоков в центре двора. Одного из отмычек они срезали сразу же, но в ответ им рявкнул «Кроссфайр», и сразу три ствола замолкли. Потом загрохотал Абакан Федотова и несколько раз ухнула Гаусс-винтовка Горгульи. Это заставило тёмных пересмотреть свои планы на блицкриг, и отступить.
А с холма, по левую сторону от бара уже вели огонь из штурмовой винтовки «Руджер», и лука. Тёмные падали один за другим, что и было нужно командиру отряда. Получив преимущество в количестве стволов, группа прорвалась через заслон, не потеряв больше никого.
И всё-таки, смерть отмычки была для отряда сильным ударом. Не в смысле психологическим, нет, они не плакались по умершему, а в смысле тактическом. С одной стороны группа действительно допустила просчёт, дав отмычке погибнуть, а с другой — хорошо, что вообще прошла, ведь, как говаривал один сталкер, «Это зона. Здесь нет слова удачно».
Но теперь, после потери отмычки, которого предполагалось использовать для прощупывания Припяти и ЧАЭС, возникал извечный вопрос: «что делать?».

* * *

«Лестницей» оказался верёвочный мостик, по которому Монгол в два прыжка забрался на поросший кустарником холм. Отсюда открывался прекрасный вид на старую базу Долга. Внизу суетились тёмные, то и дело, целясь в сереющий проём двери одного из ангаров. Монгол поднял лук, целясь в одного из тёмных, но вовремя опомнился — эти полумутанты могли сослужить ему хорошую службу — стать актёрами в его спектакле под названием «Матео всегда живой».
Он немного подождал, и когда группа показалась из ангара, вскинул лук и выпустил стрелу в ближайшего тёмного. Сталкер вскинул руки, прокатился по козырьку крыши, и повис вниз головой, зацепившись ногами за водосток. Как только отряд понял, что стрелка снял Матео, Монгол начал выдавать очереди из винтовки Перуна.
Он хотел создать иллюзию того, что Перун и Матео прикрывают группу, и у него это получилось. Козырнув невидимому помощнику, Военный сталкер пересёк двор, а за ним быстрым шагом направились остальные. Ну, Чтож, знакомство с новой техникой прошло отлично.
Повесив автомат и лук за спину, Монгол достал из кобуры пистолет, принадлежащий когда-то Перуну, и спрыгнул на крышу ближайшего дома. Там, не замечая его, расстреливал последние патроны по уходящей группе коренастый тёмный сталкер. Когда подошвы ботинок Монгола ударились о бетонное перекрытие, он резко обернулся, и схлопотал пулю…
Пуля вошла тёмному в переносицу, и тот опрокинулся на бетонную плиту. Второй, который пытался зайти с тыла скрылся в дверном проёме разрушенного бара. Теперь он стал для пистолета Монгола недосягаем. Вот только у сталкера было и другое оружие.
Он вскинул лук, и, прицелившись. Выпустил в дверной проём стрелу с зарядом взрывчатки. Стрела крутанулась по замысловатой траектории, и влетела в подвал. Такое поведение снаряда навело монгола на мысль, что стрела имеет собственный двигатель, что позволяет ей маневрировать, уходя от преграждающих путь аномалий.
Как бы то ни было, реактивная стрела поразила цель. Яркий всполох пламени вырвался из подвала, и всё было кончено. Сталкер сменил оружие на винтовку Перуна, но тут за спиной Монгола щёлкнул боёк калаша, и сталкер понял — осечка. Как же он проглядел тёмного? В этот же момент со стороны «Лестницы» раздались выстрелы, и тёмный за спиной Монгола упал на плиту, выронив автомат. Резко обернувшись, сталкер вскинул винтовку, но тут же отвёл её в сторону, увидев спускающегося к нему Жигана.
–Я до границы с Кордоном прошелся — у меня там схрон с оружием. Хочешь фишку?
Монгол не ответил, но Жиган и не собирался ждать ответа.
–Я когда возвращался мимо нашего друга Матео, набрёл на снайпера с блокпоста.
–На того, которого Тень завалил? — Заинтересовался старый сталкер.
–Ну да. Он за группой пошел, как я понял. И с ним человек десять военных, но все как под пси-контролем. Один снайпер такой бодренький — подошел к нашему другу, и начал у него что-то выпытывать. А потом он повёл своих за нашей группой.
–Нашей группой?
–Ну, за Мейкером и остальными, в смысле. Ты меня понял. Вот я и подумал — раз он живой, значит не простой он солдат…
–Я сам видел, как ему голову размозжило. — Прервал слова жигана Монгол.
–Но он был жив! — Возмутился недоверием Монгола сталкер.
–Возможно. — Не стал спорить Азат. — В зоне вообще всякое бывает.
Он сбросил тело тёмного вниз с плиты, и перепрыгнул на крышу большого здания, служившего Долговцам ареной. Поднявшись по дощатому помосту к самому верху башенки, возвышавшейся над зданием, Монгол опять взял в руки лук, и огляделся.
Обзор отсюда был просто великолепным. Вся территория завода «Росток», добрая половина Свалки, часть Милитари и несколько холмов — всё было как на ладони.
Жиган к этому моменту тоже забрался на крышу, и подал сталкеру прицел от лука. Надев целеуказатель, Монгол удовлетворённо хмыкнул, и, положив стрелу на цевьё орудия, огляделся. Со стороны свалки действительно шел отряд из семнадцати военных сталкеров. Вёл группу тот самый снайпер, которому тень вышиб остатки мозгов.
Наведя целеуказатель на крайнего бойца, Монгол спустил тетиву. До группы было около трёх километров, и сталкер не питал иллюзий попасть в цель. Этот выстрел был скорее протестом против всего, происходящего в последние сутки. Отвлёкшись от этих мыслей, Монгол вновь взглянул на группу, и с удивлением отметил, что попутчиков у снайпера стало на одного меньше. Все они стояли на месте, а сам проводник неотрывно глядел в сторону сталкеров, будто на таком расстоянии мог их увидеть.
–Уходим. — Проговорил Жиган. — Надо догонять отряд.
–Да, конечно. — Монгол кивнул, и отправил лук в чехол. — Но сначала подготовим горячую встречу для «нашего» снайпера.
–А группа? Если мы не вернёмся, они убьют твою жену.
–Нет, не убьют. — Монгол покачал головой. — Я стрелял по Тёмным из оружия Матео и Перуна, а значит, группа думает, что Матео прикрывал их, и теперь, согласно плану, будут ждать нас на Милитари.
–И мы пойдём туда?
–Пойдём, и освободим моего сына.
Монгол достал из чехла с луком прозрачный канат системы «хамелеон», и натянул его между деревьев по обе стороны дороги. Потом он перекинул канат через плиту, и связал концы вместе.
–Ты что собираешься делать? — Жиган потёр рукой прозрачный, но крепкий канат.
–Арбалет. Хочу задержать снайпера.
Монгол достал из чехла стрелу с зарядом тротила, и разместил его на закреплённых крест-накрест палках.
–Теперь пошли. — Он кивнул в сторону дороги, ведущей на Милитари.
А где ты взял «нить Ариадны»? — Спросил Жиган, догоняя Монгола.
–Нить Ариадны? Ты вообще о чём? — Сталкер отрешенно махнул рукой.
–Ну, про эту прозрачную верёвку-невидимку. Её солдаты между собой зовут «нитью Ариадны».
–Она у Матео в рюкзаке была. — Ответил Монгол, и вдруг остановился, будто вспомнил, что, отправившись в зону, не выключил утюг в далёкой Казане. — Ну, конечно, нить. Мне про неё Семецкий говорил.
–Семецкий? Тот самый? — Жиган недоверчиво покосился на сталкера.
–Тот самый. Он сказал, что нить Ариадны спасёт меня дважды…
–А ты остатки нити взял для второго раза? — Сострил Жиган.
–Да, в рюкзак положил. — Монгол вручил новоиспечённому напарнику штурмовую винтовку Перуна, а сам зарядил лук, и быстро пошел вперёд.
Он не стал рассказывать Жигану о том, что ещё рассказал вечный сталкер, но внезапно понял, что Семецкий видел его судьбу наперёд, и предугадал такой поворот событий. Неужто, он действительно знал, что всё так обернётся? И как он узнал про «нить Ариадны»? А про шквал, который покажет путь? Что за шквал? Путь куда он покажет? Эти вопросы заполнили сознание сталкера, переплетаясь со страхом будущего. Что же там впереди? Друг, который по заверениям Семецкого окажется врагом, и враг, который поможет спасти друга. А потом загадочный огненный шквал, который покажет какой-то путь. Путь куда? На тот свет? Возможно.
Монгол пересек двор, и остановился перед телом отмычки. Чтож, теперь их на одного меньше…
Когда Монгол и Жиган пересекли двор, и вышли на дорогу, ведущую на Милитари, один из зомбированных солдат, ведомых снайпером, задел растяжку, и арбалет выстрелил. Стрела с зарядом взрывчатки устремилась в стену дома, нависшую над дорогой, и сдетонировала. Кирпичная кладка сложилась как карточный домик, накрыв грудой обломков весь отряд преследователей.
–Ну, вот и здорово. — Прокомментировал случившееся Жиган, но внезапно вскинул руки, и пропал из виду.
Монгол уже знал что делать. Он схватил оставшийся канат, названный «нитью», и огляделся. Сталкера не было видно нигде. Он будто испарился.
–Держись. — Проговорил монгол, будто напарник его слышал.
А ведь он слышал. Сталкер попал в одну из самых подлых ловушек — «мышеловку». Теперь без посторонней помощи ему не выбраться.
Монгол привязал один конец каната к фонарному столбу, а второй опустил в яму. С виду мышеловка ничем не выделялась — такой же кусок асфальта, но, наступив на него, человек проваливался в яму, глубиной около трёх метров, и самостоятельно выбраться уже не мог. Если верить сталкерам, попадавшим в такие аномалии, на дне ямы может скопиться множество тел, прежде чем ловушка захлопнется навсегда, погребя в своём чреве всех жертв. Бывало и так, что, упав в такую яму, сталкер лицом к лицу сталкивался с разъярённым мутантом, так же попавшим в «мышеловку». Участь таких бойцов была печальна.
Монгол поводил верёвкой из стороны в сторону, позвал напарника, но всё было бесполезно. Присев рядом с аномалией, Монгол поглядел по сторонам. А ведь Семецкий говорил, что нить спасёт его самого. Монгол усмехнулся. Ну да, помогла нитка.
Он ещё раз подёргал за верёвку, но не чтобы достать напарника, а скорее для очистки совести. Убедившись, что внизу никто не держится за конец каната, Азат начал было вытягивать верёвку, но сзади к его затылку прильнуло холодное дуло снайперской винтовки, и спокойный голос произнёс:
–Не шевелись, сталкер.

* * *

По меркам Матео было уже утро. По крайней мере, так ему казалось. Он тяжело вздохнул, и попытался пошевелиться, но снова ничего не вышло.
Наёмник с трудом открыл глаза, и огляделся. Над травой стелился зеленоватый туман. В предрассветной дымке он разглядел место взрыва, разбитое забрало шлема, воткнутый в дерево за его спиной топор, и множество следов. Похоже, ночью его навещала стая слепых псов, но ни одна собака не приблизилась на расстояние атаки. Почему? Может, зона решила, что ему ещё не время умирать, а может даже собаки побрезговали мясом наёмника, готового убить за деньги. Было бы очень символично.
Эх, если бы его родители знали, как их сын проводит свободное время. Матео усмехнулся. Он — выпускник университета дружбы народов, талантливый политолог, которому прочили пост посла России в одной из латиноамериканских стран — теперь он лежал в сыром лесу, с переломанными руками и ногами. Хорош политик.
Матео попытался вспомнить, как он попал в Зону. Сначала отслужил в спецназе, вопреки протестам отца — работника посольства США, потом получил назначение в службу экологического мониторинга зоны, сокращённо «СЭОЗ». Но, не долго он сидел в Питерском офисе конторы.
Первую командировку к загадочному объекту мониторинга Матео предложили через две недели после вступления в должность.
–Митя. — Сказал тогда руководитель службы, коверкая имя американца. — Нам предложили послать четырёх сотрудников в, так сказать, показательный рейд по Чернобыльской зоне. Я подумал, а почему бы тебе не поехать, ты ведь у нас парень спортивный, в десанте служил, миротворцем был…
Что уж говорить, Матео согласился. Вот только зона предстала перед ним совсем не такой, какой её описывали журналисты и политики. Зона не была «просто зараженной территорией», как утверждали Белорусы. Это был ад на земле, и Матео понял это ещё на периметре, когда их колонна, въезжая на один из блокпостов, поравнялась с ехавшим в обратном направлении грузовиком, полном изуродованных трупов. Только потом Матео узнал, что это был прорыв, и спецподразделения легендарной «седьмой отметки» сумели его сдержать, но полегли почти в полном составе.
Тогда молодой специалист СЭЗО и не подозревал, что приедь они часом раньше, не сломайся их автобус по дороге, встретили бы они не группу зачистки, а стаю голодных мутантов. Но, какая разница теперь, как из прилежного сотрудника СЭЗО он превратился в матёрого наёмника, теперь, когда вся жизнь зависит от того, сколько минут организм сможет бороться с повреждениями, полученными при взрыве.
А как произошло этого превращение из Матео Уолли, называемого просто Митькой, в загадочного Матео? Просто, даже слишком просто. Сначала глава группы — Павел Ростиславович решил показать всем, как хорошо он стреляет, а потом контролёр решил показать всему блокпосту, как здорово он умеет «капать на мозги».
Очнулся молодой учёный уже на границе со Свалкой, в окружении людей в сине-чёрных комбинезонах. Они-то и назвались наёмниками, и предложили пареньку примкнуть к ним. Назвались-то наёмниками, а вот были совсем не из их числа. Во всяком случае, они обучили Матео всевозможным приёмам, и дали оценку — мастер.
–Жив ещё? — Раздался с холма голос немолодого сталкера.
Матео хотел было крикнуть «Я жив», но чей-то спокойный голос ответил:
–Сегодня дважды умер. Меня, Рэд, это начинает утомлять.
Оба незнакомца стояли на гребне холма, разглядывая изуродованный зоной лес.
–Ты передал Монголу, что я просил? — Спросил первый, которого собеседник назвал Рэдом.
–Передал. Ты не волнуйся так, Шухов, он парень толковый, поймёт все, когда время придёт.
–Как бы поздно не было. — Отозвался Шухов — чёрный сталкер.
–Шу…хов… — Прохрипел из последних сил Матео, но увлечённые разговором духи зоны его не замечали.
–А про Адепта ты ему рассказал?
Собеседник замялся, оглядываясь по сторонам. Это был не кто иной, как вечный сталкер Семецкий.
–Не успел.
–Не успел?! — Шухов с досадой пнул небольшой камень. — Он же не станет убивать Адепта, если узнает, кто такой этот хозяин зоны. Тем более все думают, что Адепт мёртв.
–Ну, сплоховал. — Семецкий развёл руками.
–Будем надеяться, что зона его спасёт. — Прошептал Шухов. — У меня за Спама сейчас сердце болит.
–Знаю. — Семецкий кивнул. — Вот только об этом думать рано. Сколько ещё ему до встречи со Стекольщиком бегать?
–Может год, а может меньше. Но ты пойми — Зона его сберегла, а это не так просто. — Рэд ловко спрыгнул с холма, устремляясь к руинам бара «Сто рентген».
–А с чего ты взял, что он вообще попадёт в «Авалон»? — Семецкий шел следом за ним.
–Что-то мне подсказывает…
Голоса резко оборвались рядом с умирающим, и наёмник из последний хил прокричал:
–Стой…те, гад…ды. Хот…тя бы у…бей…те…
Ответа не последовало. Духи зоны ушли…

* * *

–А я и не собирался шевелиться. — Дружелюбным тоном отозвался Монгол.
Он понял, кто стоит у него за спиной. Да и вариантов было не много — либо один из тёмных, либо тот самый снайпер с блокпоста.
–Твоё счастье, что Адепт не хочет твоей гибели. — Проговорил он с презрением, и, как показалось Монголу, отвёл дуло оружия в сторону.
И это был шанс. Сталкер резко обернулся, схватился левой рукой за ствол винтовки, и, вывернув снайперу кисть, ударил ногой в живот. Вопреки ожиданиям, снайпер сделал сальто назад, и, приземлившись на ноги, ударил в ответ. Удар снайпера сбил сталкера с ног. Не растерявшись, Монгол провёл подсечку, и они оба упали на дно мышеловки. Приземлился Монгол нормально — на упавшего первым снайпера, а вот тот, кажется, получил травму черепа об цевьё пулемёта лежащего рядом тёмного. Помимо тёмного в подземной ловушке, прекрасно освещаемой неизвестным источником света, лежали тела нескольких его соплеменников, двое простых сталкеров, и Жиган.
Ошарашенный Долговец отполз к дальней стене, и несколько раз выстрелил в снайпера. В это время из ступора вышел Монгол. Он не стал объяснять другу, что стрелять из автомата по одному из хозяев зоны бесполезно. Монгол не стал говорить, что стрелять в ловушке опасно. Он просто выдернул «булл-пап» из рук Жигана, и ударил сталкера кулаком в плечо.
–Ты меня слышишь? — Монгол потряс Жигана за плечи, но тот лишь уставился на спасителя отрешенным взглядом. — Очнись, сталкер!
Но и это не помогло. Жиган уже находился под воздействием ловушки, напрочь отбивающий всякую волю. Дальше приводить беднягу в чувства было бесполезно. Монгол обвязал его тело «нитью Ариадны», и, ухватившись за канат, пополз вверх. Несколько мгновений, и он оказался вне аномалии. Ещё полминуты ушло на то, чтобы достать из ямы напарника. Оказавшись на поверхности, Жиган часто заморгал глазами, после чего тихо проговорил:
–Что это было?
–»Мышеловка». — Ответил Монгол. — Никогда не видел?
–Видел. — Жиган махнул рукой. — Но дальше, у Радара. А вот здесь никогда. Скора зона на расправу.
Не слушая его, Монгол смотал «нить Ариадны», и положил её в рюкзак. Эта верёвка уже дважды спасала ему жизнь. Дважды? Ну, да, конечно. Ведь Семецкий говорил, что «нить» спасёт его дважды…
–А я то думал, что Семецкий соврал на счёт того, что «нить» меня спасёт. — Монгол будто говорил сам с собой.
–Духи зоны никогда не врут. — Ответил тут же Жиган.
–Слушай, друг. — Монгол поглядел на сталкера. — Ты мне здорово помог у «ста рентген», но теперь я должен пойти один. Там слишком опасно, и тебе нет смысла рисковать жизнью…
–Подожди. — Жиган жестом прервал реплику Монгола. — Давай, я сам буду решать, идти мне на Милитари, или нет. Может, я иду из любопытства. Хочу узнать, чем всё это закончится.
–Я тебя не понимаю. — Монгол развёл руки. — То ты вырываешься и убегаешь от наёмников, то возвращаешься… Зачем тебе всё это.
–Они меня поймали, сделали отмычкой, послали на аномалии. Я хочу отомстить. Такой ответ тебя устроит?
–Вполне. — Монгол поднялся на ноги. — А калаш твой где?
Жиган жестом указал на ловушку:
–Там. — Он вздохнул, будто автомат был ему родной. — А этот придурок с блокпоста оттуда не выберется?
–Выберется. — Спокойно сказал Монгол. Он один из Хозяев зоны, поэтому рано или поздно его вытащат оттуда какие-нибудь мутанты. Но у нас теперь есть фора часа в два, так что пошли.
–А может на Росток? — Жиган поглядел на аномалию. — Там Долговцы отряд снарядят, и мы на эту базу всей толпой…
–Время потеряем, а у нас его и так мало.
–Ладно. — Спокойно отозвался Жиган, и попытался сменить тему разговора:
–А всё-таки, что ещё говорил Семецкий?
– Говорил, что друг станет врагом.
–Да я никогда. Ты же меня знаешь…
–Не о тебе речь. — Отмахнулся Монгол. — Здесь что-то другое, как с «нитью».
–А что он ещё сказал?
–Сказал, что враг спасёт друга, и путь покажет какой-то шквал, при том огненный.
–Огненный? — Жиган потёр подбородок. — Может, он про жарку говорил?
–Может быть. — Монгол внезапно остановился. — А что случилось перед тем, как наёмники тебя отмычкой сделали?
–Они меня от химеры спасли. — Признался сталкер.
–Значит, враг спас друга. Чтож, ситуация проясняется.

До Милитари сталкеры дошли за пятнадцать минут. Ещё десять минут ушло на то, чтобы взобраться на холм, и оглядеться.
Не смотря на низкую скорость передвижения, Монгол и Жиган ничуть не отстали от группы Трупоеда, и теперь видели их, бредущих к лагерю наемников. Один из отмычек зажимал ладонями живот. Лицо паренька было пепельно-серым.
–Натолкнулись на слепых псов. — Прокомментировал Монгол. — Это их и задержало.
–Вижу. Вон тот отмычка уже не жилец. Ему «Чернобыльский пёс» брюхо распорол.
Монгол кивнул. Такая ситуация была для него очень нехорошим примером подлости зоны. Значит, если новичок загнётся, группе потребуются новые отмычки. Кто? Ясное дело, наёмники, вооруженные до зубов. А если так, уничтожить конвоиров Ромки не представится возможным.
Монгол перевёл взгляд на базу наёмников, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. В его голове безумные мысли сменяли одна другую, но ни одной из этих идей сталкер не дал «зелёный свет».
База наёмников представляла собой старый пост ГАИ, обнесённый полутораметровым забором. На крыше поста дежурило двое снайперов с тепловизорами, а с крыши пристроенного рядом гаража, тянулся синеватый сигаретный дымок. Итого трое.
Внутри базы находились старые, проржавевшие автобусы, куча мешков с песком, из которых предприимчивые наёмники соорудили высокий бруствер.
Каждый сантиметр этой базы мог стать прекрасной позицией, если требовалось сдержать наступление. Может, поэтому группировка Свобода и не совалась в эту часть Милитари, соблюдая негласный договор с хозяевами поста.
Севернее от базы располагалась деревенька с замысловатым названием, но сталкеры звали её просто «чёрная деревня». В этой деревеньке обитали кровососы, плоти, и даже бюреры, а в центре дальнего двора стоял аккуратный колодец. С ним связывали много легенд, но смельчаков, готовых заглянуть в его чрево было не много. Монгол как-то сделал это на спор. Что он увидел? Сначала ничего, а потом, всмотревшись, увидел, что из-под толщи воды на него смотрит… он сам, только вот весь окровавленный, и тянет руки, будто стараясь пробить водную гладь. Никогда ещё Монгол так не боялся. Вот если бы заманить наёмников в эту деревеньку, и устроить там бой. Тогда бы Монгол смог в одиночку расправиться со всеми ими, а Жиган — освободил бы, в это время, его сына.
–И как ты собираешься их накрыть? — Жиган вернул Монголу целеуказатель.
–Всё просто. Они должны связаться с заказчиком, и доложить о том, что этот этап пути пройден. Как только это случится, я обрежу им связь, и нападу, причём оттуда, откуда они ждать не будут.
–Это откуда же? — Заинтересовался Жиган
–Я нападу на них в лоб.
–В лоб? — Напарник присвистнул. — Это же самоубийство.
–Вот так они и думают, хотя всё возможно. Я оттяну их силы к деревне, и устрою там резню, а ты освободишь моего сына. Справишься?
–Справлюсь. — Энергично замотал головой Жиган.
–Подождём.
Монгол указал на отмычку, припадающему на правую ногу. Он уже не держался за живот, и поток крови беспрепятственно лился на траву. Сталкер был обречён, и лучшим сейчас было — пристрелить его. Примерно так же подумал и Горгулья, но, всё же не так. Он вскинул вал, и одиночным выстрелом снёс новичку полголовы. И всё бы ничего, но, сделав это, мародёр расплылся в улыбки.
–Вот ведь псих. — Жиган прицелился. — Монгол, я его могу прямо сейчас завалить.
–Рано. — Сталкер продолжал наблюдать за группой.
Не смотря на то, что и Мейкер, и Горгулья, и раненый Блиц были мародёрами, никто из них и не подумал прихватить с собой оружие и припасы молодого отмычки.
–Торопятся, сволочи. — Монгол перекатился через гребень холма, и скомандовал сидящему рядом Жигану:
–Пошел. Только аккуратно.
Как только сталкер побежал по холму в сторону базы наёмников, Монгол бесшумно спустился к телу новичка, и извлёк из рюкзака так нужные ему сейчас гранату, и старый ПДА. Монгол никогда не был компьютерным гением, но вот залезть через ПДА в любой звуковой поток мог легко. Набрав необходимую комбинацию, он услышал приглушенные голоса:
–…они прикрыли нас. — Говорил взволнованный Трупоед.
Теперь всё встало на свои места. Личным стукачом заказчика был именно Трупоед, а не Лёня Тень, на которого всё время косился Мейкер.
–Теперь ваше время, мистер Гимли. — Раздался из динамика голос заказчика.
–Я сделаю это. — Гимли говорил так, будто у виска его держали пистолет — через силу.
–Не сомневаюсь.
Заказчик замолчал. Либо связь прервалась, либо он что-то закачивал на ПДА Трупоеда. Включив функцию перехвата данных, Монгол получил на свой ПДА довольно большой по объёму архив с видеозаписью. Но просматривать видео времени не было.
Сохранив файл на жестком диске карманного компьютера, Монгол вскинул лук, и послал стрелу с электромагнитным зарядом. Такой заряд, по подсчётам Монгола, мог отключить всю электронику в радиусе трёх километров. А значит, связаться с заказчиком, и рассказать о провале группа не сможет, и заказчик не позвонит сталкеру Ване, который держит на прицеле Лену. Вроде бы всё идёт как надо.
Выстрелив несколько раз из автомата бедолаги-новичка, Монгол побежал в сторону деревни. Дальше всё сработало, как он и ожидал — полтора десятка наёмников ринулись к хутору, наперерез сталкеру, но опередить Монгола, знающего Милитари как свои пять пальцев, им было не под силу.
Когда группа наёмников достигла окраины деревни, сталкер уже был около водонапорной башни. Перескочив через забор, он оказался в одном из дворов. Там, по ту сторону забора, обитал выводок кровососов, в котором, по легенде, и родился ужасный Стронглав. Теперь наёмники, увлечённые погоней, должны были попасть точно в лапы мутантам. Таких было четверо. Когда они подбежали к башне, перед ними возникла фигура мутанта. Кровосос с недоумением смотрел на четверых наёмников, вломившихся в его владения. Он переводил взгляд то на здоровяка с Абаканом, то на худощавого юнца, то на остальных бойцов, выбирая жертву. Не растерявшись, крепыш вскинул Абакан, и отправил в морду мутанта три пули. Кровосос взревел, и внезапно недалеко от него возникло не меньше десятка подобных особей.
Поняв, что против такого количества мутантов им не выстоять, все четверо попытались спастись бегством, но не у всех это получилось. Один из наёмников запнулся на ровном месте, и растянулся на земле, на радость семейству кровососов. Если бы не внезапность и наглость, с которой действовал Монгол, наёмники никогда бы не сунулись в деревню. Но, как говорится, такова жизнь. Как только кровососы накинулись на влетевшего в птичью карусель наёмника, сталкер выбежал из дома, и нос к носу столкнулся с двумя бойцами Матео. Эти ребята явно не подозревали, что дверь за их спинами внезапно откроют изнутри, и сталкер в зелёном бронекостюме «СЕВА» начнёт стрелять из странного оружия.
Первый наёмник получил стрелу с концентрированным ядом под правое колено, и слетел с крыльца. Второй же оказался более проворным, чем его напарник. Он прыгнул в дверной проём одноэтажного строения, и стрела пронеслась над его головой. Чтож, у всех бывают промашки.
Монгол вскинул лук, и отправил вслед за противником стрелу со взрывчаткой. Что-то ухнуло, и наёмник, объятый огнём, вылетел через окно. Не дожидаясь, пока тот потушит пламя, Монгол перебежал к другому дому, и на ходу выпустил сразу две стрелы в темноту. Дважды кто-то вскрикнул, и на ПДА сталкера стало двумя точками меньше. Тем временем, горящий наёмник подбежал к колодцу. Он явно был не в состоянии оценить обстановку, и, перегнувшись через край, полетел вниз. Никакого шипения, бульканья не раздалось, будто бедолага завис в полуметре от воды.
Проверять, что же произошло, у Монгола не было времени. Он вбежал в один из домов, оттолкнул вышедшего из темноты зомби, и, заняв позицию у окна, выстрелил в бегущих по холму наёмников. Стрела оказалась непростой. Долетев до жертв, она изрыгнула струю пламени, после чего произошел оглушительный взрыв. Тела бегущих разметало по склону. Сколько их ещё? Монгол выглянул в окно. Напротив него, метрах в пяти, стоял крепкий наёмник, держа под прицелом Жигана.
–Выходи, иначе я его пристрелю. — Спокойно проговорил стрелок.
Это был Лёня Тень. «Кроссфайр» он держал на согнутой руке, а второй сжимал горло пленника.
–Выходи. — Повторил наёмник. — Я его пристрелю.
–Стреляй. — Так же спокойно отозвался Монгол. — Мне всё равно.
Хмыкнув, боец «Вихря» зафиксировал «Кроссфайр» между лопаток Жигана, и нажал на курок. Тяжелая пуля прошила насквозь многоуровневую защиту костюма, и сталкер упал на траву. А ведь Монгол думал, что Тень не выстрелит. Брал на понт, и вот итог…
Пока Монгол с ужасом глядел на развороченную грудь напарника, Лёня Тень скрылся из виду. Резко развернувшись к выходу, сталкер вскинул лук, но в дверном проёме никто не появился. Он аккуратно сделал шаг к двери, но внезапно окно позади него разлетелось на мелкие осколки, и в спину сталкера ударила дробь. Отлетев к стене, Монгол поглядел на окно. Там никого не было. Похоже, враг не хотел идти на открытое боестолкновение. Этот десантник был очень умён, хитёр, а главное, прекрасно экипирован.
Монгол спрятал бесполезный лук в чехол, достал из-за пояса пистолет и гранату. В своё время оружие в руках Монгола работало именно в таком тандеме. Выпрыгнув из двери дома, Монгол приземлился на одно колено, и огляделся. Тени и его ребят видно не было. И сталкер всё понял — группа ушла. А это могло значить лишь одно — ему надо было срочно выдвигаться следом. Вот только оставить Жигана он не мог. Монгол обошел дом, и остановился на том месте, где минуту назад стоял Тень. Жиган лежал на траве, глотая ртом воздух.
–Мон…гол… — Только и сумел произнести он. — Спаси.
–Я бы помог. — Монгол развёл руками. — Но у меня нет нужных артефактов. Вот если бы был «серп». У тебя его нет случайно?
Жиган покачал головой.
–Я так и думал. — Монгол отвёл глаза, и увидел лежащий недалеко от раненого Жигана артефакт.
Это был «серп».
–Откуда он здесь? — Удивился Монгол.
–Тот при…ду…рок за…ббыл. Тень…
Забыл? Нет, просто оставил, чтобы нужные группе отмычки не погибли раньше времени. Выходит, всё, как говорил Семецкий — враг спас друга. Монгол поднёс артефакт к лицу Жигана — единственному открытому участку тела, и ударил по «серпу» рукоятью пистолета. Артефакт начал светиться, залечивая раны сталкера, и через несколько минут свечение прекратилось.
–Идём. — Жиган попытался встать, но Монгол покачал головой.
–Почему?
–Подожди, пока рана затянется, а потом пойдём.
Жиган согласился. Он прислонился спиной к стене дома.
–Мы их догоним, Монгол. — Проговорил он, сплёвывая кровь.
–С одним «но» — они теперь знают, что Матео и Перун мертвы, и могут устроить нам ловушку где угодно на всём пути следования.
Монгол достал из кармана ПДА, и принялся сканировать местность вокруг деревни, но лагерь наёмников был пуст, хотя, возможно, электромагнитный заряд всё ещё действовал, и электронные устройства на территории базы не работали.
–Как хоть тебя повязали?
–Просто. Я даже понять не успел, когда этот громила выскочил.
–Тень?
–Ну да. Он меня одним ударом вырубил. У него, Монгол, удар профессионально поставлен.
–Он в спецподразделении служил. Наколку его видел?
Жиган кивнул.
–Это эмблема спецподразделения антитеррористов — «Вихрь». Таких ребят даже бесконтактному бою учат.
–В любом случае, этой стрельбой мы ничего не решили.
–Нет, Жиган, решили. Я тут одно видео скачал с сервера наёмников. — Монгол выбрал нужный файл, и нажал на правую кнопку КПК.
На экране возник пожилой мужчина лет шестидесяти. Он трясся, будто в припадке, и что-то говорил. Но не это удивило Монгола, а знакомая обстановка комнаты в которой сидел заказчик.
–Отмотай-ка назад. — Оживился Жиган.
Монгол, ничего не говоря, отмотал видеозапись на несколько секунд.
–Стоп. — Жиган указал на изображение.
–Что там? — Монгол пытался всмотреться в размытую картинку.
–Это дом Болотного Доктора. — Не выдержал Жиган. — А вот тут, в зеркале отражается сам доктор.
И правда, в зеркале отражался стул, на котором сидел Болотный доктор, с надетыми наручниками.
–Так вот где эти гады обосновались. — Жиган улыбнулся. — Наведаемся на болото?

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 680