Глава вторая — Вопрос на миллион

Солнце было уже высоко, когда поезд резко затормозил. Двери вагонов открылись, и из душных, узких купе показались люди.
–Не задерживаемся, проходим, проходим. — Причитала белокурая проводница, порхая между прибывшими.
Поток людей устремился прочь от перрона, и лишь двое мужчин остались неподвижно стоять посреди пустой площадки.
Один из них извлёк из кармана телефон, и, набрав нужную комбинацию, проговорил:
–Лена, это я… Да не причитай ты… Я с Ромкой, и мы уже в городе… Готовь обед, мы идём домой…
Он повернул к парню изрезанное шрамами лицо и проговорил:
–Ну что, сын, пойдём…
Тот кивнул, и они медленно пошли по тротуару — худощавый парень и седой старик…

* * *

Клубы тумана рассеялись, и из-за горизонта показались первые робкие солнечные лучи. Прохладный воздух мгновенно наполнился теплом, и ветер донёс до сидящего на крыше многоэтажки человека шум просыпающегося мегаполиса.
Как же он скучал по этой жизни, этой городской суете, бесконечных толпах людей, горячему кофе по утрам, и нормальной семейной жизни.
Азат поднялся на ноги и подошел к небольшому парапету, с которого открывался вид на тихий двор. Внезапно его внимание привлекла чёрная точка, движущаяся по отвесной стене соседнего дома. Приглядевшись, Азат увидел высокого человека в чёрном балахоне, ловко перескакивающего с балкона на балкон, хватаясь за выступы и перила огромной, гипертрофированной рукой, напоминающей клешню богомола. Это был излом. Нет, этого не может быть. Азат зажмурился, а когда открыл глаза, наваждение пропало. Бывает же такое. Он протёр ладонью вспотевший лоб, и сел на парапет крыши.
За неделю, что Азат прожил вне зоны, такое было в первый раз. Быть может, он настолько привязался к зоне, что не хотел верить в мир без мутантов и аномалий. Интересно, что будет дальше? Померещится аномалия в булочной, или Снорк в туалете?
Азат усмехнулся. Пора было возвращаться в дом. Сталкер спустился на лестничную клетку, и подошел к двери квартиры. В подъезде было тихо, словно он находился не в людной Казане, а в заброшенной Припяти. Отперев дверь, сталкер замер на пороге.
Ему в грудь было направлено дуло «глорка». Держащий оружие, мотнул стволом внутрь квартиры. Это был тот мародёр в серой штормовке, который расстрелял троих военных во время прорыва. Именно он со своей группой ушел от военного патруля на УАЗе, и именно за ним летело то звено вертолётов. Только теперь на нём были тёмные джинсы и светлая футболка. И что самое поразительное, Монгол знал его.
Это был Мейкер — один из самых опасных мародёров зоны, правая рука покойного Влада Апостола, а ныне один из бойцов загадочного короля мародёров — Шивы.
За голову этого парня Сидорович готов был заплатить несколько тысяч, но это тогда, в былые времена, а теперь, наверное, и того больше. В дверном проёме кухни стоял широкоплечий здоровяк в камуфлированных штанах и белоснежно белой футболке. Это был Трупоед.
–Может, зайдёшь? — Поинтересовался наёмник.
В его руке поблёскивал новенький МП-5. Трупоед слыл в зоне едва ли не лучшим стрелком. Ещё бы — пять лет в элитном отряде спецназа на периметре не прошли даром.
Монгол опасливо покосился на третьего, сидевшего на диване в зале. С лестничной клетки были видны лишь армейские ботинки с высокой шнуровкой.
–Внутрь. — Раздался сзади хриплый голос, и Азат влетел в коридор, получая удар между лопаток.
Напавший на него незнакомец вошел в квартиру, и закрыл за собой дверь.
–Здравствуй, Монгол. — Проговорил Мейкер с такой грустью, будто только что он похоронил сталкера, и теперь рыдал нал его могилой. — Дома ведь хорошо, правда?
Монгол поднял голову. Только теперь он увидел сидящую на диване Лену с завязанными за спиной руками. Её держал под прицелом худощавый парень лет двадцати.
–Горгулья, как там наша гостья? — Осведомился Мейкер, и отморозок выхватил из-за пояса нож.
Лена закричала.
–Хватит. Прекратите! — Монгол попытался подняться на ноги, но сильная рука стоящего сзади человека вновь поставила его на колени. — Что тебе надо?
–Вот это разговор. — Мейкер удовлетворенно хмыкнул. — Нам нужно, чтобы ты и твой драгоценный сынуля провели моих ребят по нужному нам маршруту от Кордона до четвёртого энергоблока. Твои друзья подрядились на эту работу, но вместо выполнения задания воскресили вас — бедолаг.
–Зачем вам к монолиту? — Сталкер сник.
Теперь он понимал, каково жертве контролёра — и не убежать, и не покончить с собой, а впереди мучительная вечность, и, главное, отсутствие возможности что-либо сделать.
–Загадать спасение одного очень небедного друга из солнечной Бразилии.
–Понятно. А почему именно я?
Мейкер покачал головой и окликнул сидящего в зале мародёра. Бесшумно ступая по ковру, как ночной хищник, сталкер подошел к Монголу.
–Как говорит Мейкер, сталкер — это призвание.
Горгулья улыбнулся. Его почерневшие от Чернобыльской еды зубы щёлкнули у самого носа Монгола.
–Въехал в шутку? — Он противно захихикал.
–Не совсем.
–Ты должен отработать своё чудесное воскрешение. — Пояснил Мейкер.
–И вы отпустите Ромку и Лену?
Командир группы, а именно так Монгол мысленно окрестил Мейкера, кивнул:
–Мы же не звери. Отпустим, как только закончишь дело. И вот тебе гарантия — заказчик сказал, что снизит наш гонорар, если будут невинные жертвы…
Договорить мародёр не успел. Резко подавшись вперёд, Монгол ударил в грудь Горгулье, и, вывернувшись, нокаутировал самого Мейкера. Вскинув вал, на него побежал Трупоед, но и он повалился на пол, получив удар в солнечное сплетение.
Не обращая внимания на четвёртого нападавшего, который встал как вкопанный, Монгол вбежал в зал. Только теперь он оглянулся, чтобы увидеть, как из-под плаща незнакомца вырывается огромная гипертрофированная конечность.
Монгол прыгнул назад, но было поздно. Излом ловко схватил сталкера за горло и поднял к самому потолку.
–Это сделали со мной твои ребята. — Прошипел он. — Когда-то меня звали Гимли, и я был полон сил, а эти ублюдки оставили меня умирать под выбросом. Видишь, Монгол, кем я стал?
С этими словами он разжал пальцы руки, и сталкер упал на пол, под удары Мейкера и Горгульи. Трупоед уже поднялся на ноги, и, приоткрыв дверь, выглянул в подъезд.
Вал в его руке чуть отодвинулся назад, скрываясь за дверным косяком. Такие выверенные движения выдавали в нём опытного бойца.
–У нас гости. — Прохрипел он.
–Кто? — Мейкер с удивлением взглянул на бойца.
–Двое. Наверное, местные.
–Ну, надо же, как некстати. — Мейкер казался расстроенным. — Поступим так: они звонят в дверь, а наш друг Монгол говорит, что занят, и душещипательная беседа переносится на неопределённый срок. Ясно?
Сталкер кивнул. Сейчас он был готов выполнить любое условие мародёров, лишь бы с его женой и сыном ничего не случилось.
–И попробуй мне что-нибудь не то взболтнуть. Понял? — Трупоед отошел в сторону от двери, беря в сектор обстрела всю лестничную клетку.
Лифт дрогнул, и тяжелое колесо начало лениво крутиться, поднимая железный короб на нужный этаж.
Из него вышли двое широкоплечих брюнетов в строгих костюмах. Именно такими, по определению, и должны быть работники спецслужб. Один из эфэсбэшников нажал на кнопку звонка, и проговорил:
–Азат Хусаинов здесь проживает?
Трупоед занял удобную позицию, и прошептал, глядя на Монгола:
–Открой дверь.
Послушав его, Азат щёлкнул замком, и распахнул входную дверь.
–Азат Рашидович? — Незнакомец смотрел на Хусаинова сверлящим взглядом.
–Я за него. — Азат с недоумением взглянул на раннего гостя. — Вы от Валерия Петровича? Насчёт проводки?
–Не совсем. — Незнакомец посмотрел на своего напарника, будто спрашивая разрешения, может ли он рассказать хозяину квартиры самую сокровенную тайну. — Мы из ФСБ, Азат Рашидович.
–И чем я могу помочь вашей конторе? — Поинтересовался сталкер.
–Нас направил к вам генерал Заречный. Вы его знаете, не так ли?
–Да, конечно знаю.
Собеседник прищурился, и подался вперёд, отстраняя Монгола в сторону:
–В квартире есть ещё кто-нибудь. — Он перешагнул через порог.
В этот момент Трупоед нажал на курок. Белоснежная рубаха визитёра окрасилась в бордовый цвет.
Ловким движением, «излом» поймал попытавшегося убежать напарника визитёра, а Мейкер закрыл входную дверь.
–Вот так встреча. — Он улыбнулся, глядя на прижатого к полу визитёра. — А я думал, ты с зоной завязал.
Незнакомец с ужасом глядел на мародёра, не в силах произнести ни звука.
–Теперь я работаю в ФСБ. — Наконец прошептал он.
–Не тренди. — Огрызнулся Мейкер. — Ты такой же эфэсбэшник, как я золушка.
–Мы, правда… — Начал было оправдываться верзила.
–Я повторяю последний раз. Кто вас послал? — Мейкер перевёл взгляд на Гимли, и излом тут же сдавил горло визитёра.
–Ладно, ладно. — Тот поднял руки. — Я скажу.
–Это правильный ответ, Шериф. — Мародёр кивнул.
Шериф? Об этом сталкере Монгол слышал от своих информаторов на Свалке. Говорили, что он с напарником забирался вглубь зоны ещё до того, как построили Радар.
–Нас послал Адепт зоны. — Выпалил Шериф.
–Кто? — Горгулья, стоящий поодаль, поднял брови, выражая изумление. — Неужто, сам Адепт.
–Он сказал, чтобы я подстраховал Азата Рашидовича.
–Кто сказал? — Мейкер ещё раз встряхнул Шерифа.
–Я же сказал, что Адепт. — Шериф закашлялся.
–Это дела не меняет. — Мейкер указал на Шерифа, и кивнул Гимли, который тут же подхватил сталкера, и унёс в дальнюю комнату.
Потом бойцы Мейкера разобрались с телом второго визитёра, и мародёр подозвал Горгулью. Он что-то сказал подчинённому, и тот, спрятав оружие в большую спортивную сумку, неизвестно откуда взявшуюся в квартире Азата, вышел в подъезд.
–Коля! — Крикнул Мейкер, когда хлопнула входная дверь в подъезд.
Из дальней комнаты показался высокий парень лет двадцати пяти.
–Вот, Азат Рашидович, это Коля. Он будет охранять вашу Жену до того момента, пока операция не закончится.
–Вы ведь её не отпустите. — Спокойно проговорил Азат.
–Отпустим. — Отозвался Трупоед. — Это условие нашего контракта…
Мейкер снова кивнул, будто говорить ему было тяжело, и толкнул Азата к двери.
–Лена! — Крикнул сталкер, прежде чем его вытолкнули на лестничную клетку. — Я вернусь!
–Вернешься. — Пробасил Гимли, и, подхватив сталкера, вошел в лифт.
У подъезда их ждала белая ГАЗель с тонированными стёклами. Водитель помог открыть дверь, и Гимли втолкнул Азата внутрь. Там уже сидел Горгулья, держа под прицелом сына Азата — Романа Хусаинова.
–Рома! — Азат вскочил с сиденья, но севший рядом Гимли вдавил сталкера в кресло.
–Молчи. — Прошипел он.
Словно торопясь куда-то, в ГАЗель забрался Мейкер. Трупоед прыгнул на сиденье рядом с водителем, и машина выехала из двора.
–Док, может вколоть им что-нибудь, чтобы не рыпались? — Спросил Мейкер, и водитель подал ему небольшой инъектор.
Мародёр прижал инъектор к шее Хора, и как только тот издал характерное шипение, сталкер погрузился в сон. Так же наёмники поступили и с Монголом, с той лишь разницей, что перед тем, как уснуть, Монгол от души врезал Горгулье, отправив того в нокаут.
–А кто нас встретит вместе с Матео? — Поинтересовался Мейкер, когда сталкеры уснули. — Надеюсь кандидат достойный.
–Достойный. — Трупоед кивнул. — За этим парнем тянется шлейф преступлений покруче, чем за кометой Галлея.
–А кличка у этого страшилы имеется? — Мейкер с улыбкой смотрел на Трупоеда.
–Его называют Перун.
–Твой кореш? — Мейкер сделал вид, что удивлён.
–Напарник. — Немногословный наёмник отвернулся от бандита, и продолжил смотреть на дорогу.
Его представили Перуну ещё в Китае, когда ультра левая группировка попыталась взять там власть, при поддержке натовских войск, и законное правительство попросило поддержки. Тогда в провинцию Сычуань направили десять тысяч миротворцев. Трупоед был в их числе.
Он как сейчас помнил тот день, когда грузовой самолёт «Руслан» приземлился на аэродроме города Чэнду. На этом мирная жизнь контрактника закончилась. Не успел самолёт коснуться асфальтового покрытия посадочной полосы, как заголосили сотни стволов.
Тогда-то, держа оборону в здание аэропорта, капитан Вэй представил Лейтенанту Смирнову, как когда-то называл себя Трупоед, нового напарника. Этим напарником был прошедший не одну горячую точку солдат — Влад Перов по кличке Перун. Тогда, прикрывая друг другу спины, они и не думали, что через несколько лет, их боевой товарищ Лёня Павлов предложит им подзаработать. Лёгкие деньги оказались тяжелым грузом для совести солдата, а вот Перун легко адаптировался к Чернобыльской Зоне. Он даже умудрился сравнить эти места с Сычуаньской котловиной, где десантники потеряли половину подразделения. Чтож, он всегда был смелее Трупоеда. Ведь это именно он — Перун понял простую истину — зона это шахматная доска, на которой важно сохранить свою личность.
Что такое зона? Для одних она смысл жизни, для других — сама жизнь, для третьих — ещё одна помеха на пути к богатству и славе. Но, как только вы переступаете за периметр, все ваши мечты, желания — всё утрачивает смысл.
Здесь ничего не значит то, кем кто был раньше, о чём мечтал, чего хотел, и зачем пришел в зону. Теперь важно лишь одно — выжить.
Люди здесь просто пешки в игре неведомых Хозяев зоны с «О-Сознанием». Именно поэтому здесь так важно не стать пешкой, а остаться самим собой. Перуну это удалось, а вот ему — Трупоеду пока нет…

* * *

–Не спи, замерзнешь! — Прервал безмятежный сон Монгола голос Горгульи.
Мародёр навис над Азатом.
–Снова в табло захотел, олень. — Сталкер огляделся.
Он ехал в кузове какого-то грузовика. По сторонам мелькали каскады деревьев, а вдалеке, слева, сиял огнями Чернобыль-4.
–Я тебе самому зубы пересчитаю. — Мародёр совался с места, но сильная рука Трупоеда взметнулась вверх, и Горгулья оказался на металлическом полу.
–Чё, уже и бить его нельзя? — Протянул он.
–Нельзя. — Коротко ответил Трупоед.
–Ну, это пока мы на Большой земле. А там, за колючкой — зона.
–Да ну, правда? — Монгол улыбнулся. — А я думал, Диснейленд.
–Ты у меня посмейся. Там зона, всякое бывает. — Прохрипел Горгулья, проводя ребром ладони по горлу.
Этот жест явно предназначался Монголу. Ну, ну, ещё посмотрим, кто кого…
Машина ещё минут пять петляла по извилистой дороге, и, наконец, остановилось у блокпоста. Конечно, не у того, на котором Мейкера и Горгулью помнят, как участников прорыва, а у того, на котором служит самый продажный полковник нашей необъятной родины по кличке Франклин.
Темноту над периметром прорезал свет прожектора. На асфальтированной дорожке стоял высокий сталкер в светлом бронекостюме. Защитная маска была сдвинута, и незнакомец сжимал в зубах окурок сигареты. Небритый подбородок обвивал грязный бинт. Сталкер был вооружен автоматом «Кроссфайр». Тоесть, это был не автомат — комплекс нарезного ствола под патрон 7,62 и гладкого ствола охотничьего ружья под патрон двенадцатого калибра.
Эта смесь самозарядной винтовки и мощного дробовика с подвижным цевьём, единым спуском и переключателем режима стрельбы. При желании такой вот автомат может заменить несколько стандартных «калашей» и «ЭфЭнов». Монгол пару раз стрелял из такого оружия, и прекрасно знал его сильные стороны. А сильных сторон было предостаточно. Во-первых, это был магазин на двадцать патронов 7,62, которые можно купить у любого торговца, и семи патронов двенадцатого калибра.
Цена такой «игрушки» была соответствующей. Именно поэтому в Зоне не набиралось и десятка таких стволов. Вооружались ими в основном наёмники высокого уровня профессионализма, и опытный сталкер сразу понял, что перед ним профессиональный солдат, возможно прошедший не одну горячую точку. Во всяком случае, татуировка на костяшках пальцев в виде колючей проволоки, если Монгол не ошибался, означала принадлежность этого сталкера к спецподразделению «Вихрь», которое участвовало в военных операциях на востоке Китая лет десять назад.
–Приветствую. — Сталкер поднял руку, и его губы скривились в усмешке. — Сколько вас?
Мейкер выпрыгнул из кузова грузовика, и ничего не говоря стоящему на дороге сталкеру, медленно пошел к КПП.
–Так вас сколько? — Сталкер заглянул в кузов.
–Шестеро, считая Мейкера. — Отозвался Трупоед.
Он набросил на плечо ремень «вала», отправил в кобуру на голени чешский пистолет «ЦеЗэд 75», и выпрыгнул из кузова.
–Как добрались? — Сталкер помог Горгулье вытащить из машины большую сумку с оружием и патронами.
–Нормально. — Гимли перепрыгнул через борт, и легко закинул на плечо сумку, которую двое сталкеров минуту назад не могли сдвинуть с места.
Встречавший группу, присвистнул.
–А чего это ваш командир такой дёрганый? — Он направился к КПП вслед за Гимли.
–На нас пытались выйти двое сталкеров. — Горгулья достал из кузова ранец огнемёта, винтовку Гаусса и два «Вальтера», и, пригибаясь под тяжестью оружия, тоже проследовал за командой.
Трупоед лишь покачал головой. Ну, зачем этот мародёр тащит с собой столько оружия? Думает, что это его спасёт? Нет. Оружие не спасёт, а лишь подтолкнёт к смерти.
Наёмник был не в восторге, что Мейкер, Блиц, и безбашенный Горгулья тоже в деле.
Он прекрасно понимал, что команда наёмников справится с этим делом намного лучше. Присутствие в команде Гимли наёмника немного успокаивало. Он хоть и был полумутантом, всё же сохранил мозги, и как понял Трупоед, был парень толковый. На него можно положиться, если начнётся заварушка.
Самыми же опасными в группе были Монгол и Хор. Как не старался, наёмник не мог обосновать их присутствие в команде.
Он немного помедлил, и всё же заткнул за пояс ещё один пистолет — Израильский «Джерихо-941» фирмы «магнум». Пригодится. Он проверил оружие, и махнул рукой сидящим в кузове Монголу и Хору.
–А оружие нам дадут? — Сталкер с изумлением смотрел на наёмника.
–Нет. — Трупоед отрицательно покачал головой.
–Ну, нет, так нет. — Монгол не стал спорить.
Он начал аккуратно спускаться на асфальт, и как только Трупоед отвернулся, спрятал под манжетом рукава обрезок арматуры, брошенный кем-то в кузов.
–Живее. — Трупоед махнул в сторону КПП.
Этот контрольно пропускной пункт в Зону был оборудован по последнему слову техники: лазерные анализаторы биологических форм, камеры видеонаблюдения, от которых в подвал блокпоста уходили толстые плети кабелей в металлической оплетке.
Там, если верить военным сталкерам, находился пункт дистанционного контроля автотурелями на два километра в обе стороны. По периметру блокпоста, и вдоль линии периметра располагалось несколько Автоматических гранатометов «CIS 40AGL». Мощное оружие, если попасть под раздачу.
Но теперь все турели были отключены. Это Монгола поразило едва ли не больше, чем-то, с каким уважением майор Филиппов по прозвищу Франклин пожимал руку сначала Мейкеру, а затем и Трупоеду. Наверняка, ему проплатили даже эти любезности. Но зачем нанимателю такие хлопоты, если можно было просто нанять группу военных сталкеров? Разношерстная группа подошла к воротам блокпоста. Трое военных в тяжелых шлемах «найтвижен» тут же взяли бойцов под прицел.
Закончив пожимать руки главным фигурантам похода, Франклин махнул рукой, и два солдата открыли створки ворот. На территории блокпоста стояло три БТРа, два уазика и помятая «волга». Между машин сновали военные, а с вышки за пришлыми внимательно следил снайпер. Не смотря на то, что всё было проплачено, бойцы Франклина не собирались пренебрегать своей безопасностью.
–По договору. — Начал полковник. — Я должен лично сопроводить вас до Тёмной долины, и передать вас с рук на руки своему коллеге и ребятам Матео.
Матео? Монгол однажды пересекался с этим наёмником. Знаменит Матео был тем, что основным его оружием был ультрасовременный лук с компьютерным прицелом и огромным количеством разнотипных стрел. Говорили, что у этого сталкера были даже стрелы с концентрированным ядом, который мог либо убить, либо парализовать противника.
Матео не любил простых сталкеров, а мародёров убивал тут же. Вот поэтому спорить с этим парнем не решался ни один сталкер. Он был лучшим из наёмников Зоны, и Монгол мысленно похвалил нанимателя за правильный выбор командира группы.
Вот только в том, что Матео поведёт группу, для Монгола и его сына не было ничего хорошего, ведь убежать от такого конвоира было невозможно.
–В одиночку пойдёте нас провожать? — Осведомился Горгулья, и улыбнулся, обнажая гнилые зубы.
–Нет, конечно. Возьму с собой пару бойцов.
–Другое дело. — Наёмник из подразделения «Вихрь», надел всю необходимую экипировку. — Когда выдвигаемся?
–Сейчас. — Командир блокпоста подозвал двух бойцов, и, обращаясь к Мейкеру и остальным, проговорил:
–Надевайте обмундирование, и пошли.
Всем, включая Монгола и Хора, выдали безумно дорогие костюмы «СЕВА». Именно поэтому Монгол сделал из этого один очень простой, и очень важный вывод — они идут к центру зоны, и на их походе заказчик экономить не собирается.
Когда все экипировались, полковник оглядел группу, и остановил на Гимли пристальный взгляд.
–А тебе, парень, костюм не понравился, или по размеру не подошел.
Одетый в балахон мутант улыбнулся:
–А на меня радиация не действует, так что я пойду без костюма.
–И почему же не действует?
Гимли расправил складки плаща, и показал собравшимся на территории блокпоста правую руку. Огромная гипертрофированная конечность прочертила воздух, и скрылась в широком рукаве. Удивлённый полковник сделал шаг назад, а несколько солдат вскинули автоматы.
–Мутант на территории! — Закричал снайпер с вышки, и нажал на курок.
Тяжелая пуля метнулась к Гимли, но тот вовремя выбросил вперёд руку, и заряд, отрикошетил от хитиновых пластин на предплечье мутанта. Одновременно с этим огонь открыли ещё несколько бойцов, но, либо их подготовка была ужасно плохой, либо они были так поражены увиденным, что ни одна из полусотни пуль не достигла цели.
–Не стреля… — Крикнул Франклин, но пуля снайпера срезала возникшего на линии огня полковника.
Теперь уже стрелять начали сталкеры. Горгулья поднял винтовку Гаусса, и нажал на спуск. Голубоватый луч ударил в припаркованную у самого входа «волгу». Объятый пламенем остов машины снёс ворота с участком заграждения, и полетел вниз с холма, оставляя за собой длинный шлейф горящего топлива.
В этот момент загрохотали автоматы Трупоеда и Мейкера. Скошенные очередями солдаты повалились на землю.
Одновременно с этим незнакомец с «Кроссфайром» выстрелил одиночным, и снайпер с простреленной головой полетел вниз. Не прошло и трёх минут, как от защитников блокпоста в живых не осталось никого.
–Начало воодушевляющее. — Прошептал Горгулья, проверяя боезапас.
–Долбаный псих! — Трупоед толкнул мародёра в спину, и тот, выронив винтовку, покатился по асфальтовой площадке. — Ты начал эту заварушку!
–И что? — Безумные глаза Горгульи озарило удивление.
–И что? — Сейчас сюда пожалуют все военные из Чернобыля-4 и с ближайших блокпостов.
–А я и их завалю. — Горгулья повесил винтовку на плечо, и поднялся на ноги.
Трупоед лишь покачал головой. Горгулья был не просто психом. Он хотел убивать при первой же возможности, и иметь такого напарника наёмнику не хотелось. Кто знает, что может выкинуть такой псих.
–Их будет очень много, злых десантников со спецвооружением. И они нас не выпустят, если ты ещё не понял! — Наёмник попытался вразумить Горгулью, но тот лишь покачал головой.
–Поэтому нам лучше убраться. — Ответил на вопрос Трупоеда Мейкер.
Не смотря на то, что он был мародёром, Мейкер мыслил довольно здраво, в отличие от своего подчинённого.
–И убираться побыстрее. — Добавил Гимли, указывая на два грузовика с военными, которые остановились у подножья холма, а это означало, что теперь отряду предстояло идти в Тёмную долину не просто без поддержки военных, а укрываясь от пуль.
Мейкер махнул рукой, и распахнул ворота блокпоста, ведущие в зону.
С одной стороны, группа проявила удивительную безграмотность, а с другой — отличный профессионализм и подготовленность, и Монгол никак не мог понять, чего же было больше — первого, или второго.
–Тень, прикроешь нас. — Прокричал на бегу мародёр наёмнику с «Кроссфайром».
–Пусть лучше этот шизонутый ублюдок. — Боец «Вихря» указал на Горгулью, и тот радостно закивал.
–Да в лёгкую, Мейкер. Мне это как два пальца…
–Значит решено. — Прервал их беседу Трупоед, и указал Горгулье на старую лежку кабанов.
Небольшое углубление около истерзанной клыками монстров сосны было отличным убежищем. Мародёр тут же залёг в ложбинку, положив перед собой пояс с гранатами, Гаусс-винтовку, два пистолета «Вальтер», и короткоствольный калаш. На спину он закинул тяжелый баллон огнемёта, и, обхватив обеими руками «прикуриватель», замер, готовясь к атаке.
Для полного комплекта ему не хватало лишь «коктейля Молотова», который, к удивлению Монгола, Горгулья тут же соорудил из полупустой бутылки водки. В общем, полный псих.
–А мы идём дальше. — Скомандовал Трупоед.

* * *

–Давайте, умники, валите отсюда. — Пробурчал Горгулья, поднося к глазам портативный армейский бинокль, реквизированный у одного из вояк на КПП. — Если бы этот полудурок не стал махать руками, всё было бы в порядке.
Он зажмурился, вновь открыл глаза, и присвистнул. Со стороны блокпоста двигалась колонна из двух КАМАЗов. Прикрываясь машинами, к позиции мародёра приближалось ещё не меньше трёх десятков солдат.
–Мама дорогая, это ж сколько вас, зеленозадых, сюда припёрлось? — Горгулья поднял с земли винтовку Гаусса, и, переведя переключатель мощности на максимум, нажал на спуск.
Голубоватый луч пронзил прохладный ночной воздух, и вонзился в кабину первого КАМАЗа чуть ниже лобового стекла. Машину тут же опрокинуло назад, на второй КАМАЗ, водитель которого, увернулся от падающей машины в последний момент.
Зря он это сделал. Тем самым он просто открыл пехоту для залёгшего в засаде стрелка. Горгулья мешкать не стал. Он выстрелил во второй грузовик. Луч винтовки распорол бензобак, и столб пламени окутал дорогу.
Несколько мгновений горящие фигуры ещё метались из стороны в сторону, как колыхаемое ветром пламя свечи, после чего всё стихло.
–Шашлык из десанта. Гарнир — жареный КАМАЗ. — Прошептал Горгулья, и сменил позицию.
Он, конечно, не считал, что его удачный выстрел уничтожил три десятка солдат, и, поэтому, приготовился к бою.
Солдаты появились через несколько минут, пытаясь обойти его прежнюю позицию с тыла. Вот только кабанья лежка уже была пуста, а мародёр, с калашом наперевес, перемещался по сухой траве, пытаясь понять, как бы интереснее закончить схватку.
Взрыв прогремел, когда он достиг проволочного заграждения зоны радиации, и счётчик Гейгера, вшитый в костюм, заверещал об опасности. Это взорвалась поставленная им около лежки растяжка. Вот и здорово. Теперь он знал, где враг.
Достав из рюкзака бутылку с горючей смесью, Горгулья прицелился, и разжал руку, выпуская «снаряд» в суетящихся вокруг раненого растяжкой солдат. Как только бутылка коснулась земли, и на фоне пожарища замелькали вояки, пришло время автомата. Горгулья вскинул короткоствольный калаш, и выпустил в убегающих солдат длинную очередь.
Нет, конечно, он не стремился попасть в них. Мародёр лишь хотел обозначить своё местонахождение. И вояки клюнули. Он насчитал семерых солдат, вошедших в густую траву. Ничего не подозревая, бойцы бежали к нему. Глупцы, они ведь и не подозревали, какой хитрый враг поджидал их. Они и не подозревали, что, загоняя одинокого сталкера с никнеймом ПДА «Горгулья», они шли в лапы убийцы.
Они бежали всё быстрее, а вот мародёр не торопился. Он поглядел на колышущееся поле, определяя направление ветра, удовлетворённо хмыкнул, и приготовил к бою огнемёт. Вот такие ночи ему особо нравились — тишина, лёгкий ветерок, и крики умирающих врагов.
Горгулья поднял ствол огнемёта, и нажал на спуск. Струя пламени уткнулась в заросли сухой травы, высотой в полтора человеческих роста. Мародёр переместил огнемёт правее, и уже через десять секунд беснующийся ветер погнал пламя по полю со скоростью истребителя.
Солдаты не успели ничего понять, когда через них переметнулся поток огня. Их судьба была решена. Это поле часто называли «горелкой», потому что даже после дождя трава на нём была абсолютно сухой, и загоралась от поднесенной спички, будто заблаговременно была облита бензином. После нового выброса трава вновь была на месте, будто её никто и не жег. Многие сталкеры обходят это место стороной. Многие, но не Горгулья.
Говорили, что если задержаться на этом поле слишком долго, можно навсегда остаться на нём. При этом, рассказчики никогда не уточняли, каким образом это случится, но предостерегали, что поле не простое, а живое, как мутант, который съедает зазевавшихся сталкеров. Проверять эту легенду на себе Горгулья не хотел.
Он обогнул поле, и вышел к дороге. За его спиной что-то кричали обожженные солдаты, ползая среди тлеющей травы. Внезапно их голоса затихли, и все до единого огни пропали. Заинтересовавшийся феноменом, Горгулья поднял бинокль, и перевёл его в режим ночного видения. Поле было абсолютно чистым, Тоесть, вообще. Не было ни раненых солдат, ни их оружие, ни обугленных стволов деревьев — ничего.
–Ангел… — Прошептал Горгулья, пятясь назад. — Чёрный… ангел…
Вот это был поворот — самая коварная аномалия зоны на Кордоне. Бред. Если кому сказать, обсмеют, но это правда. Перед мародёром была огромная аномалия в форме поля, пожирающая души, и превращающая в пепел тела беспечных ходоков.
О «Чёрном ангеле» ходило множество историй, никак не меньше, чем о Монолите. Аномалия эта возникла сравнительно недавно, и, как и водится в зоне, приняла имя исчезнувшего вида аномалий. Тоесть, когда-то так называли совсем другую аномалию, но, время идёт, а красивые названия сами собой не рождаются. Похожая история была и с аномалией «мясорубка». Но что «Чёрный ангел» делает на Кордоне, где единственными аномалиями до последнего момента были: «змейка», «жадинка», и несколько «гравитационных плешей»? Даже «каруселей» здесь никогда не было. Можно было прокладывать туристические маршруты, и не бояться, что налетишь на аномалию, а тут такое.
Горгулья немного поразмыслил, и кинул в центр «Ангела» почти опустевший баллон огнемёта. Аномалия заволновалась, но огнемёт так и остался лежать нетронутым. Мародёр прицелился, и выстрелил в баллон. Огнемёт ухнул, и по полю поползли огненные плети.
Ничего. Аномалия даже не попыталась потушить пожар. Похоже, она уже насытилась военными, и опасаться было нечего. Горгулья пересек поле по диагонали, и вышел к догорающему грузовику. Около КАМАЗа лежало с дюжину сильно обгорелых тел. Но здесь были не все. По меньшей мере, пятеро бойцов значились ещё в списке живых. Мародёр закинул автомат за плечо, и вытащил оба пистолета. Такая арифметика ему не нравилось.
Ошибиться Горгулья не мог. Он ведь не простой мародёр. За плечами ведь не средняя школа, а престижный ВУЗ, математический факультет, золотая медаль, и год стажировки в Великобритании. Поэтому считать он умел отлично.
Мельком взглянув на закреплённый в районе запястья ПДА, он в этом убедился. Шестеро солдат приближались к нему со стороны поля, и ещё как минимум два десятка со стороны блокпоста. Такой расклад мародёра не радовал. Он резко развернулся, выпуская две пули в бегущего к нему бойца. Солдат пробежал ещё несколько метров, и рухнул на землю. Пятеро остальных открыли шквальный огонь, и Горгулье пришлось перебежками отступать к месту, где он сбросил пояс с гранатами и винтовку Гаусса. А ведь как здорово было бы сейчас выстрелить в баллон огнемёта, и поджарить всех пятерых. А-н, нет, не терпелось ему пострелять. Ну, зачем он взорвал баллон?
Горгулья перекатился в развороченную взрывом лежку, около которой лежало тело солдата, налетевшего на его растяжку, и, схватив с импровизированного бруствера гранаты и винтовку, приготовился к бою.
Конечно, тех, кто спешит на выстрелы с блокпоста ему не одолеть, но вот тех пятерых, что забрались на поле — легко. Горгулья сорвал с ремня две осколочные гранаты, и швырнул их в солдат. Все пятеро как по команде отшатнулись от «лимонок», и выдали себя. Подняв винтовку, Горгулья сделал один единственный выстрел, и трое из пяти солдат рассыпались в пепел, лишенные голов. Двое остальных попытались укрыться на поле, но Горгулья перевёл прицел винтовки в их сторону.
Тут бы всё и закончилось плачевно для вояк, но стрелять хантер не стал — слишком близко был отряд с блокпоста. Перехватив винтовку поудобнее, мародёр побежал в сторону железнодорожной насыпи.
Нет, для него этот бой ещё не закончился. На АТП квартировалось не меньше десятка молодых мародёров, которые по первому приказу старшего костьми лягут, но не пропустят вояк. А вояки были не так просты. Вслед мародёру стрекотали пулемёты, и хлопали СВУ.
Добежав до поворота к АТП, Горгулья набрал на цифровой клавиатуре ПДА необходимый номер.
–Как дела, кореш. — Раздался из динамика ПДА знакомый голос.
–Надо помочь с вояками разделаться.
–Не вопрос. — Ответил всё тот же голос.
Отключив миникомпьютер, Горгулья перебежками направился к зданиям АТП, откуда за дорогой уже следило двое автоматчиков. Но сейчас его терзала одна единственная мысль — «как же вояки сумели его перехитрить: почему он не понял, что КАМАЗы шли порожняком, а основные силы должны были выдвинуться к месту боя чуть позже остальных?». Мародёр вбежал в небольшую бытовку одного из зданий, и тут же встретился взглядом с широкоплечим бандитом в сером плаще. На вид хантеру было не больше двадцати пяти, но в зоне его знали под именем Зубр, и никто, в том числе Мейкер, не мог ему перечить. Это с ним связался заказчик, и предложил поучаствовать в походе к монолиту, а тот, в свою очередь, снарядил группу из тех, кто был за периметром.
–Вопрос на миллион. — Объяснил бойцам Зубр, когда те попытались узнать детали операции.
Похоже, главной задачей похода был контроль за действиями наёмников Матео, и их страховка.
Почему в команду взяли ещё и военного сталкера, для Горгульи осталось загадкой.
–Иван. — Зубр расплылся в улыбке.
Его обожженное полтергейстом лицо озарила улыбка.
–Какими судьбами?
–Ты же знаешь. — Горгулья вскинул руку, и указал на улицу. — Я Митричу звонил. Он сказал что поможет.
–А ты меня спросил?! — Зубр в один прыжок достиг мародёра, и прижал его к стене. — Совсем страх потерял?
–Прости, Зубр. — Горгулья вскинул руки. — Вояки за группой идут. Надо их придержать.
–А почему Франклин вас не провёл в долину? — Зубр, казалось, пропустил последнюю реплику подчинённого мимо ушей.
–Франклин мёртв, как и все его солдаты.
–Почему?
–Они начали палить в нас, когда узнали, что с нами мутант. — Выпалил Горгулья.
–Мутант? — Хантер недоверчиво мотнул головой. — А поподробнее.
–Ну, тот мужик, который был в первой группе. Который нам на Милитари должен был показать бункер, через который группа ушла.
–Он мутант? — Зубр вновь выказал недоверие.
–Он под выброс попал. Мы сами офигели, когда он в носу решил поковыряться.
–Ладно. — Мародёр отпустил Горгулью, и указал на лестницу. — Ты знаешь, что делать.
Хантер кивнул. Он взбежал по лестнице на второй этаж дома, к которому примыкала бытовка, и расположился за штабелями ящиков. Конечно, укрытие было так себе, и выстрел из РПГ мог стать роковым, но отсюда просматривалась вся дорога от старого бетонного моста до железнодорожной насыпи. Крыши над головой Горгульи не было — видимо кто-то, не менее сообразительный, чем он, уже пытался разнести «пентхаус» из гранатомёта.
Горгулья поднял глаза, и посмотрел на ночное небо. Где-то над Тёмной долиной шла гроза, но не это, а абсолютная тишина со стороны насыпи беспокоила его. Там наверняка должна была идти ожесточённая перестрелка с бойцами, охраняющими железнодорожный мост, но ничего слышно не было. Горгулья поднёс к глазам бинокль, и поглядел на дорогу. Со стороны моста к АТП спешил крупный отряд вояк.
Прицелившись из винтовки Гаусса, Горгулья выстрелил в стоящий невдалеке от моста проржавевший УАЗ, и тот отлетел в сторону, погребая под собой одного из солдат. Не плохо для начала. Мародёр выстрелил ещё несколько раз, но желаемого результата это не принесло. За долю секунды до очередного выстрела Гаусс-винтовки солдаты разбегались в разные стороны. Точнее, это были не просто солдаты, а самые настоящие Военные сталкеры — гроза мародёров, и самые опытные вояки на Периметре. Горгулья попытался срезать их из пистолетов, но ничего не вышло. Наоборот, в ответ застучали пулемёты, и деревянный настил перед хантером разлетелся в щепки.
Быстро спустившись вниз, он выглянул из бытовки, и замер с открытым ртом. Двое военных сталкеров спокойно шли по двору, а за их спинами лежало тело Зубра. Как они вошли на территорию АТП? Ведь не с группой же пришли. Конечно, нет. Горгулья бы заметил.
Один из сталкеров внезапно резко развернулся, держа в правой руке спецавтомат «вал», и выстрелил в сторону бытовки. Железную дверь пронзила очередь бронебойных пуль, и та слетела с петель. Не успел «вал» дострелять магазин, как зашелестел второй, точно такой же автомат. А ведь когда-то в зоне были лишь валы с испорченными глушителями, чтобы дать жертве шанс. Всё было по честному, а теперь не знаешь, откуда прилетит пуля. Горгулья сорвал с ремня гранату, и, бросив её в оконный проём, выпрыгнул в дверь. Он успел заметить лишь пропавшие в облаке огня фигуры бойцов «ВС». А большего ему было и не надо. Где-то на крыше застучали калаши мародёров, пытаясь отсечь солдат от дороги к насыпи, но самому Горгулье драться было уже незачем.
Перебежав через двор, он устремился прочь от АТП, туда, где должны были ждать остальные. Там было гораздо интереснее…

* * *

–Пошли. — Согласился Мейкер, и группа двинулась в сторону железнодорожной насыпи. Они не оглядывались, не пытались помочь Горгулье, который вот-вот должен был вступить в бой. Он знал, на что шел, и они тоже знали. Вся разница была лишь в том, что Горгулье нравилась перспектива перестрелки, а всем остальным — нет. Отряд же должен был достичь границы Свалки, пока Горгулья будет сдерживать основные силы военных.
В обычных условиях это было бы невозможно, но в зоне один опытный сталкер стоит сотни неопытных солдат. А этот мародёр, и того больше.
Когда группа пересекла бетонный мост через небольшой овраг, со стороны Периметра раздались выстрелы. Несколько раз ухнула винтовка Гаусса, после чего застрекотали автоматы Калашникова. Ну, что ж, здравствуй зона.
Когда выстрелы стихли, группа была уже далеко. Справа от дороги располагалась автобусная остановка, под бетонной крышей которой сидел одетый в серую куртку и респиратор сталкер. Он вяло повернул голову в сторону идущих у мосту ходоков, и продолжил разглядывать свой ПДА, как будто идущие мимо не были ему интересны.
А чего интересного? Обычный рейд обычной группы на третий день после выброса. Вот только замыкающий у группы был необычный — мутант. Да не просто мутант, а легендарный излом, о которых говорили только шепотом, как о самых коварных мутантах зоны. И сейчас на ПДА сталкера мерцало пять точек, хотя группа состояла из шести. Первым, как показывала техника, шел некто Мейкер. Вторым Монгол, третьим — Хор, четвёртым Тень, пятым — Трупоед. А вот шестого ходока датчик распознал, как мутанта. Как только это произошло, сталкер на остановке вскинул автомат, и направил его на идущего последним Гимли. Наверняка, он подумал, что излом пристроился к группе, и одиночка захотел спасти сталкеров, но, благими намереньями вымощена дорога, увы, не в рай. Сталкер успел выстрелить несколько раз, прежде чем тяжелая конечность словно молот обрушилась на него, ломая позвоночник. Незнакомец перекатился в сторону, и замер, выронив бесшумный автомат. Это был тёмный сталкер.
–Вот так расклад. — Присвистнул Мейкер. — Тёмные на Кордоне — это же просто невозможно.
Хотя, в зоне по определению не было ничего невозможного.
–Чего встали? — Гаркнул Тень, и перебежками направился к насыпи.
Со стороны АТП раздавались очереди из автоматов, но отвечало им всё меньше стволов. Солдаты были уже слишком близко, и пререкаться времени не было.
Когда группа пересекла насыпь, замолкли последние автоматы хантеров на АТП. Прощай, горгулья. Около старой фермы вояки сократили расстояние до нескольких метров.
Град пуль накрыл Мейкера, и мародёр покатился вниз с насыпи. Он вбежал в коровник, и присел около двери, держа наготове «вал». Остальные тоже вскоре оказались внутри.
–Что теперь? — Мейкер взглянул в просвет между створками ворот, и пустил длинную очередь по насыпи, срезав нескольких солдат.
–Держать оборону, и радоваться жизни. — Раздался из глубины помещения голос Горгульи.
–Ты здесь откуда? — Мейкер удивлённо вскинул брови. — Я тебя уже похоронил.
–Я тут вас уже битый час жду. — Горгулья сидел посреди коровника, расположившись на каком-то ящике. — А хоронить меня не надо. Я ещё на твоих поминках побываю, Мейкер.
Он усмехнулся.
–Их там человек сорок, не меньше. — Мародёр тяжело вздохнул. — Ваши предложения, господа сталкеры?
Воцарилось молчание. В тишине слышался лишь шорох ветра, гоняющего по пустым хлевам и гаражам старой фермы обрывки газет и мелкие камни.
–Я пошел наружу… — Тень указал на окно.- Нанесу визит нашим армейским друзьям.
–Вот, хоть одна свежая идея. — Горгулья потёр руки.
–Попытайся. — Хмуро высказался Трупоед, не разделяя оптимизма мародёра. — Мы тебя отсюда прикроем.
Тень проверил застёжки разгрузочного жилета, затянул потуже ремень, и прыгнул в окно. Стоящий снаружи солдат не ожидал такого поворота событий. Он попытался отпрыгнуть в сторону, но наёмник, приземлившись на каменистую насыпь, нанёс удар. Солдат с ножом в горле отлетел в сторону. Отреагировав на появление цели, со стороны Свалки открыли огонь сразу два пулемётчика, не давая наёмнику поднять головы.
–Обошли. — Прокомментировал Мейкер.
–Теперь не выпустят. Зажмут в кольцо, и накроют. — Трупоед высунулся из окна, но не успел он вскинуть оружие, как вояки открыли огонь сразу с нескольких точек.
–А чего гранатами не забросают, я не пойму? — Мейкер перекатился поближе к наёмнику.
–Может, живым кого взять хотят, тебя, например.
–Нет. — Категорично заявил Мейкер. — Я стольких солдат убил, что они меня сначала расстреляют, потом оживят и четвертуют.
–Значит, им нужен кто-то другой.- Наёмник подполз к трещине в стене. — Эй, Тень, ты живой?
Со стороны улицы раздался приглушенный мат.
–Живой. — Трупоед усмехнулся.
–И что теперь? — Гимли метнулся к чёрному ходу, откуда уже зашли трое солдат.
Махнув клешнёй, излом раскроил тела вояк, и скрылся за дверью, укрывшись от автоматной очереди.
Ни Мейкер, ни Трупоед не ответили. Оба ходока, не отрывая глаз, смотрели в ближайшее к дороге окно. То, что они увидели, казалось невероятным: сначала один из пулемётчиков перелетел через своё укрытие со стрелой в груди, потом с таким же ранением сполз на землю второй боец.
–Матео. — Проговорил Трупоед. — Это Матео. Нам пора выбираться.
Не дожидаясь, пока наёмник договорит, Горгулья распахнул ворота коровника, но, тут же, упал на бетонный пол, уходя от короткой очереди. Стреляли с крыши дома напротив. Именно там засел снайпер, и, как минимум, два автоматчика.
–Может, этого сталкера вперёд пустим? — Горгулья указал на Монгола, но Мейкер лишь покачал головой.
–Матео всё разрулит. — решительно проговорил Трупоед. — Ты только подожди.
Он прижался спиной к стене здания, и закрыл глаза.
–Как разрулит? — Мейкер выглянул в окно.
Именно в этот момент из-под крыши дома вырвались языки пламени, и слепящая вспышка, сопровождаемая рёвом огня, озарила Кордон. Волна горячего воздуха, подобно упругой толще воды, рванулась во все стороны, сбивая с ног военных и ходоков.
–Это называется разрулит? — Мейкер указал на догорающие остатки здания.
–Это называется «Матео за работой». — Спокойно ответил Тень, входя под своды коровника. — Надо торопиться, пока те вояки с «железки» не поняли, в чём дело.
Все быстро покинули изрешечённое пулями здания, и направились к стоящему на холме человеку, который держал в руке странного вида лук.
–Спасибо, что не отдал меня своему бойцу. — Проговорил Монгол, нагоняя Мейкера.
–Не для тебя старался. — Резко ответил тот. — Я для стукача старался.
–Стукача? — не понял пленник.
–Кто-то из них работает лично на заказчика, и стучит ему. — Прошептал Мейкер, указывая на Трупоеда и Тень. — Вот он-то и есть главная здесь фигура. Я думаю, что это Тень.
–И какие у него привилегии?
–Он следит за соблюдением оговоренных с заказчиком правил, и в его власти не выдавать нам деньги, если правила нарушены.
–Понятно. — Монгол покачал головой.
Надо было торопиться. Потом, когда отряд объединится с группой Матео, сбежать не получится. Монгол отступил на несколько шагов, но, встретившись взглядом с Горгульей, держащим на прицеле Хора, вернулся в строй.
Отреагировав на это, мародёр улыбнулся, и, поравнявшись с Монголом, проговорил:
–Если хоть на шаг отступишь, я тебя лично выпотрошу. Ты понял, сталкер?
Монгол покачал головой, будто учитель, отчитывающий нерадивого ученика, и так же тихо ответил:
–Ты себе в морду сам дашь, или мне помочь?
Горгулья вскинул автомат, и ударил Монгола прикладом. Сталкер с рассечённой бровью рухнул на траву.
–Я тебя, урода, щас пристрелю!
Похоже, Горгулья ненавидел Монгола по факту рождения. Да и то, что он удавшийся сталкер, а сам Горгулья шестёрка у Зубра, хантера очень злило. Мародёр вскинул вал, и нажал на курок, но автомат лишь глухо затрещал, выдавая одну осечку за другой.
–Прекрати! — Рявкнул Мейкер, и оттолкнул подопечного в сторону. — Он нам живым и здоровым нужен.
–Зона тебя бережет, сталкер, но я тебя всё равно достану. — Горгулья указал на Монгола, и, развернувшись, зашагал вслед за Гимли.
Как только он отошел чуть дальше, Монгол вытер кровь, и медленно побрёл следом за группой.
–А стрелял кто? — Хор прошел мимо тела военного, из глаза которого торчал стальной стержень стрелы.
–Матео. — Спокойно ответил Трупоед.
–Это и есть ваш хвалёный Матео? — Поинтересовался Горгулья.
–Да. — Трупоед улыбнулся. — И как всегда, с арбалетом.
–С луком. — Поправил его Мейкер, но наёмник покачал головой.
–Это оружие на лук похоже только внешне, но по дальности стрельбы соперничает с «Гауссой» и СВУ.
–Неужели? — Горгулья присвистнул.
–Да. На то он и командир, чтобы иметь самую крутую пушку.
– Командовать тяжело. Отвечать за последствия этих команд тяжело вдвойне. — Встрял в разговор Монгол.
–Это кто так говорил? — Горгулья с удивлением посмотрел на Монгола.
–Один умный человек. — Отозвался пленник. — Но тебе, идиоту, не понять.
Горгулья понтоваться не стал. Он лишь схватил непослушного пленника за грудки, и пару раз ударил в живот, но, не рассчитав возможностей Монгола, нарвался на прямой удар в зубы… второй раз за этот рейд, да и у Монгола это уже вошло в привычку.

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 744