Глава 11

Сколько всего комнат было в доме Болотного Доктора, Штырь так и не понял. Они снова прошли через темное помещение, соседствующее с операционной, вышли в столовую, где уже успел прибраться Бени-то, – поскольку в комнате зомби не было. Штырь решил, что мертвяк сидит на крыльце и звезды считает, – миновали отведенный под кухню закуток, свернули направо и оказались в еще одной комнате, большой и почти пустой, если не считать сборных стеллажей без стекол вдоль стен. На полках стояли книги с потрепанными корешками, лабораторная посуда, образцы минералов и древесных пород, лежали засушенные пучки растений и еще много чего, чему и название не сразу найдешь. Доктор открыл стенной шкаф и достал свернутую надувную кровать, насос для нее, комплект чистого постельного белья и тонкое армейское одеяло.

– Действуй, – сказал он, вручив все это Штырю, и, зевнув во весь рот, удалился.

Надуть кровать оказалось делом трех минут. Застелить – и того меньше. Штырь задвинул кровать в дальний угол к стеллажам, стянул штаны и собрался уже было забраться под одеяло, но вспомнил, что оружия-то у него нет. Несмотря на некоторую нервозность, причиной которой, скорее всего, являлся сам сталкер с его не до конца уравновешенным характером и странными идеями, бродящими в голове, в доме Болотного Доктора ощущались тишина и покой, нарушить которые оказался не в состоянии даже упорно долбивший в стену тахтах. Хотя, если принять во внимание тот факт, что о тахтахе ничего доподлинно не известно, можно было предположить, что сегодняшнее его поведение оказалось на редкость спокойным. Кто его знает, что он вытворяет, когда ему вожжа под хвост попадает… Ну, или не под хвост, а куда-то там еще. Натирает, одним словом…

Штырь тряхнул головой, прогоняя сон. Он сидел на краю надувной кровати и уже почти засыпал.

Так! Не время спать! Тишина могла оказаться обманчивой, а покой – лишь ширмой, за которой происходили вещи странные и страшные.

Штырь похлопал ладонью по здоровой щеке и поднялся на нога.

В комнате имелись две двери. Неслышно ступая босыми ногами по холодному пластику пола. Штырь подошел к той, которую он еще не видел открытой, а потому и не знал, что за ней находится. Надавив на ручку, сталкер осторожно попытался открыть дверь. Дверь была заперта. Ну и бог с ней. Штырь вернулся к двери, что вела через кухню в столовую. Не дом, а лабиринт какой-то! И кто его только построил? Не Док же сам, своими руками? И мертвякам такое не по зубам – они хоть и сильные, но тупые.

В столовой горел свет. Штырь осторожно выглянул из-за дверного косяка. Никого. Автомат лежит на скамейке. Штырь сделал шаг, протянул руку, взял автомат и сразу же почувствовал прилив энергии. Да, что и говорить, оружие придает уверенности. Вот только по-прежнему оставались сомнения: не поковырялся ли Док в автомате, пока Штырь мылся в душе? Вон, мертвяк в открытую заявил, что Штырь ему, видите ли, не нравится. Совсем страх потерял. А Док молчит, ухмыляется только.

С автоматом в руках Штырь вернулся в комнату со стеллажами и надувной кроватью. Присев на корточки, не спеша разобрал автомат. Внимательно осмотрел каждую деталь. Затем снова собрал, передернул затвор, нажал на стековой крючок. Сухо щелкнул боек. Все как будто было в порядке. Штырь вставил в автомат обойму. Один только выстрел мог развеять оставшиеся сомнения.

Штырь посмотрел на потолок. Может быть, пальнуть, а потом сказать, что автомат выстрелил случайно, когда он по совету Дока собирался его почистить?.. Нет, такое объяснение не годится.

Штырь проверил предохранитель. Провел ладонью по затворной коробке. У него не возникало желания объясниться своему автомату в любви, но держать его в руках все равно было приятно.

Штырь немного отодвинул кровать от стеллажа и спрятал автомат в образовавшуюся щель. Вот так. Теперь можно и спать ложиться, со спокойной душой и чистой совестью. Как говорится, да не убоюсь я зла…

Штырь выключил свет и забрался под одеяло.

Спящий человек – самое беспомощное и беззащитное на свете существо. Он не только ничего не видит, все его чувства притуплены настолько, что подобраться к нему незамеченным ни для кого не составит труда. Такое не пройдет ни с одним диким зверем, который даже спящий непременно услышит шаги крадущегося в темноте врага, почувствует его запах, ощутит присутствие чужака шестым чувством, о котором человек понятия не имеет, а потому даже названия для него не может придумать. Поэтому лучше всего для человека было бы вовсе не спать. Особенно когда он полагает, что рядом находятся недоброжелатели. Не говоря уж о врагах. Ведь когда человек спит, можно не только горло ему перерезать, а например, украсть его документы, припрятать его вещи или, чего уж проще, проткнуть иглой грелку в его кровати, – помните, конечно, эту историю. В любом случае, какие бы непредвиденные изменения ни произошли с ним пли вокруг него, пока он спал, проснувшись, – если, конечно, удается проснуться, – человек чувствует растерянность, смущение, а то и стыд. Он понимает, что не произошло ничего ужасного и необратимого, над ним просто глупо подшутили, но при этом не может отделаться от мысли о том, что он самый несчастный человек в целом мире. Что поделаешь, оказаться в глупом положении, да еще выставленным неглиже на всеобщее обозрение – для многих это пострашнее смерти.

Но, как ни прискорбно, человек не может не спать. Говорят, что есть люди – их единицы на миллионы, – которые всю жизнь не смыкают глаз. Представляете? Мало того, что жизнь этих избавившихся от вечных оков сна счастливцев становится на треть длиннее, так они еще и круглые сутки могут чувствовать себя в полной безопасности от происков гнусных завистников и злобных недоброжелателей, только и думающих о том, как бы подстроить пакость, и ждущих момента, когда вы заснете! Впрочем, врачи считают это состояние болезнью. Хотя и затрудняются объяснить, какую опасность представляет она для человека.

Что к этому можно добавить? Спать или не спать – личное дело каждого.

Как всякий нормальный человек. Штырь не умел не спать. Что поделать. Поэтому он заснул прежде, чем успел подумать о том, насколько это опасно. И, как всякий нормальный человек. Штырь видел сны. Разные. Добрые и смешные, страшные и злые, пессимистические и монотеистические, монархические и демократические, черно-белые и цветные, гражданские и элитарные, реалистичные и абсурдные. Сегодня во сне Штырь вернулся в те дай, когда он еще не оыл сталкером Штырем. Собственно, он и сам уже не помнил, кем тогда был Быть может, что и вовсе никем..

… Частник, довезший его от станции до поселка со странным названием Пункт-22, остановил свой старенький, побитый «жигуль» на краю желтого от цветущей люцерны поля. И кто ее только здесь сеет, подумал Штырь.

– Все, – сказал шофер, невысокий мужичонка лет пятидесяти, худющий, точно смерть. – Дальше тебя никто не повезет.

– А что так? – спросил Штырь.

– Если военные номер засекут, проблем не оберешься. Начнут в управление вызывать, расспрашивать, куда ездил, зачем, кого возил А попадешься пару раз, так и права отнять могут. Не, – покачал головой шофер, -дальше не поеду. Ни за какие деньга.

– Ну, как знаешь. – Штырь протянул водителю заранее оговоренную сумму в долларах.

– Шагай прямо через поле, – засуетился мужчин-ка, пряча деньги в потрепанный бумажник. – Там даже тропинка есть, как выйдешь на нее, так никуда не сворачивай. Прямо к Пункту-22 тебя и выведет.

– Понятно. – Штырь подхватил большую спортивную сумку, в которую были уложены все его вещи, и выбрался из машины.

Солнце стояло в зените и жарило, как перед концом света. Хотя уже конец лета на дворе. Штырь подтянул джинсы, одернул желтую майку с красной надписью «Lider» на спине и глотнул минералки из пластиковой бутылки. Вода оказалась теплой и противной на вкус, отдающей пластиком.

– Далеко идти-то? – спросил он у водителя.

– Не-е! – уверенно махнул рукой мужичок. – Километров пять.

«Жигуль» запыхтел, напрягся, затрясся весь – вот-вот развалится, – но все же тронулся с места. Заехав передним колесом на край поля, мужичок развернул машину и покатил назад, к станции.

А Штырь пошел через поле в ту сторону, куда, перед тем как уехать, махнул рукой водитель.

Система доставки желающих в Зону была налажена четко. Еще в поезде к Штырю подсел краснощекий толстяк и промежду прочим поинтересовался, не требуется ли молодому человеку помощь.

– Какая помощь? – не понял Штырь.

– Да любая, – расплылся в сальной улыбке толстяк. – Люди ведь зачем к нам едут, -продолжил он, то и дело хитро поглядывая на Штыря. – Ясное дело зачем – у нас тут всего-то одна достопримечательность и есть. Зона. У каждого свой интерес. Один хочет просто вдоль колючки походить, пофотографировать, на видео поснимать, возле КПП на вышку забраться, чтобы подальше в Зону заглянуть. Это устроить легко. За отдельную штату можно организовать экскурсию в Зону в сопровождении армейского патруля. Само собой, сувениры. Могу каталог показать, с картинками. Ты не поверишь, – усмехнулся толстяк, – сколько к нам иностранцев едет. Любители экстремального туризма. Хотя какой уж тут экстрим, видимость одна. Для нас безопасность клиентов превыше всего. Сам, что называется, погибай, а клиента из Зоны вытягивай. Иначе кто ж к нам ездить станет?

– А можно глубоко в Зону уйти? – спросил Штырь, старательно изображая праздный интерес.

– И это можно организовать, – не задумываясь, ответил толстяк. – Вопрос только в том, как глубоко и надолго ли.

– Насовсем, – сказал Штырь.

– Запросто, – улыбнулся толстяк. – Но только в этом случае мы с себя все обязательства снимаем. Провели через блокпост, а дальше – как знаешь. Зато и плата чисто символическая, -толстяк усмехнулся. – Не дороже заупокойной службы в сельской церкви.

Разговор шел вроде как в шутку, но в конце его толстяк вручил собеседнику клочок бумажки с записанным на ней номером машины, которую нужно было отыскать на станции.

– Водитель тебя до места доставит и даст дальнейшие инструкции, – сказал толстяк на прощание. – Бывай здоров!

До места, которым, к полной неожиданности клиента, оказалось люцерновое поле, водитель Штыря доставил. Дальнейшие же инструкции сводились к следующему. Добравшись до поселка со странным названием Пункт-22, Штырь должен был отыскать человека по имени Олег Николаевич. Водитель стареньких «Жигулей» сообщил также приметы Олега Николаевича: невысокий, светловолосый, с глубокими залысинами, на вид лет сорок, одет ооычно в темно-коричневую тенниску и джинсовые шорты до колен, люоит солнцезащитные очки со стеклами необычных цветов – желтые, красные или оранжевые. Ежедневно с трех до шести Олег Николаевич сидит в летнем кафе, что напротив военной комендатуры. Чтобы Олег Николаевич стал относиться к тебе как к клиенту, следовало сообщить ему пароль – номер машины, что доставила Штыря к люцерновому полю. После этого Олег Николаевич все сделает. В рамках оговоренной суммы, понятное дело.

– А что за название такое – Пункг-22? – поинтересовался Штырь у шофера.

– После того как в две тысячи шестом Чернобыльская атомная во второй раз пукнула. Зона ведь не сразу появилась, – издалека начал объяснять словоохотливый шофер. – То есть появилась-то она, может быть, и сразу, только не такая большая, как сейчас. Росла она с каждым выбросом, подбираясь потихоньку к нонешгагм границам. А по мере того как Зона росла, пункты наблюдения за ней постепенно все дальше и дальше от центра переносились. Остановились на двадцать втором. Так название и прижилось – Пункт-22. А прежде на том месте обычный поселок был, с обычным названием – Масловка.

К окраине бывшей Масловки, ныне Пункта-22, Штырь вышел в половине четвертого. Поселок как поселок, если не считать того, что едва ли не на каждом шагу можно было увидеть указатели – «Штаб объединенной группы контроля», «Представительство группы контроля Европейского Сообщества», «Командование группы контроля Великобритании», -причем все на трех языках: русском, украинском и английском. И число военных на улицах поселка превосходило гражданских приблизительно втрое. От разнообразия мундиров – все страны и едва ли не все рода войск; раз Штырю даже показалось, что он видел подводников, – рябило в глазах. При этом военные вели себя с мужчинами корректно, а с дамами -галантно. Тем не менее преимущественно русская речь с ярко выраженным «аканьем» и «чоканьем» и общее ощущение разгильдяйства, граничащего с бардаком, в котором тем не менее присутствовала какая-то своя, непонятная постороннему, но строго выстроенная система, указывали на близость российского сектора контроля.

По мере продвижения в глубь поселка надписи на указателях становились все более странными и не до конца понятными.

«Бундесвер». «Третий Рим». «ПОССАД». «Райком.»

А, вот и то, что искал Штырь, – «Военная комендатура Пункта-22».

Следуя указателю. Штырь на перекрестке свернул налево и вышел к трехэтажному зданию из красного кирпича. Это и была комендатура. А напротив нее, через дорогу, располагалось небольшое, всего на пять столиков, летнее кафе, прячущееся от палящих лучей солнца под красным пластиковым навесом с рекламой Черниговского пива.

В кафе было всего четверо посетителей. Угадать, кто из них Олег Николаевич, не составило труда, – трое других были военные, не то французы, не то бельгийцы.

Без лишних церемоний Штырь подошел и сел за столик Олега Николаевича. Толстяк смерил его равнодушным взглядом, от которого Штырю сделалось не по себе, – он вдруг понял, что Олегу Николаевичу достаточно только бровью повести для того, чтобы он. Штырь, вылетел не только из этого кафе, но и из Пункта-22, да так вылетел, что навсегда забыл бы сюда дорогу.

– Добрый день, – заискивающе улыбнулся Штырь. – Я к вам… Я сюда на машине приехал… Номер…

Штырь суетливо достал из кармана бумажку с записанным на ней номером «жигуля» и показал ее Олегу Николаевичу. Толстяк вытянул бумажку из пальцев Штыря, скатал из нее крошечный шарик и кинул в пепельницу. Затем Олег Николаевич чуть приподнял руку. Штырь даже не понял, зачем он это сделал, а у их стола уже нарисовался официант. Олег Николаевич тремя большими глотками допил остававшееся в стакане шшо и протянул пустую посуду офгащанту.

– Пиво или что? – спросил он у Штыря.

– Колу, – быстро ответил тот.

Рука Олега Николаевича лежала на столе. Он только большой палец поднял. И официант убежал.

– А-а… – запоздало махнул рукой вслед ему Штырь.

– Ты чего? – равнодушно посмотрел на него Олег Николаевич.

– Да хотел что-нибудь поесть попросить, – извиняюще улыбнулся Штырь. – Я с дороги…

– Вернется – попросишь.

И – все. Ни слова больше. На Штыря не смотрит, как будто неинтересен он ему вовсе. Таращится на дверь комендатуры. Может, ждет кого?

Прибежал официант, поставил перед Олегом Николаевичем полный стакан пива, перед Штырем – стакан колы, запотевший, со слезой. Штырь сразу же отпил половину.

– Накорми парня, – не глядя, кинул официанту Олег Николаевич.

– Что желаете? – изогнулся перед Штырем официант.

– Салат зеленый и что-нибудь мясное.

– Колбаски по-домашнему?

– Отлично.

– Что на гарнир? Может быть, картошечку?

– Пойдет.

– Фри или запеченную?

– Запеченную.

– С сыром или с сальцем?

– Конечно, с салом, – сказал свое веское слово Олег Николаевич.

– Через десять минут все будет готово, – сказал официант, улыбнулся и уплыл.

Олег Николаевич отпил пива. Облизнул пену с верхней губы.

Молчание.

Штырь полагал, что Олег Николаевич сам начнет обсуждение условии договора, но поскольку толстяк демонстрировал свое полнейшее равнодушие к деловой части встречи, решил сделать первый ход.

– Я… – Вообще-то, он не знал, с чего начать. – Мне сказали, что вы можете устроить… экскурсию…

– Не гони, – устало произнес Олег Николаевич.

– Что? – подался вперед Штырь.

– Поешь сперва. Потом поговорим. Олег Николаевич глотнул пива.

– А… Ну да, конечно.

Штырь откинулся на спинку стула. Пальцы его нервно постукивали по крышке стола -тр-р-р-ра, тр-р-р-ра, тр-р-р-ра…

– Ты не больной? – скосил на него равнодушный взгляд Олег Николаевич.

– Я? – Штырь растерянно глянул по сторонам, как будто надеялся, что рядом находится еще кто-то, к кому обращен вопрос толстяка. Поскольку кроме троих не то французов, не то бельгийцев в кафе никого не было, отвечать пришлось ему: – Я – нет… А что?..

– Чего тогда по столу барабанишь?

Штырь удивленно посмотрел на свои пальцы, – как будто в первый раз их увидел, -сдернул руку со стола, прижал ладонь к бедру. С запоздалым сожалением подумал, что не нужно было этого делать, – так он, скорее всего, вызвал еще большее подозрение у Олега Николаевича.

– Со мной все в порядке, – попытался убедить толстяка Штырь. – Это я так… От усталости… Ну и…

Штырь глупо улыбнулся и развел руки в стороны.

– Я с психами дела не имею, – Олег Николаевич сделал глоток пива. – Принципиально. Психа ведь заклинить может в самый неподходящий момент.

– Правильно, – поспешно, чересчур поспешно согласился Штырь.

Ему-то до этого вообще никакого дела быть не должно. Сам он не псих и в Зону психов не водит. Так чего же, спрашивается, поддакнуть решил? Оказавшись в новом, незнакомом месте, живущем по собственным, чужаку неизвестным законам и правилам. Штырь чувствовал себя будто только что рожденным – голым, мокрым и беспомощным. Поэтому его «правильно» можно трактовать как первичный крик, издаваемый младенцем в надежде на то, что на него обратят внимание, накормят, обогреют и будут о нем заботиться в дальнейшем.

Олег Николаевич вытянул сигарету из пачки, выпиравшей из нагрудного кармана тенниски, и щелкнул одноразовой зажигалкой. Выпустив струйку дыма, он долго наблюдал, как она медленно расползается, изгибаясь интегралами и закручиваясь бекарами, в неподвижном знойном воздухе.

Официант, как и обещал, явился ровно через десять минут.

– Салатик, – он поставил перед Штырем тарелку с салатом. – Колбаски домашние с картошечкой запеченной, – вторая тарелка, нож и вилка, завернутые в салфетку. – Все как заказывали. Приятного аппетита.

Официант бросил быстрый взгляд на Олега Николаевича, убедился, что тот пока не желает ничего заказывать, и без промедления удалился.

Штырь пододвинул поближе тарелку с горячим и взялся за вилку.

Олег Николаевич раздавил недокуренную сигарету в пепельнице.

– Так, значит, в Зону собрался? – спросил он, глядя не на клиента, а на раскрошенный табак.

Штырь едва не подавился куском горячей картошки, который как раз собирался не спеша разжевать. Не в силах произнести ни слова обожженным горлом. Штырь только несколько раз энергично кивнул, страдальчески закатывая при этом глаза.

Олег Николаевич выразительно глянул на него из-под бровей.

– Торопишься, парень.

– Нет-нет, – прохрипел Штырь сдавленно. Пару раз ударив себя кулаком в грудь, он согнутым пальцем вытер выступившие на глазах слезы. – Я все как следует обдумал.

Взгляд Олега Николаевича стал сочувственным.

– Я про еду.

– А… Ну…

– Ешь.

Олег Николаевич достал новую сигарету, помял ее, понюхал, сунул на место, – обычное поведение для того, кто серьезно вознамерился бросить курить, но уверен, что ему это не под силу, – и выпил пива.

Штырь торопливо, не чувствуя вкуса, заглатывал еду. Хотя, казалось бы, куда торопиться? Других клиентов у Олега Николаевича все равно не было.

Закончив есть. Штырь поставил пустые тарелки одну в другую и отодвинул на край стола. Залпом допитая кола жажду не погасила, но Штырь постеснялся звать официанта, чтобы попросить еще стакан. Сложив руки на столе, как прилежный ученик, он выжидающе посмотрел на Олега Николаевича.

– На экскурсию? – спросил толстяк.

– Нет, – отрицательно качнул головой Штырь. – Я по делу… Мне нужно…

– Жаль, – сокрушенно качнул головой Олег Николаевич. – У меня как раз группа сформирована…

– Я хотел бы, чтобы меня просто кто-то провел…

– Трехдневный маршрут. С группой дешевле получится.

– Я собираюсь на какое-то время…

– Заметно дешевле.

Штырь наконец понял, что они говорят, не слушая друг друга, и умолк.

Олег Николаевич сделал глоток пива.

– Так что, не хочешь с группой?

– Нет, – решительно отказался Штырь.

– Чего ж тебе надо? Индивидуальный маршрут? Охота на монстров? Игра в сталкера?

– Мне нужно, чтобы кто-нибудь провел меня через кордон. Остальное я сам.

Олег Николаевич поскреб ногтями щеку.

– И как ты себе это представляешь?

– Что? – не понял Штырь.

– Остальное.

– Ну… – Штырь озадаченно посмотрел по сторонам, как будто надеялся, что на стенах кафе может вдруг появиться написанная желтой краской подсказка.

– Как и все.

– Как и все, – повторил Олег Николаевич и еще раз медленно провел ногтями по щеке. – Я тебе, конечно, не мать с отцом, чтобы уговаривать дурака-то не валять…

Олег Николаевич умолк, не закончив фразу.

Штырь тоже молчал.

Так они молча смотрели друг на друга минуты две.

– Ну, ладно, – Олег Николаевич легонько хлопнул ладонью по столу. – Вопрос закрыт. Значит, что тебе нужно? Пройти через кордон – раз…

– Больше ничего, – покачал головой Штырь. Олег Николаевич продолжал, будто и не услышал его:

– Обмундирование. По крайней мере, маскировочный комбинезон – два. Паек на пару дней – три… Оружие у тебя есть?

– Нет, – удивился такому вопросу Штырь. – Я слышал, в Зоне полно оружия. Военные, когда уходили, побросали.

– Оружие в Зоне найти – не проблема. Да только его сначала найти нужно. Вдоль заградительного кордона те же военные патрули давно уже все собрали. К тому же оружие само по себе не стреляет – к нему патроны требуются. А патроны в Зоне – дефицит… Ладно, «Макарова» с пачкой патронов я тебе достану. Стрелять-то умеешь?

– Умею, – уверенно заявил Штырь.

Перед отъездом он потренировался в близлежащем тире. Там какого только оружия не было – и «Калашниковы», и «М-16», и «узи». Только все пластмассовое, стреляющее мелкокалиберными патронами. Но заострять на этом внимание Штырь не стал.

– Хорошо. Все это тебе обойдется…

Олег Николаевич достал из кармана кусочек бумага размером с визитную карточку и, черканув что-то карандашом, протянул ее клиенту.

Сумма оказалась несколько больше той, на которую рассчитывал Штырь. Но он решил не спорить, прекрасно понимая, что выбора у него, скорее всего, нет. Вряд ли в таком маленьком поселке, как Пункт-22, могли ужиться хотя бы две конкурирующие фирмы.

– Я согласен.

Олег Николаевич забрал у Штыря бумажку, скатал из нее шарик и кинул в пепельницу.

– Всю сумму заплатишь сразу, как только получишь амуницию, перед отправкой.

– Может быть, сначала задаток? – высказал более разумное, как ему казалось, предложение Штырь – А остальное – на топ стороне?

– Да? А если тебя на топ стороне сразу же какой-нибудь черт сожрет? Вместе с бумажником? Бывали уже такие случаи.

Что ж, Олегу Николаевичу нельзя было отказать в прагматизме.

– Договорились, – Штырь пренебрежительно махнул рукой, чтобы дать собеседнику понять, что названная сумма для него ничего не значит и о задатке он заговорил исключительно ради порядка. – Когда отправляемся?

– Сразу после очередного выброса, – ответил Олег Николаевич.

– И когда это случится?

– Послезавтра, во второй половине дня.

– Ага, – многозначительно кивнул Штырь, будто это ему хоть что-то говорило. Помолчав немного в ожидании, что Олег Николаевич еще что-то скажет. Штырь спросил: – Каков план действий?

– Послезавтра в полдень жди меня здесь, – Олег Николаевич стукнул указательным пальцем по столу. Тук. – С деньгами. – Тук. – Пойдем через российский сектор, у меня там как раз завтра вечером старлей знакомый на дежурство заступает.

– Ясно, – кивнул Штырь. – В таком случае не подскажете, где у вас тут гостиница?

– Ты что, парень? – усмехнулся Олег Николаевич. – Какая тут может быть гостиница, это же закрытый объект

– Однако проникнуть на этот закрытый объект было совсем нетрудно, – заметил Штырь.

– Закрытый объект, – объяснил Олег Николаевич, – в данном конкретном случае означает не то, что сюда никого не пускают, а то, что ни один дурак по доброй воле сюда не сунется.

– Но бизнес-то ваш, судя по всему, процветает.

– На мое счастье, в мире полным-полно идиотов вроде тебя, – Олег Николаевич сделал глоток пива, слизнул пену с губы и хитро подмигнул Штырю: – Верно я говорю?

– Вам виднее, – отвел взгляд в сторону Штырь.

– Точно! – рассмеялся Олег Николаевич.

– А где же мне тогда ночевать?

– Ты через поле шел?

– Да.

– Вот в поле и заночуй. Ночи пока еще теплые. Дождя не обещали. Тебе ж все равно привыкать к такой жизни нужно.

Так-то оно, конечно, так, хотел ответить Олегу Николаевичу Штырь, да вот только почему-то хотелось поспать в постели. Или на раскладушке. Ну, хотя бы на полу, только под крышей. Тем более что в последний раз.

К столу неслышно подобрался официант.

– Что-нибудь еще желаете?

Олег Николаевич сделал короткий выразительный жест рукой – иди, мол. И официант пошел.

– Секундочку! – окликнул его Штырь и полез в карман за бумажником.

– Оставь, – Олег Николаевич махнул на парня рукой, так же как на официанта минуту назад. – Обед за счет фирмы.

Штырь пожалел, что поскромничал, делая заказ.

– Как все же насчет ночлега? Может быть, можно с кем-то договориться?

– Договориться? – Олег Николаевич задумчиво посмотрел в спину удаляющегося официанта. – Сидор! – позвал он негромко, но звучно.

Официант тут же развернулся на месте и уклейкой скользнул назад к столику.

– Да, Олег Николаевич?

– Парня на постой возьмешь? – толстяк кивнул на Штыря. – На пару ночей.

– Да у меня ж жена, Олег Николаевич. – Официант прижал руки к груди, будто оправдывался. – Детей двое, теща с язвой на ноге. Да она сама хуже любой язвы! Прикидывается, что ходить не может, хотя доктор из голландского сектора, что осматривал ее, сказал, что язва… Эта… Как ее…

– Трофическая, – попытался подсказать Штырь.

– Не-ет, – отрицательно махнул зажатым в руке полотенцем официант. – По-другому как-то… Ну, одним словом, опасности никакой не представляет и болеть не должна. Мазь прописал, а насчет того, чтобы в постели сутками лежать, – ни слова. А эта бабища злая требует, чтобы я ей утку купил! Представляете, Олег Николаевич!

– Я ж тебя не прошу парня с тещей в одну кровать класть, – усмехнулся Олег Николаевич. – Ему угол нужен, чтобы ночь перекантоваться.

– А, ну если так, – Сидор оценивающе посмотрел на Штыря. – Могу в подсобку на ночь пустить. Только имей в виду, до утра на ключ закрою. Ничего плохого сказать не хочу, но я тебя не знаю. Пропадет что, отчитываться мне придется.

– Все в порядке, – с пониманием улыбнулся Штырь, довольный, что не придется спать под открытым небом.

– Ну, ежели так, подходи в половине одиннадцатого к заднему входу, – Сидор согнул руку кочергой, показывая, как добраться до места встречи. – Одеяло я тебе дам. Больше никаких удобств гарантировать не могу. И до семи утра.

– Договорились, – кивнул Штырь.

– Двадцать пять зеленых за ночь, – объявил цену Сидор.

Штырь озадаченно прикусил губу.

– Соглашайся, – кивнул Олег Николаевич. – Дешевле только в поле.

– Хорошо, – не стал спорить Штырь. Что спорить-то, когда ясно: у людей бизнес поставлен.

– Все, – развел руками Олег Николаевич. Адресовано это «все» было как официанту Сидору, так и Штырю. Официант убежал к себе на кухню Штырь попрощался с Олегом Николаевичем и пошел бродить по поселку.

Коротать время до вечера в кафе, в компании толстяка. Штырю не хотелось. Но в поселке, как оказалось, делать было тоже нечего. Ни кинотеатра, ни клуба, ни читального зала на худой конец. На весь поселок только три небольших продуктовых магазина и один промтоварный, на вывеске которого гордо значилось: «Супермаркет». Пять открытых летних кафе, точно таких же, как то, в котором Штырь оставил Олега Николаевича, с такими же столиками, стульями, с одинаковыми пепельницами и, скорее всего, со стандартным меню. Посетителей в кафе можно было по пальцам пересчитать, что, по мнению Штыря, было весьма необычно для полувоенного поселка, находящегося к тому же в закрытой зоне. Штырь подумал, не обратиться ли к кому-нибудь из работников пустующих кафе с вопросом о ночлеге, – быть может, удастся договориться если не о более комфортабельных условиях, то хотя бы о более приемлемой цене. Но, обдумав все как следует, он решил отказаться от этой затеи: неизвестно, как посмотрит на такую самодеятельность Олег Николаевич.

В конце концов Штырь вышел все к тому же люцерновому полю, в котором Олег Николаевич предлагал ему заночевать. Сев на пригорочке. Штырь подпер щеку кулаком и уставился на заходящее солнце. То ли оттого, что закат архетипически воспринимается человеком как символ конца и бренности всего сущего, то ли потому, что переварил Штырь наконец тот факт, что добрался он до цели, но при этом все еще не мог понять, рад он этому или нет, только, мысли в голову лезли все больше мрачные и безрадостные. Ни с того ни с сего вспомнил вдруг Штырь, как в седьмом классе начистили ему физиономию трое местных хулиганов, стрелявшие мелочь возле кинокасс. И, что самое обидное, один на один с каждым из них Штырь справился бы легко. А вот трое – это как свора собак. Потом еще раз Штырь прокрутил в голове всю ту длинную цепочку событий, итогом которой стало то, что он оказался здесь, в поселке под названием Пункт-22.

По полю в сторону поселка прошли трое военных, пьяных вдребодан. У одного из них на плече висела здоровенная, похоже, очень тяжелая сумка. Военные заметили Штыря, кто-то из них помахал ему рукой и что-то громко и неразборчиво прокричал. Штырь помахал рукой в ответ. Это вполне удовлетворило военных, и они продолжили путь.

В начале одиннадцатого, уже в сумерках. Штырь -поднялся на ноги, помочился под березкой, – в подсобке, где собирался запереть его до утра официант Сидор, никакого туалета, скорее всего, не было, – и пошел в направлении военной комендатуры.

Кафе было закрыто. Обойдя его сзади. Штырь нашел небольшую металлическую дверку. За дверью находилось маленькое помещение, заставленное ящиками, бочками, пустыми пластиковыми ведрами и тазами, сломанными стульями и столами без ножек. В подсобке было душно, пахло прелью и чем-то кислым, похожим на перебродивший рассол. Единственным источником света являлось старое покореженное бра с пластиковым оплавленным колпаком. Сидор уже расчистил для постояльца место у стены за бочками. Он постелил там чистые картонки от сломанных коробок и кинул сверху тонкое стеганое одеяло. Взяв со Штыря плату за первую ночь. Сидор пообещал, что придет ровно в семь, велел не обращать внимания ежели кто будет орать пли в стену стучать, – это солдаты по старой памяти за выпивкой являются, прежний хозяин ночной ларек держал, – после чего вышел и запер дверь на замок.

Не раздеваясь и не гася свет. Штырь улегся на картонки, положил под голову сумку, накрылся одеялом и, к своему удивлению, почти моментально заснул.

Сон во сне – очень интересное явление, нередко приводящее к замыканию двух снов в кольцевую структуру, представляющую собой уже сон второго порядка, который, в свою очередь, даже не будучи трансформированным в сон третьего порядка, может порадовать сновидца яркими сюрреалистическими картинами в духе позднего Бунюэля, в которых нет даже намека на бредовость, а лишь полный восторг от осознания непознаваемости бытия. Но, к сожалению. Штырь заснул так крепко, что снов не видел. Или же если видел, то не запомнил ни одной картинки, ни одного образа, ни одного обрывка произнесенной кем-то фразы. Он даже не слышал, как стучались в стену требующие выпивки солдаты. Хотя, может быть, они и не приходили в эту ночь.

Категория: Алексей Калугин - Дом на болоте | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 672