Глава третья — Смертник и Ворон

Чернобыльская зона. Здесь не действуют человеческие законы. Здесь каждый день идут бои между Долгом и Свободой, а по ночам через периметр рвутся всё новые и новые сталкеры.

Кто-то теряет здесь последние остатки разума, превращаясь в бессловесных зомби, коих в окрестностях ЧАЭС великое множество. Кто-то находит ценные артефакты, и богатеет в одно мгновение. Кто-то борется со злом, рвущемся из полуразрушенного саркофага, а кто-то наживается на человеческом горе, ведя свой кровавый бизнес. Но никто из них и не подозревал, какие силы дремали в недрах этой проклятой земли, чтобы однажды схлестнутся в решающей схватке.

Это случилось полгода назад. Отморозки всех мастей объединились и атаковали нашу базу. Многие Долговцы тогда погибли, остальные же перебрались на Росток. К счастью, или скорее к несчастью я в их числе.

Всем известно, что боевые отряды Долга делятся на квады — группы из четырёх человек. В таких группах все действуют как один. Говорят, нет лучше друзей, чем однополчане из квада. Последние шесть лет наш квад называют лучшим. Мы выполняли для Долга самые трудные задания, но, не смотря ни на что, всегда возвращались живыми. Именно поэтому выбор пал на нас.

Сегодня нам предстояла не просто вылазка во вражеский тыл, коих было несколько десятков, а нечто более опасное — нам предстояло уничтожить лидера Свободы — Лукаша, и, если повезёт, добраться до Чёрного сталкера.

Пророк доверил нам это задание, и мы не могли его подвести.

Солнце палило нещадно. Мы вышли ещё до полудня, чтобы миновать дикую территорию Росток, и к закату добраться до базы Лукаша. Мы двигались быстро, бесшумно, стараясь не оставлять следов. Мы шли, а из окна старого барака за нами следили двое. Они не выдавали себя, не стреляли — они просто смотрели, изучая нас, как кровосос изучает жертву, отданную ему на заклание…

* * *

На первом этаже горел свет. Охранник, облачённый в экзоскелет, посапывал на старом кресле, задвинутом в дверной проём. Дневное марево сменила долгожданная прохлада, и он нежился, наслаждаясь этой безмятежностью. Полосы света из окна в комнате торговца пересекали двор и терялись в груде строительного мусора. База Свободы спала.

Никто даже не шелохнулся, когда четверо сталкеров перебрались через бетонный забор базы, держа под прицелом вышки со спящими часовыми. Мы двигались настолько бесшумно, что очередной наряд, проходящий мимо нас, ничего не заподозрил. Когда дозорные миновали поворот, мы продолжили путь. Ещё трижды мимо нас проходили хорошо вооруженные часовые, прежде чем мы поравнялись с двухэтажным панельным домом, стоящим в центре базы анархистов. Охранник в экзоскелете не успел ничего понять, когда на него набросился Долговский квад. Он только приглушенно вскрикнул, выронив автомат, и повалился на асфальтовую площадку, заливая её густой алой кровью. Путь был свободен. В фойе первого этажа мы разделились: Ас и Тесак направились к торговцу, а мы со Смертником — вверх по узкой лестнице — за Лукашом.

На втором этаже царила кромешная тьма. Мы чуть было не налетели на спящего в темноте часового, но Смертник, заметивший, как тот потянулся к автомату, ловким ударом ножа пригвоздил бедолагу к стене. Спрятав труп в один из чуланов, мы продолжили путь.

Миновав ещё несколько комнат, мы подошли к тяжелой дубовой двери с надписью «Свобода превыше всего». Именно за ней спал Лукаш — лидер этой шайки, помогавший Тёмному сталкеру убивать Долговцев в баре «Сто рентген». Я аккуратно надавил на дверь, и та со скрипом отворилась. В комнате никого не было. Лишь в углу лежала груда свёрнутых матрасов.

— Надо уходить. — Проговорил Смертник, когда на лестнице послышались шаги.

Мы аккуратно проследовали в одну из комнат и притаились у полуоткрытой двери. Как только мы спрятались, в коридор вошли трое.

— Эти двое были не одни. Долгари не ходят парами. — Проговорил первый.

— А может и ходят. Ярик, ты что-то мнительный стал. Ну, скажи ты ему, Лукаш. Какие здесь могут быть диверсанты?

— Проверь мой кабинет. — Ответил третий. И этим третьим был лидер свободы.

Двое Свободовцев, лязгая бронированными экзоскелетами, направились в конец коридора. Я неотрывно следил за ними сквозь приоткрытую дверь.

— Чисто. — Проговорил один из них, положив на плечо натовскую винтовку.

— Тогда за мной. — Скомандовал Лукаш, и все трое удалились.

Я вытер пот со лба и сел на придвинутый к окну стул.

— Что думаешь, Смертник, это они про наших говорили?

— Похоже на то. — Ответил сталкер, глядя на полутёмный двор.

Через какое-то время двери во двор открылись и несколько автоматчиков вывели на улицу двоих. На их головах были надеты мешки, но я и так узнал пленников. Это были Тесак и Ас.

Облачённый в чёрный армейский бронежилет сталкер что-то сказал на ухо охраннику, и тот раскатистым басом заговорил:

— Вы пытались лишить жизни Лукаша, но вы пойманы. Этот человек вас вычислил, и по правилам Свободы, вы теперь его собственность.

Он указал на сталкера в чёрном комбинезоне.

— Ваш новый хозяин волен убить вас сейчас, или же миловать. Это в его власти.

Охранник довольно усмехнулся, а незнакомец шагнул из темноты прямо к пленённым Долговцам, и я похолодел от ужаса. Это был Влад Апостол — лидер мародёрской своры.

— Меня зовут Апостол. — Проговорил незнакомец. — Вы теперь мои рабы. Скажите мне вот что: говорят, в Долге квады считают нерушимыми, и если уж здесь двое Долгарей, стало быть, где-то рядом есть ещё двое. Я прав?

Тесак отрицательно замотал головой и что-то прошептал, но налетевший порыв ветра заглушил его слова. Апостол вновь что-то спросил, но приглушенные голоса в который раз были для нас почти неразличимы из-за воющего ветра.

Я поглядел на стоящих во дворе через прицел винтореза. Если сейчас я выстрелю в Апостола, он покойник, но головорезы Лукаша успеют изрешетить моих друзей.

Я убрал оружие за спину, и когда ветер стих, прислушался к голосам.

— В машину их. — Прохрипел Апостол и направился к дому.

Крепкие часовые в мгновение ока скрутили пленников, и повели их к стоящей поблизости Ниве. В коридоре вновь послышались голоса. Я выглянул из комнаты и увидел, как Лукаш, Апостол и Ярик проследовали в кабинет с дубовой дверью.

Это был наш шанс. Как только прихрамывающий на правую ногу Лукаш зарыл за собой дверь, мы со Смертником оставили наше укрытие и побежали к заветной двери. Не успели мы пересечь коридор, как дверь отворилась, и в нашу сторону полетела дымовая шашка. Раздался топот и выстрелы.

— Они вас предали. — Говорил кто-то, пока я падал на грязный пол.

В нескольких метрах от меня со свистом пронёсся кинжал, и последовал выстрел из пистолета Смертника. Потом кто-то выстрелил в ответ, и всё стихло.

Когда я открыл глаза, было уже утро. Я лежал в каком-то сарае с зарешеченными окнами. Около противоположной стены сидел Смертник, разглядывая свой ПДА.

— Как ты? — Проговорил он, когда я пришел в себя.

— Ничего, жить буду. Где мы?

Смертник пожал плечами и указал на ПДА:

— Не знаю, друг мой, но сигнал этой штуки здесь не проходит.

Я перебрал в голове все места, где теряется сигнал сети ПДА, но ни одно из них не подходило.

— Да уж, загадка. — Сделал я вывод, садясь рядом со смертником. — А входящая линия работает?

— Да.

— Что интересного пишут?

— Пишут, что при попытке штурма базы Свободы вчера погиб Долговский квад… Ворон, они считают нас покойниками.

Меня передёрнуло. Система жизненного сканера, появившаяся в зоне лет десять назад, давала сигнал всем сталкерам, если кто-нибудь из них погибал, но никогда ещё система так не ошибалась.

Я закрыл глаза, восстанавливая в памяти события минувшей ночи. Бежать я даже не собирался.

Так прошло около часа, и, наконец, дверь сарая отворилась, и в него вошел толстяк в зелёной армейской форме. Он подошел к решетке, отделяющей его от нас, и проговорил, задумчиво глядя на усыпанный опилками пол:

— Наслышан о вас. Меня зовут Джин. Думаю, вам не терпится узнать, куда вас занесла старушка судьба?

— Ещё бы. — Прохрипел Смертник, пряча ПДА в карман.

— Для начала скажу, что эта игрушка — ПДА, здесь бесполезна. Мы глушим любые сигналы. Во-вторых, вас заинтересует эта запись.

Он бросил нам диктофон, перемотанный изолентой.

— Ну и напоследок: вы получили второй шанс, хотя могли сдохнуть. Поверьте, бежать отсюда бесполезно. Искать вас никто не будет, ведь по данным службы жизнеобеспечения, вы давно остыли, а надеяться на свои силы — себе дороже.

Он резко развернулся и вышел на улицу, хлопнув дверью. Лязгнул засов.

Я нерешительно покрутил в руках диктофон.

— Включай. — Проговорил Смертник, подходя ко мне.

Я нажал на кнопку воспроизведения, и из динамика донёсся голос Влада Апостола:

— Меня зовут Апостол, и вы теперь мои рабы. Скажите мне вот что: говорят, в Долге квады считают нерушимыми, и если уж здесь двое Долгарей, стало быть, где-то рядом есть ещё двое. Я прав?

— Нет, нас только двое. — Прошептал в ответ Тесак.

— У вас есть шанс выжить. Готовы меня выслушать?

— Готовы. — Отозвался Ас. Что мы должны делать?

Запись оборвалась, перейдя в монотонный гул.

— И что они должны делать? — Спросил я, когда монитор диктофона погас.

В ответ на мой вопрос вновь появился толстяк Джин, возникнув как из-под земли.

— Они должны были выдать ваше местонахождение. — Проговорил он с довольной ухмылкой, и, поняв, что мы со смертником ему не верим, принялся нас убеждать:

— Откуда, как вы думаете, Лукаш узнал, что вы ждёте его у кабинета? Это ваш друг Ас распустил язык, но я его не виню. Знаете, когда у затылка «М16», а перед лицом «Винторез», трудно вести себя хладнокровно…

— Лжешь, подонок. — Прокричал Смертник, пытаясь достать Джина сквозь прутья решетки, но тот лишь сделал шаг назад, оставшись без единой царапины.

— Ваши друзья никого не придавали. — Продолжил он. — Они просто пожертвовали вами ради своего спасения.

Смертник вновь начал махать кулаками, и даже сумел метнуть в Джина диктофон.

— Вы находитесь в тренировочном лагере гладиаторов, господа.

Мы со смертником с недоумением уставились на толстяка.

— Мы уже лет десять ведём такой бизнес. Ну, знаете, приезжают к вам богатеи с полными карманами американских рублей и просят показать что-нибудь такое, чтобы адреналин бил через край. Мы, конечно, долго ломаемся, накручивая себе цену, но, в конце концов, выпускаем парочку сталкеров, которые рвут друг друга на части.

После поединка победивший пленник получает свободу, а мы нехилый гонорар. За чуткое руководство, разумеется. Вас мне продали в одном из лагерей мародёров, и теперь вы — моё богатство. К нам едет очень состоятельный американец, а тут как назло в казарму к гладиаторам забрался кровосос. Думаю — пропали мои доллары, а тут вы. У меня как раз против вас парочка хороших бойцов имеется. Выпущу вас двое надвое. Согласны?

Мы со Смертником переглянулись. Такого в зоне ни один из нас ещё не видел.

— Подумайте. Если выиграете — получите свободу, а если откажетесь… — Он выдержал паузу. — Никто ещё не отказывался.

— Тогда вы уже знаете наш ответ. — Проговорил я, садясь в углу.

— Чудно.

Толстяк жадно сверкнул глазами.

— Сегодня вы покажете, на что способны.

Он вышел из сарая, а Смертник с недовольной гримасой принялся опять разглядывать карту зоны на своём ПДА.

— Говорил же я тебе, Ворон, что для нас с тобой эта история плохо кончится. У меня всю неделю плечо ныло, а это, мой друг — первый признак беды.

— Как ты думаешь, Смертник. — Проговорил я садясь рядом с ним. — Они действительно предали нас?

— Не знаю, но если они живы, и не сидят как мы в грязном сарае, значит, это правда.

Со скрипом отворилась дверь, и яркий свет полуденного солнца ударил в глаза.

На пороге стоял рыжеволосый паренёк лет двадцати. Он ловко выхватил из-за спины «сигу» и проговорил, держа нас в перекрестье прицела:

— Эй вы, хорош трепаться, подъём. Султан начинает.

Мы с неохотой поднялись на ноги и проследовали за конвоирующем нас пареньком.

Слева от нас виднелся плакат с надписью «Арена». Сама же арена представляла собой старый, захламлённый полигон, вокруг которого выстроились ровные ряды пятиэтажек со смотровыми площадками на крышах. Всюду поблёскивали объективы видеокамер.

Мимо сарая вела мощёная плиткой дорога, которая заканчивалась огромной площадью со сценой. Вокруг сцены стояла толпа хорошо одетых иностранцев, без конца щёлкая фотоаппаратами. Между ними то и дело мелькал толстяк Джин.

Северная часть полигона была, видимо, полосой препятствий — там без конца искрили электры и шипели жарки. Бесконечные бункеры и туннели юга отсюда были как на ладони, и вместо того, чтобы разглядывать окрестный ландшафт, я изучал карту предстоящих боёв: «Вот здесь можно залечь с винтовкой, а здесь всё простреливается, поэтому надо передвигаться ползком. Ага, здесь ров, а значит на дне скорее всего какая-нибудь аномалия вроде студня. Вот высоковольтная линия, обильно увешанная жгучим пухом — если хорошо прицелиться, можно скинуть его на врага. А вот там, на востоке ото рва, стоит бочка с горючим. Неспроста она там стоит…»

— Шагай! — Закричал конвоир и ударил меня прикладом по спине. Отреагировав на это, сталкер в синем комбинезоне, до этого куривший в отдалении, прокричал:

— Эй, ты, не смей его бить. Он сегодня участвует.

Конвоир отпрянул от нас со Смертником и, заикаясь, прохрипел:

— Ладно, Упырь, как скажешь.

Мы направились дальше, а на сцене одетый в экзоскелет Долга сталкер начинал приветственную речь.

— Добрый день, дамы и господа. Моё имя Султан. Я рад приветствовать вас на состязании сталкеров. Здесь рекой льётся кровь, и безумствуют самые свирепые головорезы. Здесь сходятся в битвах те, кто изучил зону вдоль и поперёк — те, кому в службе жизнеобеспечения дали ранг мастера. Сегодня бой будет особенно красочным, ведь помимо элиты спецназа, наёмников и мародёров, участие в нём примут бойцы Долга.

А теперь поприветствуйте ведущего. У-у-у-пырь!

Сталкер в синем комбинезоне поднялся на сцену и встал возле Султана под нескончаемый гул оваций.

— Если помните, в прошлом году этот молодой, но необычайно способный боец одержал победу во всех состязаниях. Поверьте, он достоин того, чтобы вести это шоу.

— Испытание состоит из шести этапов. — Начал Упырь, поправляя стойку с микрофоном. — На первом этапе за лидерство борется пять отрядов по два человека.

— Дамы и господа, эти сталкеры сойдутся в битве за право стать свободными. Этот боец. — Он показал на вояку с рассечённой губой. — Андрей Иванов. Он служил на сто сороковой метке периметра в спецподразделении альфа. Будем называть его Альф. Его напарник из группы быстрого реагирования «Сокол», соответственно, зваться будет Сокол. Не против?

Погруженная в молчание, толпа созерцала профессионального убийцу.

— Этого наёмника зовут Рекрут, Его напарник раньше служил в Долге, где звался Баграм.

Я оглядел Наёмников с ног до головы. Да, с такими врагами справиться будет не просто.

— Это — Туз. Он тоже наёмник, как и Рекрут. В свободное время Туз метает ножи. Его напарник — учёный с Янтаря. Но, поверьте, учёный не так прост, как может показаться.

Второй наёмник кивнул.

Этот будет послабее.

— А теперь, обещанный десерт — Сме-е-ертник и В-о-орон — элитные воины Долга. Этим всё сказано

— Последняя пара — Вениамин по кличке Тарантул и сталкер по кличке Напалм. Говорят, напалм умеет устраивать диверсии, а Тарантул дружит с СВД.

— Как вам бойцы? — Прошептал в микрофон Упырь. — Хороши, не правда ли? На первом этапе каждая группа пройдёт через логово контролёра, а кто выживет, сразятся с кровососом. На этом первый этап завершится. Итак, начнём!

— Идём. — Проговорил Смертник, толкая меня в бок.

— А куда торопиться?

Он резко обернулся и указал на одну из смотровых башен. Там, в окружении монолитовцев стоял сам Чёрный сталкер, что-то объясняя Лукашу. Неподалёку примостился Влад Апостол — все цели миссии разом.

— Получайте оружие и вперёд. — Проговорил конвоир, недовольно морщась, ведь с главной трибуны на него глядел наместник хозяев зоны.

Мы проследовали к арсеналу, где толстяк Джин начал выдавать оружие. По сторонам от него стояли Свободовцы Омут и Кольт, как гарант того, что новички не начнут полить у арсенала.

Первыми к Джину подошли Альф и Сокол. Им толстяк, не долго думая, выдал «АК Спецназ» и жестом подозвал следующих. Это были Рекрут и Баграм. Рекруту достался новенький Вал, как и Баграму. Туз долго выпрашивал дать «Вал» и ему, но Джин выдал лишь нож и «Пустынный орёл». Зато Учёный с Янтаря, которого все прозвали Улиткой, получил сигу. Тарантулу досталась «СВД Дальнобойщик», а Напалм получил странный свёрток и автомат Гроза. Дошла очередь и до нас со Смертником.

— А что вам выдать? — Начал было Джин, но подоспевший Упырь проговорил:

— Эти с оружием всех на лопатки положат, поэтому кроме Макаровых и Калашей им ничего не давать.

Когда он отошел от арсенала Джин вытащил из-под стола подствольный гранатомёт с одной гранатой и подал мне.

— Держи, пригодится. И вот тебе калаш. А тебе, Смертник, я дам два Макарова. Сойдёт?

Смертник утвердительно мотнул головой.

— Тогда с богом, сталкеры.

Пока Джин распалялся на любезности, я огляделся по сторонам. Здесь было как минимум семеро хорошо вооруженных людей из Свободы и охраны арены: Упырь, рыжеволосый конвоир, Шухер, Лорд, Кольт, Омут, и Грейс дробовиком «Чайзер» наперевес. Я знал многих. Помнится, давным-давно мы вместе с большинством из них отбивали атаку кровососов на Барьере, а теперь они смотрят на меня как на врага. Бьюсь об заклад, любой из них готов пустить мне пулю между глаз, если представится удобный случай. Чует моё сердце, случай представится.

— Шевелись. — Прервал мои размышления Султан, указывая на открываемые двумя Монолитовцами ворота на Арену.

Ну, с богом…

— Разделимся. — Прошептал Смертник, как только захлопнулись тяжелые створки и все начали разбегаться — Я пойду за Баграмом и Рекрутом, а ты за Тузом и учёным.

— Идёт.

Я перебежал к ближайшему укрытию и огляделся.

Посреди окруженного пятиэтажками полигона стояла изогнутая стела, вокруг которой бегало около десятка слепых псов. Жуткие твари, я вам скажу. Поодиночке они трусливы, но если рядом Чернобыльский пёс, или, не дай бог, контролёр, они становятся очень опасны.

Я вжался в траву. Было неописуемо тихо. Трибуны почти пустовали. Наверное, гости из-за океана предпочли смотреть наше сражение по телевизору. Не успел я подумать об этом, как короткая очередь пронеслась надо мной, и собаки, сидевшие у стелы, залаяли, будто вспугнутые выстрелами. Я аккуратно поднял голову над глинистой насыпью. Посреди площадки стоял Улитка, поливая свинцом разбегающихся собак.

Дождавшись, пока учёный повернётся ко мне спиной, я нажал на курок. Правую ногу противника прошила резкая боль. Он дважды пальнул из «сиги» и перекатился за груду мусора, откуда выстрелил ещё трижды. Пули со свистом пронеслись мимо меня, заставляя пригнуться. Видимо учёный с Янтаря действительно был не так прост.

Пока Улитка перезаряжал автомат, я выпрыгнул из укрытия и выпустил длинную очередь в сторону приближающихся со стороны старой стелы собак. Секунда, и я вновь скрылся за насыпью.

Как только я рухнул на глину, над головой вновь зажужжали пули натовской винтовки. Потом несколько раз хлопнул «калаш — спецназ», а в ответ — пустынный орёл. Воспользовавшись перестрелкой десантников и Туза, я выскочил из укрытия и, прицелившись, выстрелил в бочку с горючим, за которой примостился Сокол. Огненная вспышка озарила полигон, и горящее тело десантника рухнуло на глиняную насыпь в нескольких метрах от меня.

Увидев меня, Туз высунулся из-за груды мусора и выпалил по ногам. Меня пронзила резкая боль, а над коленом брызнул кровавый фонтанчик. Я рухнул на насыпь, а враг подходил всё ближе, и его шаги отдавались гулким эхом. Над насыпью плыл пороховой дымок, смешиваясь с запахом палёного мяса и крови. Нет ничего лучше, чтобы приманить кровососов и собак, которых минутой ранее я пугнул автоматной очередью.

— Ну, вот и всё. — Проговорил Туз, нависая надо мной, как гробовая плита.

Он вскинул «пустынный орёл» и прицелился. Казалось, шансов не было, но в подствольнике всё ещё оставался один заряд, подаренный Джином.

Я резко вскинул автомат и нажал на спуск, посылая гранату в основание высоковольтного столба за спиной Туза. Рявкнул взрыв, и старый столб рухнул, окутав противника «жгучим пухом». Сталкер взвизгнул, когда аномалия прожигала его насквозь, и замер с остекленелыми глазами.

Я поднялся, превозмогая боль, и опираясь на бесполезный автомат, побрёл туда, где десантники расстреляли Улитку. Учёный лежал на спине, сжимая в руках окровавленную винтовку. Хорошая замена моему калашу. Я поднял «сигу» и повесил её себе на плечо.

— Помогите кто-нибудь. — Раздался откуда-то справа голос Альфа. Я перегнулся через ограждение рва и увидел десантника, висящего на ремне от калаша над пятиметровой пропастью, на дне которой бурлила аномалия, прозванная сталкерами студнем.

— Помоги, парень! — Завопил он, увидев меня. — Век благодарен буду.

В зоне ни один честный сталкер не стреляет в спину врага, когда рядом рыскают кровососы, ведь в бою с мутантами даже заклятые враги способны здорово помочь, и что-то мне подсказывало, что сейчас именно тот случай. Не долго колеблясь, я протянул Альфу руку, и через пару секунд он уже стоял на твёрдой земле.

— Спасибо тебе. — Начал было он, но вдруг замолчал, прислушиваясь к гробовой тишине, окутавшей полигон. Сквозь тишину пробивался чуть слышный звон, будто где-то очень далеко кто-то колотил по хрустальной вазе.

— Контролёр. — Прошептал Альф, глядя на меня полными ужаса глазами.

Мгновенно сориентировавшись, мы оба побежали к груде мусора, где ещё недавно так рьяно стреляла сига Улитки. За нашими спинами рычали какие-то твари, подвластные контролёру, наверное, кровососы, и бормотали что-то несвязное зомби.

— Кенги! — Прокричал кто-то совсем рядом, после чего раздались выстрелы из «грозы» и Макарова, а ещё через мгновенье стрелок оглушительно вскрикнул и захрустели ломающиеся кости.

— Это кровососы. — Прошептал Альф побелевшими губами.

— Ничего страшного. — Спешил я его успокоить. — Кровососы ещё не самое страшное.

— Нет. — Альф замотал головой. — Их много и их ведёт вожак. Контролёр у них за вожака.

Тут и у меня по спине пробежал холодок. Вновь рявкнула «Гроза». Ей вторил ПМ.

Двое стрелков явно отступали в нашу сторону.

— Сюда. — Прокричал я, выглядывая из засады.

Увидев спасительный рубеж, Тарантул и Напалм двинулись ко мне, отстреливая бросающихся на них псевдособак. Пока напарник отстреливался, Напалм выхватил из-за спины таинственный свёрток, и бросил его под ноги кровососам. Это была граната. Прогремел взрыв, и во все стороны полетели обломки асфальта. От взрыва Альф пришел в себя и короткими очередями отстреливал полчища кенгов, и мелькающих среди них полупрозрачных кровососов. Наконец Тарантул прыгнул за груду мусора, и, расчехлив СВД, принялся выискивать среди мутантов контролёра. Ещё через минуту к нам присоединился израненный Напалм. Он повалился на кучу хлама, коля себе неизвестно откуда взятое обезболивающее. Мы продолжили отстрел мутантов.

Наконец выстрелив несколько раз в окно полуразрушенного дома, Тарантул успокоил контролёра, и мутанты начали разбредаться. Где-то, совсем рядом, щёлкнул боёк вала, и тяжёлая, бронебойная пуля со свистом ударила Напалму в спину.

— Что делают, гады. — Проговорил он и упал на глинистую почву.

Да, это было не по сталкерски. Альф, Тарантул и я перебежками направились к дому, где нашел свою смерть контролёр. Не добежав нескольких метров до спасительного укрытия, рухнул на землю десантник, получив в спину порцию свинца. Мы с Тарантулом укрылись в развалинах.

— Они вообще оборзели. — Проговорил он, пытаясь отдышаться. — Пока мы мутантов мочили, они нас перещёлкали.

Я кивнул. Напалм и Альф действительно были убиты подло, в спину. Как раз в духе наёмников. Тарантул выглянул в окно, пытаясь поймать наёмников в прицел винтовки, но после очередного хлопка «вала» повалился на бетонный пол. Тёплая кровь брызнула мне на руки. Во лбу у сталкера зияло входное отверстие от пули.

Подождав с минуту, я аккуратно подтащил к себе СВД и начал осматривать этаж в поисках выгодной для меня позиции. В этот момент «Вал» хлопнул ещё раз, и над моей головой взметнулся фонтанчик кирпичной крошки.

Я перекатился к двери, ведущей в подвал. А что, это выход. Мгновение, и я уже пробирался по захламлённому подвалу к единственному смотровому оконцу. Оттуда лился мягкий солнечный свет, освещая полупустое помещение. Внезапно в дверном проёме возникла человеческая фигура.

Выпустив в сторону незнакомца короткую очередь, я спрятался за одну из перегородок. И как раз вовремя, ведь секунду спустя бетонная перегородка задрожала, принимая на себя взрывную волну от брошенной незнакомцем гранаты. Какого чёрта? Кто выдал наёмникам гранаты?

Не дожидаясь, пока рассеется дым, незнакомец вбежал в подвал и начал беспорядочно стрелять из дробовика «Чайзер». Бросив СВД на пол, я принялся палить в ответ из «сиги». Поняв, что патронов у меня достаточно, чтобы отстреливаться очень долго, незнакомец скрылся за одной из перегородок. Получив время на перезарядку оружия, я достал из нагрудного кармана магазин с бронебойными патронами — наследство Улитки, и передёрнул затвор.

Сердце стучало, будто маятник. Со лба катились капли холодного пота. Кто там, за перегородкой: Рекрут, Баграм, или кто-то ещё?

Внезапно тишину разорвал хлопок «вала». Воспользовавшись этим, я вбежал в укрытие незнакомца: из небольшого оконца под потолком просматривался весь двор. Посреди комнаты лежало окровавленное тело контролёра, а у дальней стены сидел Тесак, сжимая приклад Чайзера. На стене виднелся кровавый след. Аккуратно, чтобы не попадать на линию огня «вала», я подполз к Тесаку.

— Откуда ты здесь?

Долговец повернул ко мне окровавленное лицо.

— Ты?

Он будто не ожидал, что тем, с кем ему придётся стреляться, окажусь я.

— Как ты сюда попал? — Повторил я.

— Мы думали, вы нас предали. Нам давали послушать запись на диктофоне. — Прошептал он, прикрывая ладонью кровоточащую рану.

— Нет, что ты. Мы со Смертником друзей не придаём. Тесак тоже здесь?

— Да. — Проговорил он, указывая на лестницу, ведущую наверх. — Его прижали у…у памятника. Помоги ему.

Я аккуратно поднялся по лестнице и выглянул в просвет между бетонными плитами. Укрывшись за постаментом остроконечной стелы, Тесак перезаряжал автомат. Снайпер не стрелял, выжидая, пока сталкер высунется из укрытия. Я взглянул на освящённую солнцем пятиэтажку, откуда двадцать минут назад некто, вооруженный «валом», хладнокровно расстреливал бегущих соперников.

Я надеялся разглядеть силуэт стрелявшего в одном из чернеющих оконных проёмов, и был немало удивлён, когда в окне четвёртого этажа блеснул окуляр оптического прицела. Вот это удача. Не долго думая, я вскинул СВД, и прицелился. Снайпер стоял между бетонными плитами, практически так же, как стоял в этот момент я. Он аккуратно выглянул из-за массивной перегородки, оставаясь при этом в тени, и, вскинув «вал», дважды выстрелил. Я перевёл взгляд на площадь: недалеко от стелы лежал Тесак, вжавшись между бордюров. По асфальту тянулась полоска кровавых брызг. Он всё-таки достал Тесака, но не убил, а лишь слегка зацепил отрикошетившей пулей.

Я вновь взглянул на стрелявшего, который выцеливал окровавленного сталкера. Палец потянулся к спусковому крючку, и через секунду бронебойный патрон покинул ствол винтовки, метнувшись в сторону снайпера. Не знаю, как наёмник умудрился увернуться, но как только пуля начала свой полёт, он скрылся за плитами. Это был промах, а значит, второго шанса этот стрелок мне не даст, да и Тесаку особо не на что рассчитывать.

Я сменил позицию и вновь взглянул на хрущёвку. Всё было тихо.

В зоне есть лишь один способ проверить, жив ли враг, и этот способ — система жизнеобеспечения, но после того, как нас со Смертником она вычеркнула из списка живых, доверять ей было бесполезно. Пока я искал подходящее укрытие, наёмник выстрелил ещё раз, но, видимо, безрезультатно. Времени было в обрез, ведь двое Долговцев истекали кровью. Надо было срочно что-то делать. Я достал из кармана ПДА и набрал небольшое послание.

— Ну, давай же, Смертник, отзовись.

Оставалось лишь ждать.

Протерев прицел СВД, я продолжил следить за пятиэтажкой. Первый этап — логово контролёра, потом кровососы. Если выберусь отсюда, заставлю этих гадов повторить мой маршрут.

— Руки в гору, ублюдок, добегался! — Раздалось со стороны входа в подвал, и я увидел Баграма, держащего в правой руке мою «сигу». Левой рукой он сжимал горло Аса.

— Послушай, брат. — Начал я разговор, стараясь разрядить обстановку раньше, чем наёмник разрядит в меня всю обойму.

— Бюрер тебе брат, паскуда. Брось винтовку и отойди к стене.

Я послушно проследовал к стене. Как же наёмнику удалось так тихо прошмыгнуть мимо меня, схватить Аса и мою винтовку? Да, не так просты оказались эти стервятники.

— Повернись спиной. — Прохрипел Баграм и картинно прочертил дулом «сиги» горячий воздух.

— На колени. — Продолжил он, и как только я оказался у стены, нажал на курок.

Над моей головой зашипели бронебойные пули, врезаясь в штукатурку. Я ощутил на себе жар свинца, но внезапно очередь ушла вверх, и я услышал сдавленный крик Баграма:

— Ах ты, гадина…

Не поднимаясь с колен, я сделал оборот, и оказался лицом к наёмнику. Тот сидел на полу у противоположной части комнаты, корчась от боли. Неподалёку сидел Ас, пытаясь откашляться, а у двери стоял Смертник, широко улыбаясь.

— Ну, ты, брат, наворотил делов. Я за этим снайпером битый час по этажам бегал, и таки упустил. Представляешь, с третьего этажа сиганул, вражина.

— А с этим что? — Поинтересовался я, глядя на дёргающегося в конвульсиях Баграма.

— Я в него ножичек трофейный запустил, которым Туз грозился всех нас порезать. А больно ему потому, что не успел я это оружие продезинфицировать. Понимаешь, жгучего пуха на лезвие немножко осталось, вот он и корчится теперь.

Я с жалостью взглянул на Баграма. Ирония судьбы — нож Туза зона наделила способностью причинять адскую боль, а мой автомат способностью рушить опоры электропередач. Спасибо тебе, Зона.

Не успел я обдумать случившееся, как вновь раздался выстрел из «Вала», и Ас осел на пол, хватая ртом горячий воздух зоны.

Второй выстрел настиг Тесака, когда тот попытался укрыться за стелой, но оказался не смертельным. Снайпер закончил начатое. Теперь на очереди был я.

— Ложись! — Закричал я Смертнику, прячась от следующей пули.

Ну вот, пришли к тому, с чего начали — я снова в укрытии, а вокруг меня — трупы.

Дождавшись, пока грянет новый выстрел, я метнулся к сидящему у стены Баграму, и, сорвал с его плеча автомат «вал». Секунда, и я уже вернулся на свою позицию. Теперь мы со снайпером были на равных. Пока я проделывал необходимые манипуляции по настройке прицела «вала», смертник подхватил СВД и несколько раз пальнул в сторону пятиэтажки, но снайпер себя не выдавал. Наконец, автомат был готов к стрельбе, и я залёг между плитами, пытаясь найти позицию противника. Теперь от меня требовался лишь один меткий выстрел.

— Я выманю его. — Прокричал Смертник и выбежал на открытое пространство возле стелы. Снайпер не заставил себя ждать. Как только Сталкер покинул укрытие, он нажал на курок, но ловкий Долговец метнулся к земле, давая мне возможность для выстрела.

Я несколько раз нажал на спуск и мгновение спустя снайпер исчез в оконном проёме, оставляя на подоконнике кровавый след. Теперь с ним было покончено.

Пока я перезаряжал автоматы, Смертник перенёс в дом раненого Тесака. Сталкер был совсем плох.

Пули прошили его насквозь, но и этот факт не внушал оптимизма. Перемотав рану сталкера курткой Баграма, мы немного успокоились.

— Тесак ранен. — Заговорил Смертник. — И без медицинской помощи не протянет ни дня. Вот если бы мы нашли здесь армейскую аптечку, или на худой конец, какой-нибудь медкомплект, были бы шансы его спасти.

— Надо посмотреть там. — Я указал в сторону недостроенного кирпичного забора.

— Согласен. — Проговорил Смертник. — Пошли.

Категория: Александр Тихонов - Пленник монолита | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 1 274